ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
#черные_дельфины
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом
Позиция сверху: быть мужчиной
Чудо-Женщина. Вестница войны
Связанные судьбой
Цвет Тиффани
Дорогие гости
Проверено мной – всё к лучшему
A
A

Дарнак в который раз окунул перо в чернильницу, пристроенную в крохотной петле на лямке рюкзака. Кожаный ремешок вокруг горлышка не давал бутылочке вывалиться.

Гном нацарапал несколько новых линий на своем пергаменте, очевидно отмечая место, где они обнаружили червей. В чем польза от этой информации, Джиг понятия не имел.

Может, смерть задержалась, решив по пути непременно составить подробную карту своего следования? Если так, то у гоблина есть шанс прожить не меньше эльфа.

– Продолжим путь. – Бариус дернул веревку, вывернув Джигу плечо.

К счастью, на гоблинов они не нарвались. Возможно, последний боец из Поракова отряда так и не добрался до логова. Но вероятнее всего, сородичи Джига засели где-нибудь на гоблинской территории, прислушиваясь из безопасного места, не раздадутся ли звуки боя. Наверняка даже ставки делали, как долго приключенцы продержатся против хобгоблинов. Интересно, кого пошлют считать тела? Раньше на такое рискованное дело частенько отряжали Джига. Он даже иногда зарабатывал несколько монеток от выигравших пари и несколько синяков от проигравших. Учитывая нынешние обстоятельства, теперь ему самому светило оказаться в числе сосчитанных. Отряд приключенцев миновал высокую щель в камне. Легкий сквознячок донес из нее запах жарящегося на огне мяса.

– Что там? – скривился Дарнак. – Какая ужасная вонь!

Джиг с тоской глянул на обшарпанный разлом. От мясного запаха слюна, переполнив его рот, закапала с подбородка. Подумать только, а ему еще не нравилось отбывать дрянь-наряды! Да он, если когда-нибудь попадет домой, готов наполнять осветительные плошки хоть до конца дней своих. Он сделает что угодно, лишь бы снова оказаться в безопасности. Ну, или хотя бы освободить руки и почесать кончик левого уха.

– Нет там ничего. Это трещина в скале, труба из хобгоблинской кухни внизу. Футов сто.

Подождав, пока Дарнак набросает темный провал и пометит его как «Стофутовую трубу из хобгоблинской кухни», отряд двинулся дальше. Пол туннеля слегка пошел вверх. Джиг инстинктивно подался телом вперед, компенсируя уклон. В скором времени мышцы ног начали активно выражать гоблину свое недовольство. Он не привык к столь длительным пешим прогулкам, и даже самого короткого подъема ему хватило, чтобы выбиться из сил. Пот тек по лицу, заливал глаза, затуманивал и без того не орлиное зрение. Джиг на секунду притормозил, пытаясь оглядеться, и вновь сосредоточился на ходьбе. Одна нога, другая нога. Главное – не споткнуться, руки-то связаны. Один раз он уже упал, и теперь на скуле красуется здоровенный синячище.

– Стой, – внезапно скомандовал Бариус. – Что это за статуя?

Справа арка темно-красного камня вела в очередной туннель. На сей раз узкий и приземистый. Войти в него и не треснуться головой люди могли, только пригнувшись.

Бариус направил луч фонаря на стену бокового туннеля, осветив крайне реалистичное изваяние хобгоблина, чья обсидиановая башка едва не упиралась в потолок.

Джиг сморгнул пот. Он различил неприятного вида двуглавую секиру, зажатую в каменном кулаке статуи. Остроконечный шлем закрывал почти всю хобгоблинскую голову. На голых руках и ногах бугрились мышцы, а круглый щит с шинами скрывал большую часть туловища.

– Неприятный тип, – прокомментировал Дарнак.

– Надо двигаться, – напомнил Джиг. – Это хобгоблинская территория. Нам не следует соваться за отметки.

– Хобгоблины, говоришь? – Гном прищурился на статую. – По-моему, он выглядит как гоблин-переросток.

Джиг прикусил язык. Это было самое нелепое, невежественное и глупое заявление, какое только можно сделать. Сравнить хобгоблина с настоящим гоблином! Хобгоблины – большие, неуклюжие, уродливые твари, а гоблины – они, ну, поменьше. И слабее. Но любой, кому когда-либо доводилось пробовать хобгоблинскую кухню, без промедления отнесет гоблинов в разряд высших существ. Различий бесконечно много. Если приключенцы задержатся здесь слишком надолго, они быстро ознакомятся с наихудшими из этих различий.

Среди прочего, хобгоблины любят использовать гнусные ловушки и засады. Когда они ловят на своей территории одинокого гоблина, то, по слухам, сперва пытают его несколько часов, а затем отсылают искалеченного бедолагу обратно к гоблинам в качестве предупреждения.

Правда, гоблины делают то же самое, если им удается изловить хобгоблина, но это же совсем другое дело.

– Идем, – поторопил Джиг.

Он очень нервничал. Он даже сам потянул за веревку.

Бариус с силой дернул его обратно. Гоблин, удерживая равновесие, неуклюже скакнул задом наперед, и едва не врезался в принца.

– Чего трусишь? Разве ты никогда не углублялся в этот туннель?

Джиг помотал головой:

– А ты думаешь, почему я еще жив?

Бариус ухмыльнулся и взглянул на остальных.

– Тогда как мы узнаем, что это не скорейший путь к нашей цели? Наш хваленый проводник говорит, что мы не можем идти по этой дороге. Но разве не должно нам исследовать путь, заповедный для чудовищ? Разве запретные пути не ведут к величайшим ценностям?

Рислинд нахмурился.

– Когда мы были мальчишками, нам запрещали соваться в камеру пыток. Кажется, ты руководствовался подобной логикой, когда прошмыгнул туда вслед за отцом.

– Ага, – подтвердил Дарнак. – Кошмары не отпускали тебя месяцами, и братья каждую ночь просыпались от твоих воплей. Тебя пришлось перевести в мои покои – ради твоего же спокойствия, а также из опасения, как бы братья тебя не прикончили. И не буду скрывать, что я сам пару раз с трудом удерживался от того, чтобы не заткнуть твое высочество.

Даже от близорукого гоблина не укрылось, как покраснел Бариус.

– Осмелюсь вам напомнить, что в данный момент я выполняю высокую миссию, и вы двое находитесь здесь по моей милости. Путь выбираю я, и я желаю исследовать хобгоблинское логово. Не беспокойтесь. То, что ужасно для гоблина, едва ли помешает истинному воину.

– Не надо, – прошептал Джиг. И тут же пожалел об этом.

– Не надо, говоришь? – Бариус, покрепче сжав веревку, толкнул пленника вперед. – Давайте научим этого гоблина, что может и чего не может благородный принц.

Остальные, хоть и без энтузиазма, последовали за ними. Дарнак собирался отметить на карте статую хобгоблина, когда под сапогом Бариуса раздался тихий щелчок.

Джиг выругался по-гоблински, пол ушел из-под ног, и они полетели в темноту.

ГЛАВА 4

СВЕТЛАЯ ИДЕЯ ДЖИГА

Фонарь погиб, первым ударившись о дно. Собственное падение Джиг счел более удачным, поскольку ему удалось остаться целым. Он не брался с точностью оценить преодоленное им сверху вниз расстояние, но в момент приземления на пятки его тело едва не раскололось, от щиколоток до макушки. Прокатившись кубарем по усыпанному мелкими камнями полу, гоблин задрыгал ногами, как перевернутый паук. Не так-то легко встать, если руки стянуты за спиной.

Однако ему ли следовало жаловаться? Вот приземлился Дарнак. Судя по звуку, на задницу. Гном летел в компании со своим рюкзаком, и его развернуло спиной вперед. В качестве добавки он получил от Рислинда коленом прямо в солнечное сплетение. По крайней мере, именно такой ход событий наиболее соответствовал доносившимся из темноты воплям, грохоту и комментариям.

– Где мы? Что случилось?

Казалось Бариус вот-вот ударится в панику. Неплохо для бесстрашного принца. Даже малолетки знают, как глупо вламываться на хобгоблинскую территорию. Бариус напомнил Джигу одну очень юную гоблинку из его далекого прошлого. Когда ей запретили трогать пламя в осветительных плошках, она не только помчалась к ближайшему светильнику, но даже попыталась попробовать огонь на вкус. Глупая погибла, так и не повзрослев, а вот как Бариусу удалось дожить до столь зрелого возраста? Вероятно, Дарнак вынужден следовать за ним повсюду и без конца напоминать, что не надо есть красивый огонь.

– А случилось то, что мы свалились в проклятую западню! – рявкнул гном.

– Откуда я мог знать?

12
{"b":"11504","o":1}