ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Гоблин пытался предупредить тебя, – сердито заметила Риана.

– Гоблин всего лишь хотел удрать, – возразил Бариус. – Он не говорил ни о какой ловушке.

«И что не надо держать меч за острый конец, я тебе тоже не говорил». – Джиг прикусил язык и поспешил убраться подальше от приключенцев.

В падении принц выпустил веревку, и сейчас гоблину меньше всего хотелось ощутить его руки на собственной шее.

Из наземников один Рислинд не спешил принять участия в склоке.

– Если вся скала волшебно прочная, должно быть, эту яму создал сам Эллнорейн пять тысяч лет назад, – произнес он с почтением.

Риана сплюнула.

– Воняет мочой и тиной.

Пальцы ног Джига коснулись металла. Гоблин замер. Затем присел и медленно ощупал контуры изъеденного ржавчиной сломанного меча. Если лезвие не затупилось окончательно, возможно, удастся освободиться от веревки. Джиг слегка тронул меч.

Удача оказалась на его стороне. Не думая о пальце, который теперь кровоточил, он принялся возить узлом по острому краю. Из-за неудобного положения руки выворачивало судорогой, а меч дважды съезжал в сторону. Приключенцы увлеченно ругались и шума не замечали. Джиг передвинул веревку ближе к рукояти и снова порезался. Там лезвие лучше сохранило остроту. Наконец путы свалились.

Чтобы не взвыть, пришлось зажимать рот обеими руками. Кровь потоком горячей кислоты хлынула в онемевшие конечности. Он стиснул клыки и раскачивался туда-сюда, тихонько поскуливая. Джиг даже не сразу заметил, как Клякса взбирается по ноге. Паук успел достичь бедра гоблина, прежде чем тот ощутил прикосновение крохотных теплых лапок.

Чего это Клякса испугался? Он повернул голову туда, где в темноте скрывался поломанный меч. По мере утихания боли мозг снова обретал способность работать. Что стало с владельцем меча? Падение, как выяснилось, пережить можно. Даже Джиг пережил. Наверняка эта хобгоблинская западня – не обычная яма.

– Где фонарь? – негромко спросил он. Бариус с гномом продолжали спорить. Джиг очень не хотел их перебивать, лишний раз навлекая на себя гнев, но…

– Заткнитесь, – взвизгнула Риана.

Голоса замерли, и на мгновение в яме воцарилась такая тишина, что гоблин мог различить дыхание каждого из приключенцев. Уши его шевельнулись. Нет. В яме не только дышали. Где-то поблизости что-то цокало и скреблось по камням.

– Фонарь? – спросила Риана.

– Он вывалился, когда я падал, – ответил Бариус.

В то же мгновение Джиг прошептал:

– Здесь есть кто-то еще.

На сей раз его услышали все.

– А мы тут сидим, препираемся, как дети малые. Помоги нам Землетворец, мы ждали, словно агнцы на заклание!

Все принялись на четвереньках обшаривать грязный пол. У Джига саднили порезанные пальцы, да к тому же он проткнул ладонь чем-то, на ощупь напоминавшим осколок кости. Хозяин меча? Храбрости находка не прибавила. Клякса нагрелся до предела. Пришлось посадить его на пол.

– Не отходи, – шепнул ему Джиг.

Судя по волнам жара возле ноги, огневка послушался.

– Фонарь у меня, – сообщил Бариус тоном победителя и завозился в темноте, шаря в своей амуниции. Наконец кремень чиркнул о стальную гарду кинжала и выбил сноп неожиданно ярких искр.

Звуки делались все громче. Они разрастались и множились.

– Я тоже слышу, – сказала Риана. Бариус приостановился:

– Да нет, тихо.

Джига это нисколько не удивило. Чудища успеют прогрызть косточки принца до самого мозга, пока его хилые человеческие уши хоть что-нибудь различат.

– Парень! – рявкнул Дарнак. – Фонарь зажги!

– Я пытаюсь.

Искры продолжали сыпаться – правда, без особого толку.

Во время одной из таких вспышек Джигу почудилось движение в дальнем конце ямы. Не вполне доверяя глазам, он все же подобрался ближе к остальным. Звуки надвигались с двух сторон. В непроглядной черноте воображение гоблина нагромождало ужасы один на другой. Через сколько секунд гигантские насекомые сомкнут жвала на его горле? Или в Джигову беззащитную шкуру вопьются клыки гигантских ящериц, истекающих черной слизью?

Подтянув ноги к груди, он обхватил руками колени. Если суждено стать мишенью, то лучше маленькой. А твари из темноты уже близко. Из горла Джига вырвался писк ужаса.

Что же Бариус все тянет? Разжечь огонь – дело для детей, неужели взрослый человек не в состоянии с этим справиться? Паника вытеснила здравый смысл, и гоблин, ориентируясь по коротким вспышкам, кинулся к принцу.

– Дай мне!

Кого-то пришлось отпихивать, от кого-то уворачиваться, но в конце концов фонарь очутился у него на коленях. Одна створка оказалась открыта, стеклянная заслонка отодвинута в сторону. Джиг просунув пальцы в отверстие, нащупал фитиль. Видимо, тот во время падения ускользнул через щелку в резервуар с маслом, оставив снаружи крохотный уголок. Бариусу никогда бы не удалось зажечь эту штуку, даже если бы он целый день без остановки молотил кремнем по железу. К сожалению, Джиг никак не мог зацепить фитиль, чтобы вытянуть его на нужную длину.

От неожиданного прикосновения к ноге он взвизгнул, едва не расплющив Кляксу. Гоблин нервно погладил любимца, и его пальцы, перемазанные ламповым маслом, мгновенно вспыхнули. Сунув их в рот, он погасил пламя, хотя на языке теперь вполне мог образоваться волдырь. Не говоря уже об ужасном вкусе самого масла.

Может, палец специально поджечь и запалить им фитиль? План безупречный. Только будет очень больно. В последнее время Джиг перенес слишком много боли. На новую его просто не хватит. Но ведь можно и по-другому!

– Ты уж меня прости, – подхватив Кляксу здоровой рукой, он сунул его в фонарь и быстро задвинул стеклянную панель.

Фитиль занялся. Джиг лишь успел разглядеть, как огненный паук возмущенно барабанит по стеклу изнутри. Пламя засветило глаза, и в зрачках гоблина, загородив собой все остальное, висело отражение фонаря.

– Что же там такое? – пробормотал он.

– Чтоб меня… Черной Наковальней Землетворца, – выругался Дарнак.

У гнома за спиной раздалось невнятное бормотание Рислинда.

Джиг поставил фонарь на пол, протер глаза, а когда снова обрел способность различать предметы, он наконец увидел источники загадочных звуков.

– Не знал, что они бывают такие здоровенные.

Два червя-падальщика взяли отряд в кольцо. Ни на каких других тварей они не были похожи, но Джигу еще никогда не доводилось встречать подобные экземпляры. Длина тела каждого из червей превышала двадцать футов. Сегменты были размером с гоблинскую голову. Круглые рты могли без труда отхватить кусок плоти величиной в два Джиговых кулака. Вокруг каждой пасти торчали черные кривые иглы зубов. Если чудовища действительно не отличались строением от нормальных червей, то за первым рядом скрывался второй, более острый.

Как ни странно, Джиг, похоже, испугался меньше всех. Его только смутила непривычная величина знакомых существ.

Это всего лишь черви-падальщики, – заверил гоблин. – Они на живых не бросаются.

Не успел он договорить, как одна из тварей бросилась на Дарнака. Тот едва успел увернуться.

– Страшно рад это слышать, – сердито крикнул гном, отступая к стене.

Прижавшись к ней спиной, он поднял свою боевую дубину. Бариус тут же встал рядом, прикрывая Дарнака слева.

Червяк принялся мотаться из стороны в сторону, норовя достать гнома длинными усиками-антеннами. Второй, помедлив, развернулся к Риане. Эльфийка ретировалась со всей возможной поспешностью.

Чудовище встало на дыбы, выставив напоказ шесть сегментов с ротовыми отверстиями. Наружу торчали шевелящиеся зубы, готовые разорвать девушку на части.

Джиг недоуменно захлопал глазами. Это же черви-падальщики. Они не жрут ничего живого, если только не умирают с голоду, да и в этих случаях ограничиваются крысами и тараканами.

«Это нормальные ограничиваются», – поправил себя гоблин.

Двадцатифутовая образина с тысячами зубов никак не может считаться «нормальной». И Джиг, и все приключенцы для такого – все равно что крыса. Неутешительная мысль.

13
{"b":"11504","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Капкан для MI6
История дождя
Код благополучия. Как управлять реальностью и жить счастливо здесь и сейчас
Креативный вид. Как стремление к творчеству меняет мир
Взлет и падение ДОДО
Земля живых (сборник)