ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А если на нас снова нападут? – возразила Риана. – Где бы мы были, не попадись Джигу в яме у хобгоблинов тот старый меч?

– Ты доверишь гоблину защищать тебя? – Бариус недоверчиво покачал головой, его меч оставался на уровне Джигова горла. – Я бы понял, прихвати ты нож для собственной безопасности, но передавать его этому синекожему чудищу – бред.

Риана сплюнула Бариусу под ноги. Он глянул вниз, на мгновение лишившись дара речи, а когда вновь поднял глаза, у Рианы в руке был кинжал.

– Почему ты думаешь, будто я ничего не припасла для тебя?

– Довольно! – громко рявкнул Дарнак. – Уберите их, пока я вам черепа не проломил. Бариус, оставь им эти хрюкорезы. Они достаточно хорошо знают, что их ждет, если они устроят нам неприятности.

Меч принца со свистом вернулся в ножны. Понизив голос, чтобы не слышал Дарнак, он произнес:

– Только вякни мне еще, эльфячка.

Сунув новый меч за пояс, Джиг глянул на Риану. Его меч был простой и видавший виды, а кинжал девушки – отделан золотом и даже украшен синим камнем в навершии. Риана улыбнулась, и клинок скользнул обратно в рукав.

– Этот кинжал такой же красивый, как меч Бариуса.

– А то. – Риана послала Бариусу вслед убийственный взгляд. – Это его.

Будучи вооружен и от этого чувствуя себя храбрее, Джиг вернулся к трупам и забрал себе большой поясной кошель. Высыпав на землю несколько ржавых монет, он привязал добычу к поясу и сунул туда Кляксу.

– Только пока у меня плечи не заживут, – пообещал он.

Когда все снова упаковали, залили в лампу свежее масло, нанесли несколько последних штрихов на Дарнакову карту и съели достаточно, чтобы заморить червячка, пришлось сидеть еще около часа, пока Рислинд медитировал. Похоже, жизнь приключенца состоит примерно из шести частей скуки и одной части дикого ужаса – по крайней мере, так казалось Джигу.

– Чего мы ждем? – спросил он.

– Тихо, – прошипел Бариус.

– Рислинду надо очистить сознание и заново сосредоточиться, – негромко пояснил Дарнак. – Эти татуировки у него на руках являются заклинанием для поддержания постоянного контакта с силой, при помощи которой он творит магию. Гораздо удобнее, чем книги или свитки. Но постоянное заклятье – это и постоянное бремя, и, если он не будет останавливаться на отдых, заклинание может с треском лопнуть, оставив его беспомощным в самый неподходящий момент.

– А что у него с глазами? – поинтересовался Джиг. – Это часть его магии?

Дарнак ухмыльнулся.

– Не-а. Это он сам себе устроил около года назад. Хотел придать себе более грозный вид. Но заклятье он наложил неверно, да так и не придумал, как его снять. Свечение усиливается, когда он на взводе.

Глаза Рислинда внезапно распахнулись. Они выглядели вполне человеческими, еле заметно отливая розовым.

– Я готов.

По мере приближения к озеру Бариус и Джиг переместились вперед. Миновали несколько боковых проходов. Гоблин находился уже не на своей территории, и когда его спрашивали, куда эти туннели ведут, он мог только пожать плечами и сказать:

– К озеру – сюда.

Неприятно оставлять за спиной неисследованные туннели, но лучше проскочить мимо, чем совать нос туда, где громадная лапа могла совсем оторвать этот нос.

Гул воды усилился. Осторожный шепот перерос в крик, поскольку звуки тонули в шуме озера. Тонкий туман окутал лицо Джига и стал щекотать уши. Вскоре он уже безостановочно прядал ушами в знак протеста.

Туннель расширился, а затем раздвинулся и открыл громадную пещеру. Темно-красный обсидиан сиял, будто отполированный, вода обновляла блеск скальной породы. Стены тянулись в обе стороны – насколько хватало глаз и еще дальше.

– Что это там? – Риана указала на потолок. Джиг едва различал комки чего-то зеленого, но он знал, что это.

– Просто скальные наросты.

Давным-давно малахитовые образования усеивали также потолок и стены у входа, но хобгоблины и гоблины растащили зеленые каменные иглы на украшения и безделушки. Они еще сохранились над озером, откуда достать их было гораздо труднее. Некоторые соперничали длиной с Джиговым мечом, хотя оружие из малахита никакое.

– Похожи на зеленых дикобразов.

Джиг кивнул – не признаваться же, что он понятия не имеет, что такое «дикобраз».

Само озеро казалось черным, белая пена венчала разбивающиеся о берег волны. Подальше, у центра, вода двигалась с еще большим неистовством. Для Джига все сливалось в марево из волн и белых гребешков, однако приключенцы с тревогой рассматривали эту картину.

– Здесь же проклятущий водоворот! – прокричал Дарнак.

– Пройти на нижние уровни можно только отсюда? – провопил Бариус Джигу.

Джиг кивнул, старательно излучая уверенность и спокойствие. По правде говоря, он понятия не имел, как попасть на нижние уровни. Именно приключенцам приспичило лезть через озеро. Гоблины из чувства самосохранения даже не пытались соваться в воду.

– Я чувствую силу, – произнес Рислинд. Хотя он единственный не орал, каким-то образом его голос проникал сквозь рев воды. – Ни в одном природном озере не может быть такого водоворота. Если треснуло само дно озера, вода вскоре вытекла бы в нижние туннели.

– Спорим, путь вниз лежит через этот водоворот? – Дарнак указывал на середину озера.

Джиг едва не расхохотался. Пробраться мимо гоблинов, хобгоблинов, червей-падальщиков – и оказаться в тупике! Но посмотрят ли приключенцы в глаза реальности и повернут ли обратно, туда, откуда пришли? Сомнительно. Скорее всего, они попрут дальше. Пока не погибнут из-за своего упрямства. Вопрос только, каким из двух способов: успеют наземники утонуть или водоворот превратит их в отбивные с кровью.

Белесое существо выскользнуло из воды и поползло в их сторону. Ах да, вот и третий способ. Отряд рискует полечь, не замочив ног.

– Рыбоящер! – Джиг заскакал на месте, тыча пальцем в шипастую амфибию и оглядывая берег на предмет появления других.

– Вот уродины, а? – Дарнак, вытащив дубину, спокойно ждал, пока озерный житель подползет ближе.

Джиг никогда прежде не видел живых представителей озерной фауны. Этот оказался длиной с руку гоблина. Он вышагивал по песку когтистыми передними лапами, волоча за собой перепончатые задние. Над круглой головой с прорезями ноздрей выпирали похожие на пузыри глаза. Их словно прилепили в последнюю очередь. Широкая пасть, усеянная длинными иглами зубов, наверняка обладала способностью вычистить кость до зеркального блеска. Больше всего, по словам старшего поколения гоблинов, следовало опасаться парного гребня из двухдюймовых шипов. Он начинался от затылка и тянулся до самого кончика длинного хвоста.

– Шипы ядовитые!

Дарнак и бровью не повел. Он наблюдал, как рыбоящер подползает все ближе и ближе. В нескольких футах от гнома амфибия зашипела, подняв голову. В пасти метнулся синий язык, а шипы угрожающе встопорщились.

Угроза на Дарнака не подействовала. Он выждал, пока рыбоящер перестанет шипеть, и спокойно вмял его череп в песок.

– И глупые к тому же.

Может, и глупые, подумалось Джигу, только их много. От озера к ним ползли еще несколько тварей. Бариус встал рядом с Дарнаком. Атака следующей амфибии прошла с неожиданной стремительностью – и закончилась под каблуком тяжелого гномьего сапога. Пока гном оттирал подошвы от скользких потрохов, на него уже шипело не меньше десятка вновь прибывших рыбоящеров.

– Назад! – крикнул Бариус.

Джиг закатил глаза. Они с Рианой уже давно наблюдали за происходящим из туннеля с безопасного расстояния.

Остальные поспешили присоединиться к ним. Отряд никто не преследовал. Рыбоящеры не могли отойти далеко от воды.

– Мы бы там возились, – проворчал Дарнак, – пока бы нас с головой не накрыло. А они бы все лезли и лезли. Мозгов у них негусто.

«Как и у гоблинов, – внезапно добавил про себя Джиг. – Валят толпой и надеются задавить голой численностью». Но вслух он ничего не сказал.

– Всего раз поскользнешься, на секунду проявишь беспечность, и шипы тебя прикончат, – пробормотал Бариус.

18
{"b":"11504","o":1}