ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тогда, полагаю, нам придется встать на цыпочки, а, ребятки? – улыбнулся Дарнак.

«Я был прав, – тоскливо подумал Джиг. – Они не повернут. Они, наверное, этого просто не умеют».

Пока наземники обсуждали, как пробраться мимо рыбоящеров, гоблин дошел до конца туннеля и уставился на берег. Амфибии вернулись в воду, оставив мертвые тела гнить на песке. Несомненно, кто-то еще явится лопать останки. Может, черви-падальщики. А может, уборкой озерного берега занимаются существа иного ранга. Согласно местному порядку.

По крайней мере, так обстоят дела в родных туннелях. Кто знает, какова жизнь там, внизу. Никто из гоблинов не исследовал местность за пределами собственной территории. Так же, как никто из обитателей нижних уровней ни разу не проникал в мир Джига. Наверное, и к лучшему. На самом деле, исходя из всех полученных гоблином сведений, рыбоящеры могли с одинаковым успехом и сдерживать заключенных внизу чудовищ, и не пускать к ним гостей сверху.

Кто знает, как там все устроено? В туннелях верхних уровней тянется нескончаемая война за территорию между гоблинами, хобгоблинами и прочими тварями. Мир внизу принадлежит Некроманту. Возможно, он не имеет склонности гнать подвластных ему существ под удары тех, кто иногда прорывается туда. Вдруг тамошние монстры время от времени выигрывают битвы? Джиг представил себе, как он во главе собственного отряда возвращается в логово. Его бойцы под приветственные вопли с песнями волокут за собой трупы приключенцев, и в песнях поется уже не о том, как гоблины бессмысленно умирают сотнями разных способов.

Не обязательно даже возглавлять такой отряд. Сражаться в нем простым воином, плечом к плечу с такими же гоблинами, и побеждать – одно это стоило бы всех сокровищ Штраума.

Его сознание вернулось к реальности, стоило Джигу припомнить последний булькающий вздох Порака. Он сердито встряхнул головой. Глупые фантазии! Гоблины – ничтожества. В горе все устроено так: чем глубже спускаешься, тем опаснее чудовища. Вот почему ближе всех к выходу на поверхность живут именно его сородичи. Так повелось с самого первого дня, когда Эллнорейн решил сотворить это место.

– Гоблин, подь сюды, – позвал Дарнак.

Джиг вернулся к отряду. Волшебник раздал пять пузырьков с темно-зеленой жидкостью.

– Это противоядие. Я надеялся приберечь его на крайний случай, но не вижу иного способа миновать рыбоящеров.

Гоблин, вспомнив замечание Рианы о природе голубого порошка, с недоверием взглянул на содержимое склянки.

«Знать бы, из кого выжали это зелье».

И как Рислинд догадался запастись противоядием? Или каждый волшебник непременно таскает его с собой? А почему бы и нет? Если все они похожи на Рислинда, то непременно отыщется желающий их отравить.

Весь отряд, включая Риану, без колебаний осушил собственные пузырьки. Если у кого и имелись веские причины не доверять чародею, так это у эльфийки. Джиг пожал плечами и единым глотком влил в себя снадобье. В конце концов, вряд ли оно хуже хлеба.

Жидкость оказалось солоноватой и неожиданно густой. Тонкая скользкая пленка расползлась по нёбу и задней стенке гортани. И как, спрашивается, оно поможет спастись от шипов рыбоящера? Гоблин не имел ни малейшего представления. Но если Рислинд обещал, то с какой стати ему сомневаться? Из наземников, точно, никто не сомневался.

– У нас есть полчаса. У гоблина и эльфийки чуть больше – они не такие крупные. Вперед! – Рислинд двинулся к озеру.

Дарнак, торопливо набросав изображение маленького рыбоящера, пометил его на карте значком «опасно», скатал весь лист в трубочку и сунул в твердый кожаный тубус. На ходу он замазал швы кусочком воска для печатей, чтобы его труды не промокли. Возле самого берега драгоценная карта, в качестве дополнительной предосторожности, перекочевала в рюкзак.

– За мной. – Волшебник шел прямо к воде.

Полчища рыбоящеров, высыпавших из озера при приближении отряда, его не волновали. Дарнак и Бариус отмахивались, когда те подбирались слишком близко, но Рислинд оставался невозмутимо-рассеянным.

Похоже, чародей всерьез вознамерился доплыть до самого водоворота. Руки его задвигались маленькими кругами, пальцы указывали на поверхность озера. Джиг ожидал вспышки молнии, которая поразит амфибий, или внезапного появления магического моста. Пока он так пялился, рыбоящер хлестнул гоблина шипастым хвостом.

Выругавшись, Джиг ткнул в тварь кинжалом, но та увернулась и, не демонстрируя особой сообразительности, нырнула прямо под дубину гнома.

«Вот теперь я и узнаю, действует ли это противоядие».

Он снова взглянул на Рислинда и от увиденного потерял дар речи. Волшебник шагал по поверхности озера. Пока Джиг хлопал глазами, Бариус устремился вслед за братом. Гоблин, не желая оказаться последней мишенью для орды разъяренных рыбоящеров, поспешил присоединиться к людям.

Они с Рианой одновременно достигли края воды, и только тут стало ясно, какое заклинание применил Рислинд.

– Она замерзла, – прошептал Джиг. Тропа изо льда в несколько ярдов шириной вела прямо к центру озера. – Невероятно.

– Но какой ценой? – скривилась Риана. Увидев недоуменное выражение на лице гоблина, она пояснила: – Откуда он берет всю эту силу?

Джиг пожал плечами. Магия выходила за пределы его понимания. Про волшебников он достоверно знал лишь одно: в случае их появления следует убраться как можно дальше, и тогда, если сильно повезет, твоя шкура останется целой. И вообще, в данный момент гоблина больше волновало, почему его ноги не скользят по ледяной тропе.

Несколько рыбоящеров сунулись было за приключенцами, но тут выявилось еще одно полезное следствие заклятия – лед амфибиям не понравился. Большинство из них отступили на берег, тряся когтистыми лапами, другие – несомненно, более упрямые – попытались устремиться в погоню. Они пробуксовывали, пытаясь зацепиться, теряли управление, соскальзывали с тропы и валились в воду.

На полпути к водовороту Джиг почувствовал холодное прикосновение к загривку. Он прыжком развернулся, чтобы отразить нападение, но не обнаружил никого, кроме Рианы. Гоблин подозрительно уставился на нее и ощутил новое прикосновение. На этот раз вода, капнув ему на макушку, скатилась по скуле.

Джиг поднял голову и поймал третью каплю в левый глаз.

– Дурацкое озеро.

Он продолжил путь, размышляя, не является ли все озеро собравшимися за столетия капельками воды. Может, все это началось с нескольких луж? Как много времени должно пройти, чтобы множество разрозненных капель превратились в огромный водоем? Пытаясь вообразить этот промежуток времени, Джиг заработал себе головную боль.

Рислинд стоял над водоворотом. Вода, заметил гоблин, не ярилась с прежней силой. Возможно, она замерзла достаточно глубоко, ослабив мощь бесконечной круговерти. Однако Джига по-прежнему не тянуло бросаться в эту жуткую воронку. Волны перекатывались через ледяную тропу, обдавая приключенцев брызгами. Джига трясло. То ли это из-за льда, то ли сама вода здесь оказалась слишком студеной, но воздух нес жгучий холод, и гоблин мечтал увеличить старую набедренную повязку до размеров хотя бы небольшого одеяла.

– Внизу точно что-то есть, – произнес волшебник напряженным голосом. – Я чувствую нарастание мощи под нами, и ни одна из тварей не приблизилась к этому месту.

«Разумеется, не приблизилась, – подумал Джиг. – Может, рыбоящеры и глупые, но нет чудища, глупого до такой степени. За исключением, пожалуй, случайного гоблина. И приключенцев, естественно».

– Задержите дыхание. На момент прохождения водоворота я укреплю ваши легкие, но вы должны бороться с позывом сделать вдох. Вода – могущественное начало, и она бросит против вас всю свою силу. Если уступите, вам конец.

Завершив краткую инструкцию, чародей возложил пальцы на плечо Дарнака. Гном дождался, пока Рислинд закончит, и, возведя мрачный взгляд к своду пещеры, воскликнул:

– Землетворец со мной! – И чуть тише добавил: – Но если бы я знал, на что мне придется пойти, чтобы сберечь этих двоих, я бы посоветовал отправить вместо меня русалку.

19
{"b":"11504","o":1}