ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джиг вытер лезвие, убедился в отсутствии на нем остатков дрянь-желе и убрал в ножны на веревочном поясе.

Что ж, по крайней мере, он избавился от дрянь-наряда. Он же хотел этого, правда? Он идет в дозор. Явный шаг наверх. Так почему же ему никак не удается почувствовать себя счастливым? Каждый юный гоблин годами мечтает о том дне, когда он оставит светильники и отправится «защищать логово от приключенцев».

Возможно, это оно и есть. Ведь если разыскивать приключенцев достаточно долго, то рано или поздно непременно найдешь. А сражаются они нечестно. Они таскают с собой волшебные мечи и кольца, магов с их заклинаниями, а еще воинов, способных прорубиться сквозь гоблинские ряды так же быстро, как Голакины пряные крысиные клецки проходят сквозь потроха старого вожака.

Кстати, о крысе. Необходимо от нее избавиться.

Он поспешил на кухню.

Самой Голаки на месте не оказалось, но один из ее помощников шинковал какую-то животину, весьма недальновидно шнырявшую в окрестных туннелях.

Пропитанный дрянь-желе трупик шлепнулся на ближайший стол.

– Ты что с этой пакостью делать собрался? Джиг пожал плечами с самым невинным видом:

– Да ее тут из кухни сперли одни… Велели мне отнести назад, пока вы не заметили. Чтобы им не попало.

Гоблин потыкал жирную лоснящуюся тушку вилкой.

– Да она вся в дрянь-желе! Ее ж теперь жрать нельзя! – Глаза младшего повара сузились. – Кстати, а кто это ошивался в кухне?

Джиг помотал головой.

– Порак сказал, что убьет меня, если пробол… – Он прикрыл рот и скроил глупую рожу. – Ой!

– Порак, говоришь? Думаю, Голака захочет с ним полюбезничать.

– Так я пойду?

Джиг выскользнул из кухни, не дожидаясь ответа. Пересекая главную пещеру, коротышка позволил себе улыбнуться.

Следует заметить, что у обитателей поверхности земли есть выражение «гнев богов». Поскольку гоблины поклонение богам не практикуют, у них имеется альтернативное понятие – в подобных случаях они говорят: «гнев кухарки».

– Попомнишь у меня «крысу или заморыша», – с удовлетворением заметил новоиспеченный боец.

По пути к выходу из логова Джиг притормозил возле уборных. Воровато оглядевшись, он опустился на колени и подобрал с пола усыпанную красными пятнышками восьминогую тварь размером с ладонь. Та, привычно вскарабкавшись по руке Джига, перебралась на его голову. Прежде чем угнездиться в волосах гоблина, она чувствительно ущипнула его за ухо.

– Ой! – Джиг потер укушенное место. – Глупый огненный паук!

Упомянутый глупый паук-огневка по кличке Клякса недовольство хозяина проигнорировал. Вероятно, день, проведенный в одиночестве, расстроил его слишком сильно. Джиг, однако, чувствовать вину по этому поводу категорически отказывался. Не брать же Кляксу с собой в дрянь-наряд. Возможно, кого-нибудь и вдохновит идея таскать горшок, полный горючей смеси, в компании с пауком, склонным нагреваться при малейшей опасности, но только не его. То-то бы полыхнуло, когда Пораков дружок схватил Джига.

Участники рейда собирались возле выхода. Джиг, вне всякого сомнения, был самым мелким из двенадцати дозорных, и он старался избежать энергичных похлопываний по плечу и шутливых тычков.

– А-а, вот и ты, братец. – Рот Порака растянулся в довольной ухмылке. – Он сегодня с нами!

Джиг заставил себя не ежиться в ответ на прокатившуюся волну недружелюбного смеха. Все будет прекрасно. Только надо проявить себя. Он это может.

– Давайте пожрать захватим, – предложил кто-то.

– Нет. – Улыбка сползла с рожи Порака. – Думаю, сегодня лучше в кухню не соваться.

Джиг, скрывая злорадство, хранил невозмутимый вид. Интересно, догадается ли кто-нибудь из гоблинов о происхождении фингала, украсившего глаз их командира? Сам коротышка не горел желанием делиться с боевыми товарищами подробностями данного эпизода.

– Вперед! – скомандовал Порак, всем своим видом отметая любые возражения, и они затопали по длинному туннелю.

Границу гоблинской территории отмечало изваяние гоблина-воина. Оно стояло здесь с незапамятных времен и, вероятно, по возрасту не уступало самой горе. Кто высек статую, никто сказать не мог. Историей гоблинов вообще мало кто интересуется. А большой валун, например, мог бы отмечать границу ничуть не хуже.

Возле изваяния, если похвальбу последними достижениями на сексуальном поприще можно назвать исправным несением караульной службы, двое здоровенных стражей, без всякого сомнения, предавались самому что ни на есть исправному несению караульной службы.

Джиг поежился, когда отряд ступил на нейтральную территорию. Он ничего не мог с собой поделать и лишь надеялся, что никто этого не заметил.

Некоторое время назад подземные жители поделили между собой внутреннее пространство горы. Система южных лабиринтов досталась гоблинам. Более крупные, хобгоблины, заняли самые теплые и наиболее удаленные от входа с поверхности западные пещеры. Рыбоящеры, разумеется, сидели в своем холодном озере.

К ним гоблины питали особую нелюбовь и старались по возможности избегать встречи с амфибиями. Тем не менее, когда с едой становилось туго, приходилось иногда совершать охотничьи рейды к озерным жителям. В результате подобных экспедиций решались сразу две проблемы. Во-первых, белоглазые твари хоть и не блистали красотой, но в пищу более чем годились, а еда – это еда. Во-вторых, кто-нибудь из охотников непременно ухитрялся напороться на ядовитые шины, сокращая тем самым количество ртов в голодное время.

Сами рыбоящеры, к великой радости соседей, покинуть озеро не могли, а некое подобие шаткого перемирия мешало хобгоблинам слишком часто вторгаться на гоблинскую территорию.

Джиг оглянулся на статую. Вот он, настоящий гоблинский воин. Прежде чем разъяренный маг размазал его по стене зеленым пятном, этот герой, несомненно, успел прикончить не менее трех человек. Высеченный из цельного, хотя и потрескавшегося во многих местах, куска вулканического стекла древний гоблин не уступал ростом большинству наземников. Огромные клыки доходили почти до бровей. Круглый нос напоминал озерный камень-голыш, а единственный глаз взирал на невидимого врага с недобрым прищуром. Обсидиановая повязка скрывала остатки второго глаза, потерянного, согласно легенде, в результате попадания камня из человеческой пращи. Широкие и настороженные уши, казалось, до сих пор чутко ловили каждый подозрительный шорох. Да, это был настоящий гоблинский воин. Даже Порак бледнел в сравнении с ним.

Сам Джиг едва доставал статуе до плеча. Его единственный шрам приходился на рваное ухо, причем «битва» произошла с сородичем, замыслившим ради забавы оторвать Кляксе лапы. Руки и ноги у коротышки были тонкие, как палки. Неизменное близорукое смаргивание имело слишком мало общего с воинственной гримасой, свойственной большинству гоблинов. В довершение всего, голос его звучал высоко и пискляво, а в когтях ног водился какой-то грибок.

– Факелы, – скомандовал Порак.

– Тупость, – проворчал Джиг, пока раздавали факелы. – Почему бы просто не побежать вперед и не предупредить каждого встречного о нашем появлении? Можно еще спеть, на случай если они слепые.

Он вскрикнул, когда желтые когти сомкнулись на сине-зеленой коже его плеча. Клякса, потеплев, перебрался на другое.

– Потому что, крошка Джиг, мы собираемся выслать вперед разведчика, который убедится, что все чисто. – Порак даже не улыбался. – Это называется тактикой. – Он повысил голос, чтобы слышали все. – Чтобы выжить здесь, внизу, надо иметь голову. Посмотрите на нашего братца. Он разговаривал сам с собой и настолько увлекся, что я подошел к нему вплотную, а он и не заметил. Окажись я человеком, я бы сразу прикончил нашего болтливого друга. И где бы мы тогда оказались?

Джиг съежился, а остальные засмеялись и закивали. Да уж, показал себя.

– Мы должны быть бдительны. Мы должны быть сильны. Мы должны быть жестоки. – С каждым лозунгом хватка капитана делалась все крепче, и к концу речи Джиг помимо воли начал вырываться.

2
{"b":"11504","o":1}