ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Принц, бочком отступив к Риане, внимательно следил за ее действиями, но Дарнак держался поблизости от Рислинда. Он снова и снова звал его по имени. Одна рука гнома стискивала молоточек на шее, другую Дарнак протянул в сторону волшебника.

Рислинд выбросил кулак, и он поймал его в ладонь. Из-за темноты и плохого зрения Джиг не мог утверждать с точностью, но, кажется, гном недовольно поморщился.

«Какое усилие потребовалось Дарнаку, чтобы остановить удар?»

Он решил повременить с вопросами.

– Я… со мной все в порядке, – шепнул Рислинд.

– Почти потерялся там, а?

Волшебник не ответил. Он повернулся набок, поймал на себе взгляд гоблина, и глаза его сузились.

Джиг попробовал сглотнуть, но страх застрял у него в горле, подобно слишком большому куску мяса. Он не мог раскрыть рот и извиниться за то, что смотрел. Он не мог даже отвести взор от гневного лица Рислинда. Чуть заметные красные огоньки его зрачков, казалось, притягивали и не отпускали. Даже моргать стало труднее, а глаза начали слезиться. Это было нечто по ту сторону страха. Собственное тело больше не подчинялось гоблину. Что Рислинд с ним делает? Слезы высохли. Он едва мог сделать вдох. Это наказание за то, что он стал свидетелем чужой слабости?

Позади взвизгнула Риана. Невидимая хватка исчезла, и Джиг задышал, как рыба, выброшенная на берег.

– Что случилось? – спросил, Дарнак.

– Глупая девчонка потревожила ловушку, – сердито ответил Бариус.

Ловушку? Джиг последовал за гномом. Риана с отсутствующим лицом сидела возле двери, стиснув указательный палец. На кончике пальца блестела крохотная красная бусинка.

– Игольная ловушка, – пояснил Бариус – Вероятно, отравленная.

Жесткое лицо-маска эльфийки дрогнуло.

– Я нечаянно. – Она метнула умоляющий взгляд на Дарнака.

– Погодите, – подал голос Джиг. – Как насчет противоядия, которое мы выпили у озера? Разве оно ее не защитит?

В глазах Рианы засветились огоньки надежды и благодарности. Девушка перевела взгляд на Рислинда.

Волшебник пожал плечами.

– Прошло уже больше получаса. Не знаю, действует ли оно до сих пор. К тому же, не известно, какой яд в этой ловушке. Возможно, не поможет даже полная новая доза. Если бы я делал такой замок, от выбранного мной яда не спасли бы никакие средства.

Джиг шагнул поближе к двери. Из замка торчала крохотная иголочка. Она походила на язык готового к нападению рыбоящера.

– Там, откуда вы пришли, такое часто встречается? Потайные двери, замки с ловушками… как вы, люди, вообще умудряетесь выживать день за днем?

Бариус пожал плечами.

– Только дурак станет полагаться на простой замок.

Интересно, сколько несчастных случаев происходит при изготовлении таких сложных ловушек? Странный мир, где работа слесаря может оказаться опаснее, чем труд солдата.

Риана неожиданно всхлипнула.

– Землетворец, помоги нам! – ахнул Дарнак.

Палец у девушки начал съеживаться, кожа прямо на глазах приобрела серый цвет. Ноготь пожелтел и треснул на кончике. Девушка потрогала умирающую плоть другой рукой. Холодный.

– Работа Некроманта, вне всяких сомнений, – изрек Бариус.

Джиг все понял и без драматических комментариев принца. Чего он не знал, так это того, как остановить происходящее с Рианой. Распространится ли действие отравы по всему телу, или зелье все же подействует и остановит процесс раньше, чем эльфийка умрет? Ведь если яд убьет ее, что будет с ней потом? Кончик пальца двигается, как живой. Станет ли она по-настоящему мертвой или превратится в одну из игрушек Некроманта? Если такова обычная плата за визит в его владения, то Джиг с радостью готов вернуться наверх и созвать к себе всех хобгоблинов с рыбоящерами.

– Ты можешь исцелить ее?

В ответ Дарнак покачал головой.

– Теперь это в руках богов.

Джиг повернулся к Рислинду. Слова застряли в его горле. Мог ли волшебник спасти Риану? Сделал же он противоядие от рыбоящеров. Взглянув на тени под глазами волшебника и капельки пота, все еще блестевшие на его гладком черепе, гоблин решил ничего не спрашивать. Если слишком частое использование магии способно вызвать у чародея новый приступ, Джиг предпочел бы не провоцировать Рислинда на еще большее перенапряжение.

Тление распространилось на вторую фалангу. Риана отодвинула ладонь от себя, стиснув запястье здоровой рукой.

– Сломанные кости, кровавые порезы и прочие раны честного боя – это я, с благословения Землетворца, лечить могу. Однако яд и магия… – Дарнак вздохнул. – Это выше моих сил.

– Каков твой совет, старый учитель? – Бариус отозвал гнома на другую сторону комнаты, и они заговорили приглушенным шепотом.

Джиг навострил уши. Несомненно, Рислинд их услышать не мог, а эльфийку сейчас волновал только ее палец. Другое дело гоблин. За последний час он насмотрелся такого, что больше никому не позволит строить планы без его ведома.

– Как быстро яд убьет ее? – спросил Бариус.

– Меня беспокоит совсем другое. Ты и сам видел. Мертвый, но по-прежнему двигается. Я боюсь того, чем Риана может стать.

Джиг кивнул. Он тоже видел. Приятно узнать, что Дарнак с ним согласен.

– Если яд овладеет ею, она может обратиться против нас. Этого нельзя допустить.

– И чего ты от меня хочешь? – спросил Дарнак с подозрением в голосе.

– Я отвлеку девушку. Сделай ее кончину быстрой и безболезненной.

Спокойный тон Бариуса поначалу сбил Джига с толку. Лишь через несколько ударов сердца до гоблина дошел смысл фразы принца. Он хотел убить Риану! Вернее, не так. Он хотел свалить убийство на Дарнака.

– Не в моих правилах хладнокровно лишать жизни невинных девушек, – сурово ответил гном. – Да и для члена королевской семьи эта мысль недостойная. Я мог бы ожидать такого от гоблина, но никак не от тебя.

Джиг нахмурился. С чего бы это ему вносить подобные предложения? Во-первых, они бы все равно не стали его слушать. А если бы даже и стали, не предложил бы он им этого. Смыться до того, как закончится превращение, – пожалуйста, но уж точно не убивать.

– Она не невинная! – возмутился Бариус. – Она воровка. По закону ее следовало арестовать в ту же секунду, когда она попыталась нас ограбить.

– Арестовать, согласен. – Дарнак сделал глоток из бурдюка. – Но не казнить. Твой отец мне бы голову оторвал, если…

– Моего отца здесь нет. В его отсутствие мое слово закон.

Гном умолк. Джиг рискнул тихо оглянуться через плечо. Оба стояли, скрестив руки на груди. Дарнак мотал головой.

Гоблин также обратил внимание на Рислинда. Волшебник со скучающим видом прислонился к стене. Губы его слегка кривились, и в этом был намек на веселье. Он мог и не слышать весь разговор так же хорошо, как Джиг, но какая разница. Рислинд знал Дарнака, знал своего брата и, скорее всего, догадался о намерении принца. Он только ждал, кто победит в споре.

– Я не стану этого делать, – наконец объявил Дарнак. – Я не стану хладнокровно убивать девочку. Даже ради тебя.

Джиг удовлетворенно кивнул. Но спустя мгновение он понял, о чем гном промолчал. Он не станет убивать Риану, но и не помешает сделать это Бариусу. Подняв глаза, гоблин увидел приближающегося принца. Рислинд оторвался от стены и присоединился к брату.

– Риана, дай мне руку, – шепнул Джиг.

Она повиновалась, слишком напуганная, чтобы возражать.

Гоблин со вздохом посмотрел в потолок.

– Другую.

Трепеща, она протянула раненую кисть. Большая часть пальца уже успела переродиться. Лишь тонкое колечко живой кожи отделяло омертвевший участок от последнего сустава. Джиг, сложив остальные пальцы внутрь, чтобы не мешали, внимательно его рассмотрел.

– Что теперь будет?

Новые слезы побежали по щекам девушки. Риана выглядела совсем ребенком.

– Сколько тебе лет? – рассеянно спросил Джиг.

– Шестнадцать.

Он поглядел на нее с недоверием.

– Но я думал, эльфы живут сотни лет. Даже тысячи.

Своим замечанием гоблин заработал маленькую храбрую улыбку.

22
{"b":"11504","o":1}