ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он лишился своего первого в жизни настоящего оружия, и каким образом? Гоблин спас жизнь эльфийской девицы! Да ему полагалось прирезать всех этих наземников. Порак непременно всадил бы подарок Рианы в ее собственную спину, стоило девушке отвернуться. А Джиг? Нет, его понесло оказывать помощь. Вот и полюбуйтесь, какая участь ждет гоблина, вздумавшего заботиться о благе приключенцев. Остался безоружным, а вскоре опять на веревке поведут, как обычного пленника.

Он пытался напомнить себе об огромной разнице между его боевой подготовкой и опытом наземников. Пробовал убедить себя в том, что умер бы за полсекунды, как только решился напасть на них с кинжалом. Джиг видел их в бою и имел представление о собственных шансах на успех. Однако чувство глубокой досады и смущения по-прежнему терзало гоблина. Ну почему он такой?

Одно утешало. Некромант скоро все исправит. Один из членов отряда уже едва не помер, а они еще даже не выбрались из первой комнаты. С чем же приключенцы столкнутся по ту сторону двери? И многие ли из них успеют пожалеть о том, что не утонули в озере?

ГЛАВА 7

ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ

Бариус был недоволен.

– Мы по-прежнему ничего не добились! Дверь не поддается ни искусству моего брата, ни инструментам эльфийки.

«И отряд сократился на один палец», – добавил про себя Джиг.

Он наблюдал, как Риана пытается совладать с замком. Девушка неуклюже зажимала инструменты в покалеченной кисти. Страх выполнению задачи отнюдь не способствовал. Руки у нее начинали дрожать еще при приближении к двери, и она, собственно говоря, даже не касалась опасного механизма.

Джиг ее понимал. Окажись гоблин на месте эльфийки, желание еще разок сунуться в ловушку посетило бы его в самую последнюю очередь. Добавить к пониманию еще и немного сочувствия мешали связанные руки и отбитая челюсть. Дождавшись, пока Риана в очередной раз склонилась над замком, он заметил:

– Интересно, хватило ли у Некроманта ума приделать сюда вторую иголку?

Эльфийка, слишком резко отпрянув от двери, споткнулась и упала. Инструменты со звоном посыпались на пол. Джиг ухмыльнулся своей проделке.

Враг сильнее его и лучше вооружен, но гоблин все-таки способен напакостить.

– Довольно! – Бариус протопал к нему. – На предмет дополнительных ловушек замок проверишь ты.

Джиг молча поднял связанные руки. Глядя, как лицо принца наливается багровым цветом, он подумал, не слишком ли далеко зашел.

Бариус схватил конец Джиговой веревки и вздернул гоблина на ноги. Он развязал узел и сдернул путы с такой силой, что пленник лишился верхнего слоя кожи на запястьях. Джиг с готовностью направился к двери, но принц остановил его, бесцеремонно схватив за ухо.

Гоблин возмущенно засопел. Разве Бариус не знает, что так обходятся только с детенышами?! Ни один взрослый гоблин не позволит, чтобы его таскали за уши. Ему следовало бы откусить принцу руку. Ему следовало бы сунуть Бариусу в спальник рыбоящера!

Глянув на выражение лица принца, Джиг решил не сопротивляться. Бариус свил из веревки удавку и накинул ему на шею. Но то, что руки его были освобождены, представлялось победой, пусть и небольшой. Джиг – мелкий гоблин. Возможно, для него лучше и побеждать маленькими частями.

С нахальной ухмылкой он подошел к замку. Поодаль Дарнак опустился на колени возле Рианы, пытаясь ее подбодрить. Он влил в нее немножко своего эля. Жест, сам по себе добрый, оказался ошибочным. Судя по тому, как теперь болталась голова эльфийки, ее народ с трудом переносил гномский эль.

– Не переживай ты за потерянный палец, – ласково говорил Дарнак. – Многие приключенцы теряли пальцы, а то и что похуже, и все же совершали великие дела. Слыхала песнь про этого… забыл его имя. Ну, коротышку с девятью пальцами со срединного материка. Который ввязался в то дело, ну, с кольцом-то.

Джиг склонился над ними обоими, постукивая когтями ног для привлечения внимания. Дарнак поднял голову.

– Мне нужно немного бечевки. – Гоблин расставил руки примерно на фут, показывая, сколько именно.

Гном ничего не сказал. Он, похоже, все еще испытывал по отношению к Джигу некоторую неловкость. Винил ли он себя в том, что едва не позволил Риане умереть? Гоблина это не волновало. Ведь чем более неуютно приключенцы себя чувствуют, тем ему будет веселее.

Девушка вообще не пожелала на него смотреть, но это не очень-то повеселило Джига. Хотя какое ему дело до расположения эльфийки? Если его ненавидят, он должен ненавидеть в ответ. Такова его работа. Он – чудовище, а они – приключенцы.

Среди бесконечных залежей гномьего барахла, конечно же, отыскался похожий на покинутое гнездо комок спутанной бечевки. Дарнак оторвал нужный кусок и протянул Джигу.

Гоблин подхватил добычу и, негромко мурлыкая себе под разбитый нос, вернулся к двери. Он уже знал, как поступить. А никому из них и в голову не пришло. Джиг подобрал один из разбросанных инструментов Рианы – тонкую стальную спицу длиной в его кисть, с несколькими ребрами алмазной огранки на конце, и отсеченный палец.

Приматывая его к спице, он снова начал напевать. По-гоблински, разумеется. По-человечески песня звучала бы глупо.

Ой, спустились люди в темноту.
Вверх помчались гоблины: «Ату!»
Люди напились и спали,
Мы людей будить не стали,
Вспомнив превосходную игру.
Их сперва раздели догола,
В синий цвет покрасили.
Ура! Из гнилой картошки нос —
Хохотали мы до слез,
Уши вырезая из щита.
Ужас обуял с утра людей —
Гоблины кругом повсюду: «Бей!»
Уцелевший маг вскочил,
Всех огнем испепелил,
А затем с собой покончил от стыда.
Потому что если пал в бою,
Вся родня оплачет смерть твою,
Но коль гоблины тебя
Опрокинули шутя —
Это же позор на всю семью!

Джиг сунул спицу в замочную скважину и пошевелил ею. Странно затвердевший мертвый палец на ощупь больше напоминал не плоть, а затянутое в кожу дерево. На отсеченном конце отсутствовали малейшие следы крови, и кусочек кости, выпиравший примерно на полдюйма из усохшей кожи, служил гоблину удобной ручкой. Отравленная игла несколько раз вонзалась в кончик пальца, пока он тыкал спицей в разных направлениях, но больше ничего не происходило. Джиг провозился несколько минут, не зная другого способа активировать ловушки. Он чувствовал, как спица царапает внутренности замка, и старался загнать ее поглубже в каждое из нащупанных соединений. По-прежнему ничего.

– Похоже, других ловушек нет.

Джиг бросил примотанный к отмычке палец, отошел к дальней стене и сел. Если бы он строил эту комнату, он бы определенно поставил туда вторую ловушку.

Риана встала. Лицо ее было каменным, походка – нетвердой. Бледная как полотно, она, не поморщившись, подняла палец и отвязала спицу. Ножом отогнув иглу, девушка принялась за замок.

Пока эльфийка трудилась, Джиг тихонько подобрал с пола ненужную бечевку. Он вернулся на свое место у стены, взял свой поясной кошель и принялся зубами распутывать узел на кожаном шнурке, стараясь не повредить сам кошель. Через несколько минут старый шнурок пал под натиском гоблинских челюстей, и Джиг вытащил его.

С помощью шнурка он привязал кошель к правому плечу. Подтянув донышко кошеля ко рту, он проделал в нем клыками две дырочки. Бечевка закрепила эту импровизированную подушку на верхней части руки. Клякса по-прежнему отказывался залезать в предназначенное для него укрытие, и Джиг не мог его винить. Теперь он обеспечил питомцу насест, где огневка мог восседать, не прижигая хозяина при малейшем намеке на опасность. Что, кажется, происходило при каждом вдохе.

24
{"b":"11504","o":1}