ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глаза эльфийки все время возвращались к водовороту. Джиг понимал ход ее мыслей. Она обдумывала возможность сбежать, найти обратную дорогу. Но пока изо всех сил старалась скрыть страх.

Насколько гоблин мог судить, это заметил он один. Ни люди, ни гном не выказывали даже малейшего признака страха и потому, вероятно, не различали его в других. В конце концов, они же приключенцы. Но у Джига этого страха с запасом хватило бы на весь отряд.

Наверное, именно поэтому казалось, что Риана умнее остальных. Она не более герой, чем сам Джиг. Она всего лишь юная девушка, для ее расы – едва старше детеныша, тогда как Джиг – взрослый гоблин. Почему же он боится не меньше эльфийки?

Гоблин не счел нужным разбираться в причинах. Он мог бы перечислять их часа три, а они бы только множились, подпитывая страх.

– Как ни странно, наша эльфийская воровка права, – хмыкнул Бариус. – Возможно, она начинает постигать мудрость идущих на подвиг. Несомненно, это место усыпано ловушками Некроманта, как большак – конским дерьмом.

– Какой изысканный образ, ваше высочество, – отметил Рислинд.

Принц кивнул, явно не уловив сарказма.

– Брат, думаю, мы должны снова прибегнуть к твоему искусству. Можешь ли ты провести нас сквозь этот лабиринт капканов?

– Возможно, нам следует еще чуток отдохнуть, – быстро вставил Дарнак.

Вспомнив, в каком состоянии был маг после прохождения водоворота, Джиг не мог с ним не согласиться.

– Должен быть еще какой-то способ найти Некроманта и дорогу в логово Штраума. Знает ли кто-нибудь песню, байку или хотя бы слух об этом месте? – Гном с надеждой оглядел отряд. – Хоть что-то. Пускай странное или путаное.

Джиг неуверенно подал голос:

– Я знаю одну песню, только она не поможет.

– Позволь нам решать, что поможет, – отрезал Бариус. – Поверь, наша интуиция сумеет уловить какой-нибудь жизненно важный факт, на который ты никогда не обращал внимания.

– Не думаю. Песенка так себе…

И зачем он только высунулся?

– Довольно возражений. У гоблинов не хватает мозгов, чтобы обнаружить сокрытые в старой песне зерна истины.

Джиг пожал плечами и запел:

Десять гоблинят пошли вина отведать,
Но тут явился Некромант, и их осталось девять.
Они попятились, визжа, и убежали прочь,
Но те же гоблины пришли на следующую ночь.
Девять гоблинят пошли к девчонкам в гости,
Но тут явился Некромант, и их осталось восемь.
Они попятились, визжа, и убежали прочь,
Но те же гоблины пришли на следующую ночь.
Восемь гоблинят…

– Хватит! – гаркнул Бариус.

Джиг неловко переминался с ноги на ногу.

– Честно говоря, это детская…

– Значит, это все, что ты знаешь про нашего врага? – Принц, без сомнения, оправился от ран. Он вскочил на ноги и гневно навис над гоблином. – Ты прожил здесь всю жизнь, и лучшее, на что ты способен, – дурацкие частушки про «Десять гоблинят»?

– А сам-то? – парировал Джиг. Он ведь предупреждал, что песня дурацкая. До каких пор Бариус будет винить его в собственных идиотских ошибках?! – Ты знал, с кем столкнешься здесь. Прежде чем сунуться сюда, ты сделал что-нибудь, чтобы легче было управиться с Некромантом?

У принца округлились глаза. Его рука легла на пояс, неуютно близко к рукояти меча.

– Я… Я привел его. – Бариус указал на брата. – Для нас всех это большая удача.

Что он делает? Он ли это вообще? Разве Джиг способен исторгнуть из себя такое? Ему уже довелось испытать на себе гнев принца. Зачем же теперь так старательно вынуждать Бариуса прикончить его?

– Я видел тела в коридоре. Твой брат положил четверых мертвецов. Если бы не он, они перебили бы всех так же легко, как вы – наш дозор. Если хочешь знать мое мнение, именно Рислинд должен возглавить отряд, прежде чем ты заведешь нас в очередную ловушку.

Никто не шевельнулся. В процессе Джиговой тирады лицо Бариуса покраснело, затем побагровело. Гоблин и не подозревал, что люди способны менять окраску. Может, они сродни ящерицам?

Он еще ни разу не видел принца – и никакого другого человека, по правде говоря, – в таком бешенстве. А все рассерженные люди, похоже, реагируют одинаково. Гоблин подобрался. Ну, так и есть. Раскрытая ладонь Бариуса ударила гоблина в скулу и опрокинула его наземь.

«Это становится скучным», – подумал Джиг, лежа на полу и глядя вверх.

К концу экспедиции он может стать экспертом по части потолков.

– Что ты делаешь, парень? – воскликнул Дарнак. – Он ведь даже не вооружен.

– Я вызываю этого гоблина на дуэль! – прорычал Бариус.

– Чего? – Джиг повернул голову к принцу. – Что такое дуэль?

Гном страдальчески воздел руки.

– У тебя мозги отшибло? Кроме дуэли, в логове Некроманта больше развлечься нечем?

– Дуэль, – пояснил Бариус, игнорируя его, – это бой чести. До смерти. Как вызываемая сторона ты имеешь право выбрать оружие.

Джиг моргнул.

– Что? Дарнак, он серьезно?

– Ты оскорбил мою честь. Выбирай оружие. Кинжалы, мечи, дубины, да хоть окованные железом пастушьи посохи. Я видел пару копий, можем воспользоваться ими. – Он глумливо наморщил ястребиный нос. – Ты достаточно долго отравлял мой отряд своим присутствием, гоблин.

Джиг оглянулся, ища поддержки. Он должен сражаться с Бариусом? Не проще ли сразу прирезать гоблина, и дело с концом?

Рислинд своим скучающим видом, несомненно, хотел продемонстрировать, как ему все это надоело. Дарнак недоверчиво качал головой. Риана закатила глаза.

– Люди, – с отвращением пробормотала она.

Никто не шевельнулся, чтобы вмешаться.

– Хватит дурака валять. Выбирай оружие.

Бариус описал руками несколько больших кругов, изображая нечто вроде боевого танца. Затем сделал пару выпадов против воображаемого противника.

Выбрать оружие? Как будто есть разница. Единственное оружие, побывавшее у него в руках больше одного раза, – старый кухонный нож, но Бариус и с ножами наверняка управляется лучше любого гоблина. Так или иначе, Джигу в скором времени предстоит залить кровью весь этот красивый полированный мрамор.

– Выбирай!

«Он не может убить меня без поединка! На глазах у всех. Принц сам объявил правила игры и теперь вынужден играть по ним».

Джиг недобро уставился на противника.

– Если я одержу верх, позволишь ли ты мне снова носить оружие? И больше никаких веревок.

Бариус расхохотался.

– Все что хочешь. Можешь пожелать мои будущие владения или моего первенца, что угодно. Только пожелай, и покончим с этим.

Зачем Джигу новорожденный человечек? Даже гоблины не едят детенышей. Слишком мало мяса. Или у наземников в обычае походя менять свое потомство на что-либо? Джиг покачал головой и решил не вдаваться в детали.

– Свобода и мой меч. Больше мне ничего не нужно.

– Очень хорошо. – Бариус, казалось, вот-вот потеряет самообладание. Щека у него дергалась, а каждое слово вылетало сквозь стиснутые челюсти. – Назови оружие.

– Зубы.

Принц моргнул.

– Что? Зубами не сражаются!

– Почему? Мы сражаемся. У нас даже детеныши играют в такую игру. «Ракачак» называется. Кусаем друг друга за руки и за ноги. Кто первый заорет, тот и проиграл. – Он улыбнулся и попробовал пальцем короткие, всего в три дюйма, клыки на нижней челюсти. – Если хочешь, можешь начинать первым.

Джиг погладил короткий меч у себя на боку. Вес оружия его приободрил, хотя если случится очередное нападение, клинок гоблину не особенно поможет. Дарнак пересказал ему подробности недавнего боя – как Бариус сразил первого противника, а зарубленный мертвяк поднялся и ударил принца сзади по плечу. Рассеченное горло не причинило твари ни малейшего неудобства. Чем бы эти создания ни были, их требовалось пошинковать на куски, взбить в омлет, а лучше всего – разобраться с ними при помощи магии.

29
{"b":"11504","o":1}