ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты слышал меня? – Порак злобно уставился на коротышку. – Ты должен стать жестоким. – Толкнув Джига в стену, он с грубым смехом продолжил: – Но даже от слабых бывает польза. Наш братец побежит вперед, и если там кто-нибудь затаился, он его вспугнет. Вот какой у нас теперь охотничий песик!

Под одобрительные крики дозорных капитан извлек на свет набор игральных костей.

– Мы останемся здесь защищать подступы к логову. Если что-нибудь найдешь, мы подтянемся и дадим бой. Тебе надо только остаться живым достаточно долго, чтобы мы тебя спасли. А теперь, пес, ищи! Взять их!

Прочие гоблины быстро подхватили дразнилку. Некоторые лаяли, другие толкали его в спину и подгоняли пинками. Джиг, прикрыв голову руками, побежал прочь.

– Если кого-нибудь увидишь, – громыхал над ним смех Порака, – не забудь крикнуть прежде, чем тебя убьют!

Босые пятки шлепали по полу туннеля. Уши пылали. Он убегал все дальше и дальше, но язвительные комментарии еще долго неслись с ним наперегонки.

– Мы, что, и вправду собрались приставить задрыгу к собачьей работе?

– Костлявый, стервец, а?

По крайней мере, теперь все стало на свои места. Джиг понял, зачем его поволокли в дозор сегодня ночью. Они просто-напросто свесили проверку туннелей на него, а сами уселись за кости. Дозорные собрались гудеть всю ночь, в техническом плане совершенно не пренебрегая долгом.

Идея и в самом деле неплоха. Если так, то додумался до нее не сам Порак, а кто-то другой. Порак, без сомнения, жесток и злобен, но в состязании умов проиграет собственной заднице.

Джиг на ходу ощупал плечо. Клякса был на месте. Гоблин почесал пауку лапу.

– Плохо, что я не могу научить тебя загораться по команде. Как было бы славно запустить тебя Пораку в штаны как-нибудь ночью.

Нет, не пойдет. Некоторые шутки слишком жестоки даже для гоблина. Разве можно так обойтись с бедным Кляксой?!

– Будь Порак умнее, он бы меня в свой план посвятил. Почему он уверен, что я не настучу вождю об их развлечениях? – Джиг остановился перевести дух. – Нет, даже Порак не настолько глуп. Если у сегодняшнего дозора будут неприятности, всем станет ясно, кто проболтался. Тогда в горшок с дрянь-желе макнут уже меня.

Он загасил факел об пол и продолжил путь, свернув налево на первой развилке, затем дважды направо. Слух и память вели его по темным туннелям еще лучше близоруких глаз.

– Может, попробовать его шантажировать? Намекну, что если он не будет делать того, чего я захочу, вождь узнает обо всем.

Джиг мечтательно улыбнулся. Порак такой большой и важный. Если удастся перетянуть его на свою сторону, жизнь станет гораздо приятнее. Не придется больше спать у входа, где каждую ночь ноги стынут от сквозняка, и томиться в хвосте очереди за едой, так что в результате тебе не достается ничего, кроме костей, хрящиков и случайного кусочка жира.

И больше не вышлют вперед на разведку, пока другие дуются в кости.

А может быть, ему даже вручат настоящий меч вместо этого дурацкого кухонного ножа!

Он вытащил свое оружие из-за пояса и замахнулся на воображаемого противника. Он почти слышал свист вражеского палаша. Джиг пригнулся, сделал выпад, потом снова атаковал.

– Помогите! – завопит Порак, когда двое приключенцев припрут его к стенке.

Джиг оскалился и бросился через туннель на выручку капитану. Одного приключенца он прикончил ударом в спину. Второй оказался проворнее, и, пока Джигов клинок не вонзился ему в грудь, пришлось изрядно повозиться. Наконец приключенец ахнул и испустил дух, а гоблин победно воздел меч. По возвращении в логово только и разговоров будет, что о его героической битве. А потом его попросят возглавить собственный отряд и при этом объявят что-то вроде…

– Терпение, парень. Ну вот, из-за тебя я сбился со счета. Придется начинать сначала.

Он подскочил на месте. Битвы, победы и почести мгновенно улетучились, осталась безрадостная реальность в виде старого кухонного ножа. Джиг вжался в стену и, сложив уши козырьком, сосредоточился на звучавших впереди голосах.

– О мудрейший, ради всех богов, конечно, ты не должен допускать, чтобы я мешал тебе. Не желаешь ли ты подождать, пока я призову тебе в помощь опытного каллиграфа? А может, нам пригласить художника, чтобы запечатлеть очередной пейзаж старика Землетворца?

– Слушай, помолчи, а? Мы никуда не тронемся, пока я не закончу карту, а я не закончу карту, пока ты не перестанешь лезть под руку.

Джиг обеими руками стиснул нож. Два голоса. От первого, скрипучего, веяло древностью. Второй определенно принадлежал человеку.

И что же ему делать? О крике, несмотря на приказ Порака, не может быть и речи. Дозорные-то его, скорее всего, услышат, но с еще большей вероятностью его услышат непрошеные гости. В том и проблема. Ноги у людей длиннее, следовательно, и шаги шире. В общем, шансы Джига добежать до своих весьма невелики.

Он прекрасно понимал, сколько в одиночку продержится против реальных, а не воображаемых приключенцев. Примерно столько же, сколько держится средних размеров муха, угодившая в сеть к Кляксе.

Кстати о Кляксе. Джиг не взялся бы с точностью утверждать, передалась ли огненному пауку его собственная тревога, или он сам услышал чужие голоса впереди по туннелю, но гоблинской макушке сделалось неприятно жарко.

– Все в порядке. Не волнуйся. – Джиг как можно тише попятился прочь от надвигающихся голосов, одновременно левой рукой потянувшись успокоить восьминогого приятеля…

Лучше бы он этого не делал. Клякса приближения руки не заметил, и, когда пальцы гоблина коснулись мохнатого паучьего брюшка, огненный паук свернулся в испуганный шар. Тут же, с отчетливым «ввуф!», волосы Джига вспыхнули, словно промасленная тряпка.

Нож с лязгом упал на пол, Клякса кинулся наутек, Джиг, взвизгнув от боли, лихорадочно замолотил себя по голове в попытке сбить пламя, а по стенам и потолку заплясали безумные тени. Среди них мелькал и огненный паук, удиравший на противоположную от гоблина сторону туннеля.

– Тупое животное! – орал Джиг.

О пришельцах он больше не беспокоился. Когда горят волосы, обычно не до этих мелочей. Если его поймают, может, хотя бы догадаются потушить, прежде чем убьют.

– Ай! Ой! Ай!

Гоблин шлепал себя по макушке, стараясь не спалить руки. Огонь ослабел, и еще через несколько секунд Джигу удалось с ним справиться. К сожалению, импровизированный пожар сожрал большую часть волос. Кожа на голове покрылась волдырями и ныла. Кровь вроде бы не сочилась, и то спасибо.

Пытаясь отгородиться от боли, Джиг прислонился к стене и закрыл глаза.

– Что с тобой такое? – прошептал он в ту сторону, куда уполз Клякса. – У тебя же восемь глаз. Восемь! Как тебя угораздило не заметить мою руку?! Это я слепой. Что ты там наверху делал? Грезил наяву? Вот отдам тебя Голаке, пускай из тебя паучье фрикасе приготовит.

Поджигатель робко присеменил к хозяину и стал взбираться вверх по его ноге. Когда он добрался до пояса Джига, тот усадил его на ладонь и поднял на уровень глаз. Паук с жалостливым видом болтал ногами и шевелил ротовыми хелицерами, будто до него дошел смысл адресованной ему наполовину искренней угрозы. А почему бы и нет? С точки зрения Джига, паук-огневка в способности разумно мыслить не уступал как минимум Пораку.

– Последний раз я взял тебя в дозор.

Голова и лапы Кляксы обреченно поникли. С подчеркнутым вздохом отвращения гоблин усадил паука на плечо.

– Постарайся больше меня не поджигать, ладно?

И тут наконец-то Джигу пришло в голову обратить внимание на довольно странное обстоятельство: он видел как-то слишком хорошо. Пока горели волосы, туннель, ясное дело, освещался лучше некуда, но после такой процедуры глазам полагается на некоторое время засвечиваться, и если бы не факел за его спиной…

Сперва Джиг решил, что Порак и остальные дозорные явились на шум. Но они уж точно не отказали бы себе в удовольствии всласть поржать над несчастьем коротышки. Никакого смеха сзади не слышалось, следовательно, тот, с факелом, гоблином никак не мог быть. Интересно, какое выражение в подобных случаях употребляют наземники?

3
{"b":"11504","o":1}