ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Строптивый романтик
Остров разбитых сердец
Как поймать девочку
Убийство в стиле «Хайли лайки»
Долина драконов. Магическая Практика
Война на восходе
В нежных объятьях
Безмолвные компаньоны
Не дареный подарок. Кася
A
A

«Или голодного паука-огневки», – добавил Джиг про себя.

Шедший впереди Рислинд поднял руку и остановил отряд. Он указал на правую стену.

– Еще один проход… здесь. – Волшебник говорил тем же сдвоенным голосом, который так ужаснул гоблина в комнате с водоворотом.

Джигу это не нравилось. Ему вообще все не нравилось. Вернее, ему понравилось одно: наблюдать, как Бариус брызжет слюной и вопит, услышав о выбранном для поединка оружии. Дарнак сгреб принца в охапку, иначе бы тот снес Джигу голову. Увидеть, как надменный человек отказывается от своей «дуэли» и официально приносит извинения гоблину, – это почти оправдывает боль и унижения, свалившиеся на Джига в этом сомнительном походе.

После удачно разрешенного конфликта перед отрядом стояла прежняя проблема. Как отыскать Некроманта посреди его ловушек и западней и не погибнуть при этом? Пришлось снова обратиться к Рислинду.

Волшебник не проронил ни слова. Он извлек из-под плаща синюю бутылочку и осушил ее одним глотком. Чародей закашлялся, бутылочка ударилась о черный мрамор и разбилась. Джиг смотрел, как маг перегнулся пополам и рухнул на пол. Не тяпнул ли Рислинд яду, спутав его с нужным зельем?

Когда он наконец с трудом поднялся на ноги, глаза его светились ярче обычного. Он моргнул, прищурился и после долгой паузы изрек:

– Здесь слишком много магии. Ничего не вижу. Кто-нибудь, выведите меня отсюда.

Дарнак взял Рислинда за руку и провел через нагромождение трупов в коридор.

Там чародей двинулся вперед медленной ровной поступью. Он остановился перед первой панелью-ловушкой, указал на нее правой рукой и пробормотал:

– Не наступайте сюда.

– Это нам уже известно, – напомнил гном. Рислинд не ответил. До того как отряд достиг первой развилки в коридоре, он указал еще на два мраморных квадрата. Не оглядываясь по сторонам, волшебник выбрал левый поворот. Заметил ли он второе ответвление и видел ли что-нибудь кроме дороги, указанной ему чарами? Казалось, отряд перестал для него существовать. Он никого не замечал и не слышал.

Больше всех по этому поводу сокрушался Дарнак.

– Как я могу составить хорошую карту, если ты несешься, словно мартовский кот? – Он пытался делать торопливые наброски, но Джиг видел, что аккуратный план подземелья превращается в путаницу линий и стрелок. – Я даже не могу отметить панели с ловушками. Так мы опять попадем во все западни, если придется возвращаться той же дорогой.

Помимо ловушек, Рислинд нашел во владениях Некроманта множество потайных лазов. Проходы в них загораживали те же мраморные плиты. Как все устроено, выяснить так и не удалось, поскольку волшебник не трудился приводить в действие их изначальный механизм. Время от времени он указывал стену, его глаза вспыхивали, и панель с грохотом валилась на пол, часто раскалываясь от удара на толстые мраморные клинья.

– Могли бы хоть повыше сделать. – Джиг встал на колени и втянулся в очередной лаз.

– Не забудь поставить это на вид Некроманту, когда мы его найдем. – Риана ползла следом за ним. – Уверена, он будет счастлив услышать от гоблина архитектурные советы.

С момента окончания «дуэли» девушка уже не так злилась на Джига. Раньше гоблину не доводилось наблюдать, как хохочут эльфы, добавляя ярости человеческим принцам. Однако смех Рианы вовсе не означал объявления мира. Она просто никак не могла решить, кого ненавидит больше, Джига или Бариуса. Поскольку сейчас принц шел впереди, сразу за братом, гоблин оставался единственной мишенью для ее злопыхательств.

Лаз закончился. Джиг смог выпрямиться и заодно увеличить на несколько футов дистанцию между собой и остротами эльфийки.

– Не наступайте сюда, – в который раз сказал Рислинд.

Ловушка представляла собой натянутую над полом тонкую струну. Из-за близорукости Джиг не мог разглядеть ее, и, когда Дарнак преувеличенно высокими шагами переставлял его ноги через металлическую нить, гоблин чувствовал себя полным идиотом. Но лучше так, чем отбиваться от нового нападения.

Сколько энергии отнимало у Рислинда выявление ловушек и скрытых проходов? Сами поиски Некроманта уже требовали неимоверных усилий. Джиг не сомневался, что могущественный подземный чародей способен спрятаться как следует.

– Думаешь, Некромант хочет именно этого? – поинтересовался он у гнома.

– Чего этого? – Дарнак хмуро глянул на карту, нарисовал крутой поворот и провел линию, обозначавшую проволоку. – Что я думаю?

– Ну, что он должен знать о нас. И о том, что среди нас есть волшебник. Так не хочет ли Некромант заставить волшебника истратить всю силу до того, как мы его отыщем? Таким образом, когда мы наконец пройдем этот лабиринт, он сможет прихлопнуть Рислинда, как муху.

Джиг не стал упоминать о том, как влияет магия на и без того сомнительное душевное здоровье Рислинда. Один сдвоенный голос чего стоил. Как только чародей раскрывал рот, у гоблина по спине бежали мурашки.

– Да, возможно. – Дарнак прибавил шагу, и Джигу с Рианой, чтобы не отстать от него, пришлось перейти на бег. Поравнявшись с людьми, гном сбавил скорость рядом с фонарем и возобновил съемку местности. – Поэтому мы все должны быть готовы к удару, – сказал он, скрипя пером. – Для нашего брата есть только два способа разобраться с магом такого уровня, как Некромант: или смыться, или сразу – булыжником по темечку.

– У нас нет булыжника, – заметил гоблин с беспокойством.

Булыжники здесь действительно напрочь отсутствовали. Знай он заранее, прихватил бы парочку с берега озера.

Дарнак сердито поднял глаза на Джига.

– Булыжник – фигура речи. У тебя для этого есть меч. Самое сложное – успеть воспользоваться им прежде, чем Некромант применит магию. Жестко, быстро и без колебаний. Только дай ему звук издать – и можешь записываться в покойники. Насчет Рислинда, боюсь, ты прав. Парень действительно у него на веревочке, поэтому если станешь ждать, что наш волшебник спасет твою синюю шкуру, рискуешь долго не продержаться.

Днем раньше гоблин последовал бы совету гнома и вообразил себя готовым противостоять любому магу. Но Джиг уже много часов не питал иллюзий относительно собственных навыков обращения с мечом. Как и Порак, раньше он верил в то, что хорошее оружие кого угодно превратит в хорошего бойца. Теперь Порак покоится в брюхе червя-падальщика. Джиг видел Бариуса и Дарнака в бою. Рядом с ними гоблин – ничто. Даже Рислинд – более умелый воин, хотя он волшебник. С мечом или без меча, шансов долго продержаться у Джига и вправду маловато.

– Как насчет твоей магии? Разве Землетворец не поможет тебе победить Некроманта?

– Моя магия действует по-другому. Землетворец хочет, чтобы мы сами выбирали себе дорогу. Он может вести нас и давать нам силу, но когда смертные вступают в конфликт друг с другом, он не вмешивается.

Дарнак остановился и наклонил голову набок. Лицо его сморщилось, как изюмина.

– Что-то не так. Коридор впереди меняется.

– Откуда ты знаешь?

– Он же гном.

Судя но тону эльфийки, Джиг задал самый глупый вопрос на свете.

Риана поспешила вперед предупредить остальных. Как вскоре выяснилось, Дарнак не ошибся. Бариус, подняв фонарь, вместе с братом разглядывал что-то впереди себя. Гоблин увидел причину задержки и удержался от рвоты лишь ценой невероятного усилия.

Коридор действительно претерпел изменения. Точнее, он прекратился вовсе. Ни потолка, ни стен. Тесный проход вел в гигантскую пещеру. Верхний свод терялся в темноте, а дно… При одной мысли об этой глубине у Джига кишки в узел завязывались. На дальней стороне пропасти слабо мерцал отраженный свет фонаря – вероятно, на таких же мраморных плитах. Судя по всему, мрамор – это любимый материал Некроманта. Оставалось лишь перебраться туда.

– Как ты думаешь, яма бездонная? – спросил Дарнак принца.

Бариус кивнул:

– Похоже на то.

«Они сумасшедшие, – решил Джиг. – Такие же сумасшедшие, как и волшебник».

Они обсуждали эту бездну с таким видом, словно имели обыкновение перелезать через пропасть каждое утро перед завтраком. Хуже того, исходя из опыта наблюдений за приключенцами, гоблин прекрасно знал, какая фраза сейчас прозвучит. И точно.

30
{"b":"11504","o":1}