ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Конец Смуты
Первая леди. Тайная жизнь жен президентов
Мой любимый враг
Монах, который продал свой «феррари»
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Вне сезона (сборник)
Потрясающие приключения Кавалера & Клея
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Всё о Манюне (сборник)
A
A

Гоблин сглотнул. Дарнак опасается, что Рислинд их всех убьет? Может, он специально преувеличивает для вящей убедительности? Джиг и сам имел обыкновение заявлять, что умирает с голоду, когда пытался выклянчить у Голаки немного добавки. Однако в данном случае такой подход казался малоэффективным. Голака на жалобный вид никогда не покупалась, и с какой стати божество окажется наивнее гоблинской кухарки?

Гном перестал дышать. Джиг мог этого и не заметить, не будь его ухо почти прижато к гномьему рту. Неужели Землетворец душит своих последователей? Или Дарнак действительно пытался ввести бога в заблуждение и понес заслуженную кару? В этот миг гоблин поклялся себе, что сам он в беседах с богами будет придерживаться голой правды.

– Дарнак?

Посмеет ли он коснуться неподвижного гнома? Имеет ли вообще смысл с ним возиться?

Гоблин оглянулся. Бариус с эльфийкой приглядывали за Рислиндом. Лицо и губы Дарнака тем временем приобрели синеватый оттенок.

«Как долго гномы могут удерживать дыхание?»

Ужасная мысль пронзила его. Если гном умер, остальные обнаружат Джига, склонившегося над его телом. Как он это все объяснит?

– Дарнак, очнись! – Гоблин схватил его за плечо и встряхнул. Вернее, попытался встряхнуть. С таким же успехом он мог бы толкать мраморную стену. Мышцы гнома по твердости не уступали камню.

– Ого, – шепнул Джиг.

Осмелев, он потыкал Дарнакову грудь и руки. Неудивительно, что какие-то там летучие мыши гнома не беспокоили.

У гоблина неожиданно заурчало в желудке. Такой крепыш мог бы прокормить все логово в течение полутора суток. Он затряс головой.

«Я не стал бы есть Дарнака. Так же, как не стал бы есть, ну… Кляксу».

Хотя после полутора суток, проведенных на сушеном мясе и хлебе, идея казалась очень соблазнительной.

– Ну же, Дарнак. Дыши!

Гном судорожно втянул воздух. У Джига от страха сердце подскочило к горлу. Пытаясь совладать с собственным дыханием, он все же повернулся к Рислинду, поскольку его уши уловили нечто, наверняка упущенное приключенцами. Волшебник сделал судорожный вдох одновременно с Дарнаком.

«Что это значит? Что их соединяло?»

– Сходи посмотри, все ли с ним в порядке. – Гном надолго приник губами к бурдюку. Струйка красного вина сбежала из уголка рта и, как мелкий ручей в дремучем лесу, затерялась в недрах бороды. – Быстро.

Джиг поспешил выполнить указание. Рислинд стоял, опираясь одной рукой на стену. Судя по всему, гоблин, чье внимание до сего момента было всецело приковано к Дарнаку, пропустил какое-то важное событие. Он очень жалел об этом. Разве не интересно узнать, почему Бариус вдруг оказался на полу с расквашенной губой? Волшебник обычно не полагался на кулаки, но, возможно, в безумии изменил своим привычкам.

– Брат? – окликнул его принц, поднимаясь.

Рислинд кивнул.

– Я готов идти.

Он расправил одежды, вытер рукавом потное лицо и, как ни в чем не бывало, двинулся дальше по коридору. Что бы волшебник ни сотворил с Бариусом, в результате его поступка повелительных замашек у того значительно поубавилось. Принц молча зашагал вслед за братом.

Джиг замедлял шаг, пока не поравнялся с Дарнаком.

– Для волшебников это обычное дело? – спросил гоблин нервно.

Гном не отрывал глаз от карты. Сначала Джиг решил, что он не собирается отвечать. Дарнак нацарапал очередной ряд панелей, увеличив на несколько дюймов масштаб коридора, затем обмакнул перо в чернильницу.

– Нет, – ответил он, сосчитал панели и продолжил, не переставая делать торопливые наброски: – Сказать по правде, никогда не видел ничего подобного. Видишь ли, Рислинд всегда был со странностями. Но сам с собой, как сейчас, он никогда не воевал. Боюсь, не взвалил ли он на себя больше, чем в состоянии вынести.

Они молча свернули в правый из трех коридоров на развилке. Если Дарнак прав, можно ли верить, что Рислинд ведет их в правильном направлении? Сам волшебник без помощи гнома сюда бы точно не добрался.

– А что ты делал там? – спросил Джиг.

Дарнак посмотрел на него удивленно.

– Ну, когда молился. Ты и Рислинд были как-то связаны, и ты перестал дышать. – Гном нахмурился, и гоблин поспешил заверить: – Я не подслушивал. Но ты был занят, и я подумал, что кто-то должен следить, не появятся ли еще эти твари.

Джиг почти улыбался, придумывая эту ложь. Ни один гоблин в нее бы не поверил. Но ему почему-то не хотелось признавать, что он грел уши. К счастью, Дарнак не настолько хорошо знал традиции его племени. Нормальный гоблин в такой ситуации не стал бы заботиться о безопасности приключенцев, а непременно по-тихому удрал бы, оставив гнома с перерезанным горлом.

– Что-то высасывает его силы, – тихо произнес Дарнак. – Я почувствовал это два дня назад, когда мы подходили к горе. С тех пор оно нарастает. Землетворец не может помочь ему напрямую. Маги не ладят с богами и никогда не ладили. Но через меня Землетворец может одолжить ему немного силы и рассудка. – Он покачал головой. – Некоторые тебе скажут, будто у гномов самые тупые и крепкие головы в мире, и я не стану с ними спорить. Для Рислинда это хорошо, поскольку без моей помощи, не сомневаюсь, он потерял бы себя, еще когда мы прошли через водоворот. То есть без моей и без божьей помощи, – торопливо поправился гном.

Джиг попридержал следующий вопрос, когда Дарнак остановился, чтоб нанести на карту очередную указанную Рислиндом ловушку. Дождавшись, пока гном закончит, гоблин спросил:

– Сколько осталось времени до того момента, когда ты уже не сможешь ему помогать?

Гном не ответил.

В ловушку они все-таки вляпались. Хорошо хоть, что на сей раз обвинять Джига никому и в голову не могло прийти. Дарнак слишком увлекся прорисовкой деталей коридора и, нанося на карту очередную подвижную плиту, сам же на нее и наступил.

Мраморная панель, замерцав, растаяла в воздухе. Ходячий труп поднял меч, смерил приключенцев недобрым взглядом. Гном опустил перо в чернильницу, вскинул дубину и выкрикнул боевой клич.

Атаковать он не успел. Небольшой бесформенный предмет пролетел мимо него и ударился о стену ниши. Мраморная панель снова замерцала и возникла из воздуха. Пока черный камень затвердевал, Джигу почудилось выражение крайнего недоумения, промелькнувшего на лице твари.

Дарнак застыл на месте с поднятой дубиной и разинутым ртом, словно не знал, как поступить дальше. Через несколько секунд он опустил оружие и оглянулся на Риану.

– Полагаю, это действует.

Эльфийка швырнула кусок хлеба, припрятанный под рубашкой во время привала. Твердого как камень ломтя вполне хватило для приведения в действие запирающей магии.

– Но это стоило мне остатков завтрака, – сладко улыбнулась девушка.

Дарнак без лишнего слова порылся в рюкзаке и выдал ей новый ломоть. Джиг постарался запомнить этот новый способ применения человеческой еды.

Приключенцы остановились на отдых в маленькой пустой комнатке с фонтаном из черного хрусталя посередине. Массивная тумба доходила гоблину до талии. На вершине помещалась широкая чаша, охраняемая по краю четырьмя резными драконами. Они казались почти живыми. Каждая чешуйка искрилась в свете фонаря, глаза были сделаны из полированных синих самоцветов, а зубы – из прозрачного стекла.

– Интересно, – заметил Дарнак. Риана молча ухмыльнулась.

Они подразумевали не искусную резьбу, а способ подачи воды в фонтан. Каждый из драконов стоял с поднятой задней лапой, и оттуда в центр чаши устремлялись тонкие изогнутые струйки. Джиг, встав на колени, глянул на черный хрусталь снизу. Как он и надеялся, дно фонтана пропускало свет, только он был слабым и размытым. Джиг никогда не сталкивался ни с чем подобным. Резьба покрывала чашу и с нижней стороны, причем грани отличались такой тонкостью, что гоблин порезал палец об одну из них. Широкий обод изображал полоску земли с камешками, корнями и даже небольшими растениями.

– Красиво, – прошептал он.

Бариус фыркнул.

34
{"b":"11504","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эссенциализм. Путь к простоте
Одиночество вдвоем, или 5 причин, по которым пары разводятся
Небо в алмазах
Ты есть у меня
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
Соблазн
Соблазни меня нежно
Научись искусству убеждения за 7 дней
Уроки мадам Шик. 20 секретов стиля, которые я узнала, пока жила в Париже