ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет. Боги не жалуют темные расы – гоблинов, орков, великанов, кобольдов и прочих.

«Темные расы». Джигу понравилось, как это звучит – грозно и загадочно. Но проблему не решает.

Он вполуха слушал, а гном все бубнил и бубнил. Дарнак, по-видимому, потратил не один год на изучение всего этого. Он знал происхождение почти каждого бога. Как ему удавалось во всех подробностях удерживать в голове эти божественные генеалогические древа и не путаться в них, выходило за всякие пределы Джигова понимания. Вместо слова «древо» тут больше подошло бы выражение «корневая система». Родственные отношения выворачивались, переплетались и делали петли, возвращаясь сами в себя, когда боги спаривались с сестрами своих матерей по отцовской линии. Уши Джига сворачивались в трубочку, и он пытался отфильтровать худшие из подробностей.

Дарнак ведь упоминал о чем-то важном. Еще когда лечил Бариуса. Землетворец занят молитвами всего мира – вот что говорил он. Слишком занят, чтобы тратить все свое время на одного гнома.

Джиг жевал хлеб, не чувствуя вкуса. Да и был ли вкус? Он уже не слушал гнома. Гоблин видел два способа использования мощи богов для своей выгоды. Первый – стать последователем самого могущественного из них, способного метать молнии и разрушать миры, даже не вспотев. Потеют ли боги? Неважно.

Но много ли пользы от такого божества простому гоблину? Отсюда вытекал второй вариант. Джиг мог обратиться к богу, утратившему популярность. Такому, у которого мало почитателей и много свободного времени для выслушивания молитв. Он будет рад любому последователю, даже гоблину, и сможет уделить ему достаточно внимания.

Уши Джига встали торчком.

– Что-что?

Дарнак моргнул.

– А? Пятнадцать забытых богов войны теней?

Забытые боги. Звучит великолепно, хотя не очень понятно. Если они и впрямь забытые, откуда гном про них знает?

– Кто они были?

Дарнак потеребил бороду.

Дай подумать… Они впали в немилость за то, что выступили против двоих изначальных. Разумеется, бога убить нельзя, но двое всем показали, что избить до полусмерти можно. Взять Тималуса. Они лишили его разума, выпороли лезвиями молний и бросили в пустыне. Может, и в ящерицу превратили на некоторое время, я не уверен. Он скитался там двести лет, практически забытый.

– Расскажи мне о нем, – нетерпеливо попросил Джиг.

– Ну, Тималус Звездотень был богом Осенней звезды. Когда его брат приносил зимние снега, Звездотень удлинял ночи и танцевал в темноте…

Там было еще много всякого, но Джиг услышал достаточно. Забытый бог, имеющий власть над темнотой! Пусть гоблин и не ведает, ради какой надобности удлиняются ночи, и не имеет представления о временах года.

Джиг станет последователем Тималуса Звездотеня.

ГЛАВА 10

НАДЕЖДЫ НЕ ОПРАВДАЛИСЬ

Они могли остаться здесь навсегда. Пересказ божественной истории продолжался бесконечно. Дарнак считал необходимым поведать Джигу о каждой бородавке на спине бого-жабы и о каждой медной монетке, пожертвованной богу шулеров. Хотя гоблин все чаще недвусмысленно откашливался и оглядывался на остальных приключенцев, Дарнак продолжал говорить. Джиг уже убедился в легендарной гномьей выносливости и вполне мог обойтись без дальнейшей ее демонстрации.

Бариус неторопливо обошел фонтан и постучал носком сапога, желая привлечь внимание. Дарнак замолчал и вопросительно на него уставился.

– Ты еще не занес на карту эту комнату, дружище гном? – Принц махнул рукой на хрустальную чашу с драконами. – Подобное творение заслуживает того, чтобы быть отмеченным, ты согласен?

– Да… – Гном явно разрывался между двумя желаниями. – Но я еще не рассказал гоблину о годах безбожия.

Гоблин уже воспользовался возможностью шмыгнуть прочь и спрятаться за тумбой. Почему Бариус не вмешался час назад?

«Возможно, он издевался надо мной».

Если так, то в следующий раз пусть лучше принц прибегнет к побоям. Однако Джиг испытывал к Бариусу странное чувство благодарности за неожиданное спасение.

Он прятался, пока Дарнак не закончил карту. Приключенцы отправились дальше, вновь возглавляемые Рислиндом. Пока они шли, Джиг обдумывал новую проблему. Как полагается вести себя последователю божества? Наверное, надо повесить на шею медальон, как у Дарнака. Только вместо молота Землетворца там должны быть звездочки и молния Тималуса Звездотеня. Но что еще?

В своем повествовании гном упоминал смертных, приносивших богам жертвы в обмен на помощь. Джиг попытался припомнить подробности. Один там отдавал первенца, другой убивал каких-то непонятных «агнцев». Гоблин не располагал ни сыном, ни загадочными «агнцами», а попытку принести в жертву одного из наземников он решился рассматривать лишь теоретически. Под рукой у Джига имелся лишь Клякса. Но из маленького огненного паука, скорее всего, получилась бы так себе жертва, да и не может гоблин лишить жизни своего восьминогого спутника. Ну, разве что в те секунды, пока горели волосы.

Оставались молитвы. Какие слова надо говорить, когда молишься? Как завести разговор с божеством, если Джиг плохо умел разговаривать даже с сородичами? Следует ли произносить молитву вслух, или бог услышит твои мысли?

Он решил, что боги способны слышать мысли. Если придется говорить вслух, он слишком смутится, чтобы довести дело до конца. В его ушах так и звучал комментарий Бариуса: «Да какое божество потерпит адепта вроде тебя?!» Возможно, принц прав. Честно говоря, многого Джиг не ожидал. Гоблины с богами общались как… ну, как гоблины. В смысле, не особенно общались.

Однако и терять ему тоже нечего. С учетом всех обстоятельств, Джигу нечего терять. Пробираясь вслед за отрядом по черному коридору, гоблин решился.

«Тималус Звездотень? – начал он мысленный разговор. Какое громоздкое имя. Интересно, нельзя ли обойтись обращением „Тим“? Скорей всего, нет. – Меня зовут Джиг. Ты меня слышишь?»

Он сделал паузу, но ответа не последовало. Дарнаковы беседы с Землетворцем тоже казались совершенно односторонними, и отсутствие реакции ничего не значило.

«Я блуждаю неизвестно где с гномом, эльфенком, надменным принцем и магом, который балансирует на грани безумия. Даже не балансирует, а скачет туда-сюда между почти безумием и настоящим безумием. И я тут подумал, а не мог бы ты помочь мне прожить достаточно долго, чтобы вернуться домой в целости?»

По-прежнему ничего. Джиг вздохнул и заторопился за остальными, когда его сознание посетила воистину светлая мысль. Ни один гоблин, к примеру, не взялся бы помогать другому без перспективы получить что-либо за это. С какой стати богам быть иными?

«Я не знаю, как проводятся ритуалы и все такое, но если тебе что-нибудь нужно, я попытаюсь помочь».

Уже лучше. Честная сделка, в точности такую заключил бы человек. Джиг поможет Тималусу Звездотеню, а бог поможет Джигу. Он не ведает, какие услуги могут потребоваться божеству, но только бы не как в той истории с желудем, которую пересказывал Дарнак.

– Внимание. – Бариус поднял руку. – Дверь. Риана, выясни, нет ли ловушек, проверь замки и прочее.

Эльфийку перекосило. Не забывая о предыдущем опыте общения с замками и ловушками, Джиг нисколько не удивился реакции девушки. Еще несколько таких дверей, и она рискует остаться вовсе без пальцев.

– Погодите, – окликнул гоблин.

К неудовольствию принца, он протолкнулся к Риане. Сунув руку в сапог, Джиг вынул припасенную полоску мяса. Гоблин стряхнул с нее пыль и мусор и постарался не обращать внимания на ропот в животе.

– Привяжи к этому свои инструменты.

Эльфийка кивнула, явно припомнив, как Джиг проверял другую дверь. Куском выданной гномом бечевки она примотала отмычку к мясу и сунула ее в замочную скважину. Как и раньше, раздался щелчок, и в полоску вяленой солонины вонзилась серебряная иголка. Мясо было сухим и жестким, но Джиг мог поклясться, что цвет его потускнел.

– Почему тянете? – спросил Бариус. – Обезвредьте ловушку и откройте дверь.

36
{"b":"11504","o":1}