ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Панели!»

Джиг вытаращил глаза. Загородки в коридорах перед нишами с мертвыми воинами такого же размера!

Риана сидела возле стены и со скучающим видом глодала хлеб. Рислинд замер с таким выражением лица, словно он только что вновь предпринял попытку обнаружить Некроманта, да вот Бариус помешал ему сосредоточиться. Дарнак расправил карту и принялся заново изучать путь, пройденный отрядом. За исключением нескольких смешков и вздернутых бровей волшебника, идею гоблина сочли пустой тратой времени. Что может понимать гоблин? Но он прав. Он почему-то не сомневался в этом.

– За панелями.

Услышала только Риана. Глаза у нее округлились, щеки побелели.

– Ты уверен?

Он не успел ответить. Стены колыхнулись от громоподобного смеха. Рислинд вскинул руки со скрюченными пальцами, готовый обрушить заклятие, меч Бариуса с шипением вырвался из ножен, а Дарнак схватил свою дубину. Все растерянно вертели головами. Плечо Джига запахло паленым – Клякса выжег восемь точек на кожаном насесте.

– Очень хорошо, маленький гоблин. – Голос раздавался одновременно отовсюду. Даже гоблинские уши не могли определить местонахождение говорящего.

– Покажись, Некромант, – произнес Бариус спокойно. – Сразись с нами в честном бою и умри как мужчина.

Дарнак печально вздохнул. О приключениях и подвигах Джиг знал не очень много, а потому испытывал сильнейшие затруднения, пытаясь верно подобрать слово для сочетания понятий «честный бой» и «некромантия». Бариусу хорошо, он опять дорвался до возможности разыгрывать из себя благородного героя. Гоблин не в претензии. Пускай все внимание обращено на принца, чего тот, несомненно, и добивался. Джиг готов уступить роль главной мишени.

– Вы прекрасно справились, – продолжал голос. – Мои воины должны были прикончить вас в коридоре, но ваш волшебник гораздо могущественнее, чем я ожидал. Дурак, но могущественный.

Глаза Рислинда сделались багровыми. Он не издал ни звука.

– Давай, маг. Найди меня, если сможешь. Я здесь, только тебе не дотянуться. Жду и смеюсь.

– Ты можешь найти этого негодяя? – воскликнул Бариус. На сердитый кивок брата он прорычал: – Тогда чего тянешь?

«Некроманту только того и нужно!»

Джиг не успел ни подать голос, ни попытаться остановить волшебника еще каким-нибудь способом. Пальцы Рислинда распрямились. Он повернулся к одной из панелей, и из его рук вылетело пламя.

Гоблин съежился и закрыл лицо. Оранжевый шар осветил комнату. Ноздри наполнились едким черным дымом, и, даже стоя за колонной, гоблин ощутил, что его кожа нагрелась. Как волшебник ухитряется прикасаться к этому огню, держать его и управлять им?

Пламя угасло. Пальцы чародея вновь скрючились и распрямились. К стене устремилась вода. Едва касаясь черного мрамора, она мгновенно замерзала. Пока нарастал ледяной щит, с потока упало несколько крупных снежинок.

Клякса спрятался за шею Джига, а Джигу очень захотелось спрятаться за кого-нибудь покрупнее. Такого Рислинд при нем еще ни разу не учинял. Одни эти два заклятия могли стереть в порошок целый отряд гоблинов, не дав им времени даже схватиться за оружие.

Мраморная панель скрылась подо льдом. Волшебник послал второй огненный залп в ее центр. Стоило пламени коснуться черного камня, как по комнате прокатился громкий треск. Панель рухнула на пол, рассевшись на дюжину треугольников. Из клубов пара и дыма выступил вооруженный покойник.

Губы Рислинда изогнулись в презрительной усмешке, и мертвого воина охватило пламя. Спустя секунду от него остался лишь пепел.

– Может, слегка сбавишь темп? – нервно посоветовал Дарнак. – Лучше приберечь немного сил, на всякий случай.

Волшебник то ли не слышал, то ли наплевал на совет. Пламя, уничтожившее труп, перекинулось на следующую панель. Сколько их тут? Джиг считал так быстро, как умел. Двадцать восемь. Когда Рислинд разрушит все, останутся ли у него силы? И что станет с его рассудком? Дарнака, кажется, посетила какая-то идея. Он подергал волшебника за одеяние, пытаясь хоть ненадолго остановить его.

Чародей лишь отмахнулся, и гному пришлось сердито сбивать язычки пламени с бороды. Рука его легла на дубину, а лицо отразило напряженную борьбу между чувством долга и желанием отключить Рислинда при помощи грубой силы. Джиг не знал, принесет ли пользу такой метод спасения волшебников от перерасхода сил, но Дарнак уже успел принять новое решение. Он сжал амулет, встал на колено и забормотал.

«Вероятно, просит еще сил для Рислинда».

Волшебник разнес еще пару панелей, спалил несколько покойников и рухнул, скорчившись от боли. Вместе с ним свалился и гном. Дарнак остался лежать на полу, зажимая руками голову, а Рислинд пришел в себя так же быстро, как и упал.

– Великолепно, – прогремел Некромант. Нетронутые плиты замерцали, исчезая, и в комнату шагнули две дюжины вооруженных мертвецов. – Ты сильнее, чем мне представлялось, колдун.

Голос властителя черных лабиринтов больше не отдавался эхом со всех сторон. И звучал он уже не так низко и грозно, как раньше.

Слева от Джига, охраняемый двумя трупами в парадных доспехах, возвышался трон. Гоблин никогда раньше не видел настоящего трона, но ничем иным это сооружение быть не могло. Его высекли из цельного камня. Ни золото, ни драгоценности не украшали величественное кресло. Черный мрамор на его фоне выглядел ярким самоцветом. Свет уходил в черноту трона, поглощаемый тенями. Ножками служили когти, а подлокотники оканчивались небольшими головами зверей – Джиг плохо видел, чтобы определить их породу. Спинка трона поднималась до потолка ниши примерно на десять футов. Сам повелитель мертвых восседал, скрестив ноги, на вишневых бархатных подушечках. В маленькой ручке поблескивала серебром тонкая волшебная палочка.

Гоблин ухмыльнулся, не сумев справиться с собой. После всех страхов, после всех легенд и песен об ужасном Некроманте он ждал появления кого-нибудь из ряда вон кошмарного – для начала хотя бы повыше ростом. Джиг не ожидал, что у темных магов могут расти большие прозрачные крылышки. Он думал, что волшебники одеваются в длинные балахоны. А самое главное – хотя свободные брюки и безрукавка Некроманта были мрачно-черного цвета, а его голые руки поражали мертвенной бледностью, но весь эффект потустороннего образа портила копна ярко-голубых волос.

– Это же просто фея, – прошептал Бариус.

Губы его растянулись в нехарактерной для него улыбке.

Крайне необдуманная реплика. Некромант ногами встала на сиденье кресла, вытянувшись во все свои два с половиной фута, и наставила серебристую палочку на принца.

– Просто фея, говоришь? А что мешает этой простой фее овладеть темными искусствами? Вы еще увидите, что такое настоящее могущество. А чтобы вы знали, я убила старого Некроманта.

Она спрыгнула с трона и побежала к Бариусу. Ее мертвые телохранители двинулись следом с оружием наготове. Принц скользнул назад, подняв меч в защитной стойке, но Некромант остановилась в нескольких футах за пределами его досягаемости.

– Это были его владения, но я отобрала их у него. Я! Сама! Все остальные погибли, но я прожила достаточно долго, чтобы наложить на него танцевальное заклятие. – Фея хихикнула. – Он не мог остановиться, чтобы заколдовать меня, и я сумела воткнуть ему нож в глаз. Жуткая гадость. Кровавое месиво повсюду. Отвратительно.

– Рислинд, уничтожь это насекомое, – произнес Бариус.

– Сам уничтожай, братец.

Джиг застыл, даже не дыша. Волшебник больше не говорил двойным голосом. Теперешний голос Рислинду не принадлежал. Какая бы напасть с ним ни приключилась, избыток напряжения доконал чародея, и он, похоже, сделался не менее опасен, чем темная фея. Только бы другие догадались об этом. Гоблин не собирался связываться в одиночку ни с одним из магов.

– Взять их!

Некромант небрежно взмахнула палочкой. Из ниш повылезли новые покойники. Они надвигались. Бариус дергал головой то в одну сторону, то в другую. Даже человеческое высокомерие имеет пределы. Раз Дарнак валяется без сознания, а брат спятил, выбора у принца не осталось. Меч выскользнул из его вялых пальцев, и он поднял руки. Два покойника схватили Бариуса за плечи и силой опустили на колени. Другие проделали то же самое с Рианой и Джигом. Мертвецы даже сгребли безвольное тело гнома, подняв его в коленопреклоненное положение.

38
{"b":"11504","o":1}