ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Очень хорошо. – Некромант важно прошествовала перед ними. Встречаясь глазами с пленниками, она по-прежнему задирала голову. – Видите ли, принц, ваш брат сегодня… ну, несколько не в себе. – Она хихикнула. – Если будете хорошо себя вести, я, может быть, даже скажу вам, где он на самом деле.

– Чего ты хочешь? – спросил принц, который выглядел усталым и побитым.

Наверное, реальность все-таки пробилась сквозь твердый человеческий череп, и он понял, насколько близка его собственная смерть. Джиг собрался было успокоить Бариуса, заверить, что спустя некоторое время он свыкнется с этой мыслью, потом решил не привлекать к себе лишнего внимания.

– Вопрос не в том, чего хочу я. А в том, чего хочет он. – Некромант кивнула на Рислинда. – Правда, – она снова хихикнула, – мне никто не помешает оставить себе одного из вас или обоих. Взамен моих поломанных игрушечных солдатиков. Думаю, гнома. Из него получится хороший воин. И еще кого-нибудь. – Фея потерла острый подбородок.

Глаза ее по очереди изучали то эльфийку, то гоблина. К стыду Джига, он мог думать только об одном: «Возьми ее. Возьми ее. Эльфы сильнее гоблинов. Умнее. Я тебе не нужен».

– Вор может вам пригодиться, а вот гоблин совсем ни к чему. Решено, он останется у меня.

– Дерьмо! – заорал Джиг. – Почему меня? Почему не ее? Почему всегда гоблин? – Голос его замер, когда он сообразил, какая это глупость – кричать на повелительницу мертвых. – Э… мадам, – тихо добавил Джиг.

Некромант не обиделась.

– Ты заинтриговал меня, гоблин. Именно тебе удалось раскусить мою маленькую игру. Ты совершенно прав, знаешь ли. Здесь ужасно скучно и одиноко. Иногда я призываю одну из своих летучих мышей и играю с ней, но они так быстро умирают. Водоворот охраняют рыбоящеры, и мне редко удается поговорить с кем-нибудь сверху. Я даже пару раз пробиралась тайком в Штраумовы владения, исключительно ради общества. Ты должен гордиться, маленький гоблин. Тебе первым из твоей расы выпала честь стать моим слугой. – Она широким жестом обвела трупы. – У меня есть люди, гномы, и даже парочка эльфов найдется. – Темная фея понизила голос и оглядела пленников, словно собиралась открыть им величайшую тайну. – Правда, эльфам не слишком нравится быть мертвыми.

– Мне тоже.

Некромант расплылась в улыбке, обнажив почерневшие десны. Заметив изумленный взгляд гоблина, она пояснила:

– Здесь внизу есть особенно нечего. Приходится обходиться тем, что могу наколдовать, и, боюсь, это не самая здоровая пища. Зубы от нее сгнили на корню и вывалились. Чего бы только я не отдала за хрустящее, сочное яблоко! Иногда я думаю, что променяла бы все свое могущество на одно яблоко.

– Но как бы вы его съели, без зубов-то? – недоверчиво поинтересовался Джиг.

– Заткнись! – взвизгнула маленькая фея, взмывая в воздух. Гоблину забрызгало слюной лицо. – Ты понятия не имеешь о жертвах, которые я принесла. Глупый гоблин. В течение часа ты выпьешь несколько глотков из моего прекрасного фонтана, и тебе больше никогда не придется ни о чем беспокоиться. Но мне – мне всегда есть о чем беспокоиться. Что, если мои чары потеряют силу? Или если придет более могущественный волшебник? – Она затравленно огляделась. – Что, если Штраум явится отобрать мое красивое гнездышко?

– Думаю, он здесь не поместится, – заметил Джиг. – К тому же у Штраума уже есть собственное логово, не так ли?

Некромант моргнула.

– Думаю, есть. Видишь, я не зря тебя выбрала. Ты умный. – Фея махнула одному из покойников: – Отведи этих двоих к фонтану и утопи. – Она подмигнула гоблину. – Таким образом ты обязательно проглотишь зелье, пока будешь умирать. Я испробовала множество способов, и, поверь мне, этот наилучший. Э-э, однажды я даже превратила человека в рыбу и бросила его в фонтан. Это подействовало, но в итоге у меня оказался неупокоенный окунь. Ничего хорошего, знаешь ли. Невозможно убить неупокоенного окуня. Я вытащила его из воды, и он трепыхался долгие часы, пока я не приказала одному из моих воинов наступить на беднягу. Эта история веселила меня несколько дней, если честно.

– Что ты собираешься сделать со мной? – спросил Бариус. – С нами?

Глаза феи весело сверкнули.

– Это сюрприз.

«Нечестно», – подумал Джиг.

Принца и остальных возьмут в плен, посадят куда-нибудь в темницу, пока Риана не поможет им выбраться. Так всегда бывает. Не важно, какая там темница – героям всегда удается бежать. Приключенцам всегда сопутствует удача, тогда как гоблинов вечно топят в фонтанах. Почему?

Вопрос жег его мозги. Почему именно его шпынял принц? Почему, когда он попытался помочь Риане, его ругали и били, и в итоге возненавидели? Как его вообще угораздило затесаться в это сборище обреченных безумцев, где приходится воевать с мертвецами и питаться хлебом? Хлебом, не только не имевшим вкуса, но от которого вдобавок Джига страшно пучило. Он уже полтора дня не бывал в нормальном сортире, писая по углам, словно дикое животное. Почему он вообще родился гоблином? Да, для гоблина он, конечно, умен. Ну и куда его это привело? Погибни он вместе с дозором, по крайней мере, это была бы быстрая смерть. Почему, во имя Звездотеня, ему не может повезти хотя бы на этот раз?!

«Почему, во имя мое, ты не прекратишь ныть и не сделаешь что-нибудь? Хотя бы на этот раз».

Джиг застыл.

– Кто это сказал?

Некромант нахмурилась.

– Что?

«Умный для гоблина. Так сказала эта пигалица с голубыми волосами, верно? – Голос в голове Джига вздохнул. – Я смотрю, это слишком щедрое определение».

У гоблина сперло дыхание.

«Тималус Звездотень?»

«Неплохо. Возможно, не все еще потеряно. – Джигу показалось, будто Звездотень качает головой. – Надо же, это гоблин… Неужели я и вправду так низко пал? Ну, чего же ты ждешь, гоблин?»

– Джиг, – произнес он.

– О чем ты, маленький гоблин? – спросила Некромант.

– Меня зовут Джиг. – Он слышал смех Звездотеня у себя в голове. – Джиг! Почему все называют меня «гоблин»?! Я – Джиг!

Он забился, пытаясь вырваться. Мертвые руки держали крепко. Предплечья болели там, где пальцы покойника безразлично сдавили мышцы. Тело ощутило жар даже сквозь кожаное седло огненного паука.

– Клякса! – Джиг повернул голову и толкнул Кляксу носом. Нос обожгло. На его кончике надулся волдырь, а паук еще крепче вцепился в насест.

– Пожалуйста, – взмолился гоблин.

Он толкнул сильнее, еще сильнее, и Клякса, не выдержав, свалился на руку мертвеца. Покойник, не имея иного приказа, продолжал удерживать пленника, даже когда у него почернела сгоревшая кожа.

– В чем дело, гоблин? – насторожилась Некромант, поднимая волшебную палочку.

– Меня зовут Джиг! – Он вцепился во вторую мертвую руку, клыками отдирая от себя облезлые пальцы. К тому моменту у твари успели загореться сухожилия, и отогнуть конечность не составило большого труда. Джиг освободился! Развернувшись к темной фее, гоблин выхватил меч. – Джиг! Джиг! Джиг!

Фея взмахнула палочкой. Из нее вылетело маленькое желтое облако, и вокруг Джига замерцали огоньки. Воздух наполнился сладковатым фруктовым запахом. В лодыжке полыхнула и тут же утихла резкая боль.

Некромант и гоблин уставились на волшебный инструмент феи. Через мгновение Джиг опомнился и с нечленораздельным воплем, размахивая мечом, прыгнул на повелительницу мертвых.

Некромант попыталась взлететь, но клинок гоблина рассек ей крыло. Падая, темная фея снова взмахнула палочкой. Джигу в лицо ударила волна огня.

Лодыжка опять отдалась болью, но пламя не причиняло ни малейшего вреда. Или ни малейшего вреда в сравнении с пауком-огневкой. Оранжевые языки лишь сбивали с толку. Джиг не мог сообразить, в какой стороне Некромант.

Гоблин ударил наугад. Лезвие вошло во что-то мягкое, и пламя исчезло.

На полу перед ним лежала волшебница, недоверчиво уставившись на торчащий из живота меч. Она выронила палочку и обеими руками опасливо потрогала клинок, словно желая убедиться в его подлинности. Один Джиг услышал последние, исполненные муки слова феи.

39
{"b":"11504","o":1}