ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Твою мать!

Джиг обернулся. Перед ним стоял человек, чей голос он, по-видимому, слышал минуту назад. В левой руке человек держал пылающий факел, в правой – наставленный на гоблина длинный меч. Длинный, блестящий, очень острый меч. И клинок этого меча, вне всякого сомнения, крепко держался в рукояти.

– Попробуешь выхватить оружие или позвать на помощь – больше не вздохнешь.

Джиг моргнул. Что там он должен делать? Кажется, хвататься за нож? Однако на помощь позвать, наверное, придется. Приказ Порака. Необходимо предупредить дозорных. Это же его долг.

А меч ужасно большой.

– Правильный выбор. Теперь повернись и иди в пещеру прямо по туннелю.

Человек следовал за гоблином. Сам Джиг всегда называл это место «сверкающей комнатой». Мелкие, не больше ногтя, разноцветные стеклянные чешуйки, покрывавшие весь потолок, мерцали крохотными искрами. Потолок возносился вверх, образуя купол, отчего вихри синих, зеленых и красных светлячков сливались посередине в один захватывающий дух огненный водоворот.

Джиг даже с приставленным к спине мечом, входя туда, не мог не задрать голову. У приключенцев горел костерок, и отражение пламени танцевало в маленьких зеркалах, превращая их в россыпи драгоценностей.

– Это что?

Тот самый скрипучий голос. Издавало его четырехфутовое нагромождение мышц, доспехов и спутанных черных волос – иначе говоря, гном.

– Подслушивал там, в проходе. – Человек убрал меч в ножны. – Так себе шпион. С перепугу сам себя поджег.

Гном сперва расхохотался, затем спросил, сильно коверкая гоблинские слова:

– Ты давно здесь живешь? – Не дожидаясь ответа, он вскочил на ноги и помахал перед лицом Джига большим куском пергамента. – У нас тут пещера тринадцать с половиной на двенадцать шагов, и с четырех сторон по входу. Ты, наверное, не знаешь, который из них ведет в нижние туннели.

Джиг помотал головой и отступил в угол.

– Я сам заблудился, – соврал он.

Человек снова рассмеялся.

– Может, и правда, Дарнак. Он похож не столько на гоблина, сколько на кухонного ишака. Наверное, еще и туповат.

Гном покачал головой.

– То же самое я время от времени думаю про тебя, Бариус Венделсон. Что не делает тебя менее опасным.

– Как смеешь ты говорить со мной в подобном тоне?!

Веселое выражение вмиг улетучилось с лица человека. Он шагнул было вперед, но гном опередил его, проделав тот же самый маневр. Тому, кого звали Бариусом Венделсоном, пришлось застыть на одной ноге, поскольку вторую ему поставить было некуда, если, конечно, он не собирался наступить на гнома.

– Я знал тебя еще подростком. – Дарнак сгреб окованную железом дубину и покачал ею перед носом Бариуса. – Принц ты или нет, а башку я тебе при необходимости проломлю.

Пока они препирались, Джиг воспользовался возможностью и огляделся. Пленник не сомневался, что при малейшем намеке на попытку сбежать их ссора тут же прекратится, но, по крайней мере, он получил более четкое представление о том, с кем имеет дело.

Человек… самое подходящее выражение, какое удалось подобрать гоблину, это «человек блистал». Каждое колечко серебристой кольчуги было отполировано до зеркального состояния. Усыпанную драгоценными камнями и увитую золотой проволокой рукоять меча венчало изображение львиной головы. Сапоги из мягкой кожи доходили до колена. Лиловые бархатные узкие штаны выглядели такими же дорогими, как и остальной наряд, а также смешными и неудобными. Впрочем, кто такой Джиг, чтобы критиковать человеческую моду? Широкоплечий и подтянутый Бариус несомненно отличался изрядной физической силой. Его волосы, подстриженные идеально ровным кругом, пленник поначалу принял за шайку, а взглянув на безупречно заостренную эспаньолку, гоблин заподозрил, что принц время от времени использует ее вместо оружия.

Гном выглядел наиболее опасным из двоих. Под белым балахоном он носил видавший виды, но ухоженный чешуйчатый панцирь. Джиг разглядел на нем несколько новых звеньев, по всей вероятности сменивших ранее поврежденные. Дубиной, также украшенной многочисленными выщербинами, то ли без конца отбивали удары мечей, то ли количество проломленных ею черепов уже не укладывалось в понятие «несколько». У самого Дарнака большую часть лица покрывали спутанные заросли черных волос. Кожа имела дублено-коричневый цвет. Крючковатый нос, размером почти не уступавший гоблинскому, торчал над густыми усами и длинной бородой. Из-под мохнатых гусениц бровей на мир смотрела пара внимательных поросячьих глазок.

Потом Джиг заметил третьего члена отряда. Возле костерка, подтянув колени к груди, скорчился тощий эльф. Казалось, его не интересовали ни выяснение отношений, ни гоблин – вообще ничто, кроме пламени. Старые штаны и рваная рубаха, служившие ему одеждой, выглядели настолько же убогими, насколько роскошно смотрелась экипировка Бариуса. Рыжие, коротко остриженные волосы торчали клочьями. Лицо эльфа привело гоблина в некоторое замешательство, и лишь через несколько секунд Джиг сообразил почему.

Эти наземники жизни себе не представляют без того, чтобы не натянуть на себя не менее восьми слоев одежды. Интересно, сколько часов они тратят на одевание? Собственно, эта куча тряпья поначалу и сбила гоблина с толку.

Ну, так вот: «он» на самом деле оказался не «он», а «она». Какова ее роль в этой компании, Джиг понятия не имел. Судя по всему, эльфийка представляла наименьшую угрозу, но, с другой стороны, вполне могла оказаться опасной. Данная особа ничуть не походила на изящных стройных эльфов из легенд. Гоблин даже прикинул, а не является ли она представителем какой-нибудь народности, о которой он еще не слышал. Он имел кое-какие познания о разновидностях эльфов. Лесные, там, горные и всякие другие. Но упоминал ли кто-нибудь об эльфах-оборванцах?

– Так что мы с ним делаем, ваше высочество?

Вопрос гнома прервал размышления Джига и полностью завладел его вниманием. Исходя из того, что эльф оказался женского рода, единственным «ним», о котором могла идти речь, оставался гоблин.

– Безопаснее всего убить, – медленно произнес Бариус. – Хотя, наверное, он мог бы пригодиться. Идиот или нет, но знает он об этих туннелях больше, чем мы. В худшем случае можно пустить его впереди, чтобы усыпить подозрения любых встречных тварей… Но все-таки мысль о гоблине в нашем отряде мне не по душе.

Джиг, скрестив пальцы, уцепился за соломинку: пока его не прикончили, есть надежда выжить. Порак и остальные еще могут его найти. Они вооружены мечами и числом превосходят непрошеных гостей вчетверо. Даже у гоблинов при таком соотношении сил появляется шанс. Если б они только увидели. Если 6 они только слегка шевельнули мозгами и обратили внимание на то, что разведчик до сих пор не вернулся. Если, конечно, они не слишком увлеклись играми. Если вообще у них хватит ума заметить, что что-то не так!

Джиг со стоном опустился на пол. Он, вне всякого сомнения, мертвый гоблин.

ГЛАВА 2

РОКОВАЯ ОШИБКА БАРИУСА

В его жизни было множество неприятных событий – от уборки за пьяными сородичами, не успевшими вовремя дойти до сортира, до тех незабываемых ночей, когда Голака украшала приготовление пищи своим пением. Ничто из ранее пережитого не подготовило Джига к беспомощному сидению в ожидании конца дискуссии на предмет, убивать его или не убивать.

Он может принести пользу, – убеждал Дарнак. – Погляди на Риану. Как она разобралась с тем замком на воротах. Чисто-аккуратно. Лучше и желать нельзя. Ты вот вспомни: путь, который мы ищем, «окутан тьмой водянистой» – может, он знает, где это.

– Наверняка знает. Но существует бесконечная разница между эльфом, даже в положении Рианы, и гоблином. – Бариус покосился на эльфийку. Та прислушивалась к беседе не менее напряженно, чем Джиг. – Тебе надлежит высматривать других чудовищ, девушка.

Других чудовищ. Приключенцы считают его чудовищем! Это даже слегка приободрило. «Чудовище» – шаг вверх по сравнению с «досадной помехой», как большинство приключенцев характеризовали Джигово племя.

4
{"b":"11504","o":1}