ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Вот это более логично», – решил Джиг.

Он подполз к яме. Стало быть, здесь ловушка, а не путь отступления. Вполне подходит по стилю фее мертвых. Дарнак поставил фонарь на пол возле трона, и, когда исчезли плиты, он рухнул вниз вместе с приключенцами, оставив гоблина в кромешной тьме. Джиг двигался медленно, по пути ощупывая каждый дюйм черного мрамора. От изучения ямы его отвлекло приглушенное хихиканье. Рислинд пришел в себя. Тряпка, засунутая ему в рот Дарнаком, слегка гасила звук. Свет, исходивший от глаз, придавал лицу волшебника демонически-красный оттенок.

«Они погибнут там внизу».

Голос чародея звучал в голове Джига. Не самого Рислинда, а того, второго, что захватил власть над магом.

«Щенки и идиоты. Во владениях Штраума вас всех передавят, как насекомых».

Джиг подобрался к волшебнику и пнул его в живот. Чего это вдруг все повадились залезать в гоблиновы мозги? Джиг и после Тималуса Звездотеня едва в себя пришел, чуть не обмочился. А теперь еще и болтовню Рислинда терпеть?

«Это ненадолго, маленький гоблин».

Джиг прищурился. Ориентируясь в слабом свете красных зрачков, он подобрал веревки вокруг лодыжек волшебника и поволок его к яме. Плечо болело, но Дарнак поработал на славу – рана не открылась. Джиг заглянул в глаза Рислинда и впервые не испугался их темно-кровавого сияния.

«Единственный выход для тебя – броситься на собственный меч».

Гоблин спихнул чародея в провал, уселся, свесив ноги, на край и стал думать, как поступить дальше.

– Которая же это была плита?

Он вел мечом по полу. Лезвие уперлось в легкое углубление, отмечавшее край мраморного квадрата. Джиг постучал мечом по следующему. Один из них открывал стены. Мертвецов поубивали наземники, когда еще в первый раз привели в действие ловушку, поэтому, если ее запустить снова, на гоблина никто не нападет. Хочется верить. Кроме того, волшебная палочка Некромант уничтожена. Вероятно, здесь самое безопасное место во всей горе.

Вдобавок еще и самое пустое место. Помимо летучих мышей – и кто там еще кроме них обитал в пропасти? – они с Кляксой единственные живые существа во всем мраморном подземелье. Если Джиг тут застрянет, то, возможно, продержится несколько дней, а потом непременно сойдет с ума от голода и жажды.

Надо скорее выбираться. Наверх пути нет. Даже если существует способ вылезти из водоворота и, распихивая рыбоящеров, доплыть до берега озера, Джиг на такое не сподобится. Ни по собственной инициативе, ни с благословения Тималуса Звездотеня. Следовательно, остается дорога вниз. Придется последовать за приключенцами.

Он поорал некоторое время в черноту ямы. Никакого ответа. Непроглядная темень странно искажала голос Джига, делая его слабым и испуганным. Так оно на самом деле и было, только кому понравится, когда его тычут носом в собственные слабости?

Натянув брошенный в Рислинда сапог, Джиг отыскал браслет. Тот намертво сплавился с волшебной палочкой. Видимо, как амулет он больше не годился, даже если в нем осталось хоть немного нейтрализующей магию силы. Гоблин сунул металлический слиток за пояс. Сгодится в качестве сувенира, когда Джиг попадет домой. Другие гоблины, естественно, не поверят, что это бывшая волшебная палочка владычицы мертвых. Но все равно здорово сохранить эту штуку на память.

Еще ему требовался свет. Фонарь, факел, даже свечу он счел бы даром богов. Джиг с надеждой затаил дыхание, однако Звездотень намека не уловил, и никакая свеча в руке не появилась. Гоблин вздохнул и поплелся на ощупь. Ни света, ни браслета, ни еды.

Тринадцатая плита подалась под мечом. Судя по еле слышному шелесту поднятой в воздух пыли и запаху тления, ниши открылись. Умом он понимал – бояться нечего. Голос разума звучал слабо и одиноко, и паника заглушила его, не встречая ни малейшего сопротивления. Гоблин заорал, размахивая мечом над головой.

Никто не напал. Джиг медленно опустил оружие. Грудь его ходила ходуном, а ладони взмокли от пота. Случись ему сейчас на самом деле отбиваться, рукоять меча мгновенно выскользнула бы из рук.

Он шагнул в нишу, где не так давно отсиживался с Рианой. Петля должна лежать справа. Гоблин уже собирался приступить к прочесыванию пола, когда не него снизошел божественный глас: «Панель, тупица».

Он возмущенно вскинулся. Какого он… панель… о нет! Джиг бросился в коридор. Он пробыл в нише всего секунду или две. Неужели опоздал? Вдруг плита уже восстановилась, поймав его внутри? Если так, то лучше стукнуться об нее достаточно сильно, чтобы сломать шею.

Проскочил. В момент прыжка Джигу казалось, что он пролетает сквозь ледяной водопад. Тем не менее гоблин приземлился в коридоре. Не в силах унять дрожь в ногах, он плюхнулся на задницу. Вот дурак. Дурак! Пережить встречу с Некромант и все остальные приключения, а потом умереть с голоду из-за идиотской ошибки! На сей раз никто не явился бы выпустить его из ниши.

Дождавшись, пока дрожь утихнет, он снова отыскал панель-ловушку. Даже при свете задача была не из легких, а подцепить веревку и вытащить ее наружу в темноте казалось почти невозможным.

Джиг не спешил. Впервые за несколько дней его никто не понукал, не преследовал и не подкрадывался к нему сзади с намерением напасть.

Он немного поэкспериментировал, выясняя, как долго ниша остается открытой. Плита появлялась через два вдоха после прикосновения к стене или полу. Масса времени, чтобы перевеситься внутрь, вытянуть руку, держа меч за лезвие, и несколько раз провести гардой по полу по направлению к себе. Так рано или поздно подцепишь веревку.

Дважды порезав ладонь, гоблин снял набедренную повязку и обмотал ею клинок. Приключенцы либо далеко, либо вообще погибли, так что можно не беспокоиться о приличиях.

Он выгреб по меньшей мере половину скелета россыпью, пока не зацепил петлю. Как только веревка вытянулась наружу, Джиг отошел от ниши и снова обернул бедра повязкой. Снова чувствуя себя пристойно одетым, гоблин поспешил в тронный зал.

Длина развязанной веревки равнялась примерно семи футам. Если бы ему не пришлось срезать с шеи петлю, вышло бы еще больше. Джиг уселся на край ямы и принялся за дело.

Веревка состояла из трех перевитых шнуров. Любой из них наверняка способен выдержать его небольшой вес. Поднимать Дарнака на таком коротышка не взялся бы, но тощий и легкий гоблин – совсем другое дело. Шнуры удалось распустить не сразу. Веревка вела себя как живая. Она норовила сплестись в замысловатую косу или перекрутиться, петляя по всей длине.

В итоге у Джига получилось около двадцати футов шнура. Он подергал узлы, соединявшие отдельные куски. Те не подались. Удовлетворенно хмыкнув, гоблин свил петлю и попытался накинуть ее на подлокотник трона. Заарканить каменную башку на подвешенном в воздухе кресле в полной темноте – подвиг, достойный самого ловкого героя. Джиг провозился почти час, пока веревка не зацепилась намертво.

Все могло сложиться гораздо удачнее, если б он немного передохнул. Стоило повиснуть над пустотой, как порезанную ладонь свело судорогой. Руки дрожали – бесконечные броски наугад не прошли для них бесследно. Правая кисть намокла от крови, левая – от пота. Пальцы соскользнули, и все усилия Джига по организации себе более удобного, по сравнению с приключенцами, спуска пропали впустую.

Он приземлился задом на что-то упругое и влажное. Внезапный свет ослепил его. Проведя столько времени в тишине, Джиг обрадовался шуму словно обретенному старому другу. Он слышал, как дует ветерок. Вокруг раздавался непонятный шелест, а вдалеке слышалось пение птиц. Птицы? В логове Штраума? Джиг пожал плечами. Воробьи и прочие птахи время от времени залетали в туннели. Из них получалась классная закуска. Вероятно, тут есть трещина до самой поверхности. Причем настолько узкая, что никто, кроме птиц, не мог влетать и вылетать обратно.

– Джиг! Ты ли это? А мы гадали, присоединишься ли ты к нам.

– Дарнак? – Гоблин повернулся на голос. Глаза еще не привыкли к свету, но он смутно различил приземистый силуэт гнома в нескольких футах от него. – Я мог либо следовать за вами, либо остаться там и помереть с голоду.

42
{"b":"11504","o":1}