ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Очень странно. – Бариус внимательнее присмотрелся к ранам. – Что бы его ни убило, сделано это не ради еды. Такой туши самому крупному животному хватит на несколько дней. Даже если существо не было голодным, оно должно было уволочь добычу с видного места, чтобы спрятать. Больше похоже на спор о территории.

Он указал на островок травы за спиной у эльфийки.

– Существо ушло обратно к центру поляны.

Джиг уставился в траву. Такая же зеленая, как и вокруг. Вдруг безумие брата теперь передалось принцу, и он вообразил себя способным общаться с растениями?

– Рассредоточиться, – скомандовал Бариус – Искать все необычное.

Острые уши гоблина уловили ворчливый комментарий гнома:

– В сотне футов под землей, на фальшивой поляне под фальшивым небом, рядом с огром, задавленным неизвестно кем, как крыса кошкой, он посылает нас искать необычное.

Исследуя поляну, отряд наткнулся еще на два трупа. Вместе с первым эти тела образовывали грубый треугольник вокруг того места, где приключенцы свалились с неба.

– Засада? – предположил Дарнак.

– Вероятнее всего. Пока бы мы оправлялись от падения и вытаскивали оружие, они бы на нас и напали. – Бариус закусил губу. Так происходило в те редкие моменты, когда Джиг замечал, что принц встревожен. – Даже если я и ты смогли бы выстоять против такого, они бы превзошли нас числом.

Он явно не считал эльфийку с гоблином достойными упоминания.

«Яма была ловушкой. Кто бы ни расправился с Некромантом, ему предстояло попасть сюда».

Судя по размерам двуручного меча, выроненного одним из огров, Джигу не имело смысла даже прикидывать собственные шансы продержаться против них. Не говоря уже о чудовище, которое их убило. Скорее всего, наземникам повезло угодить в самый разгар междоусобных разборок. Хобгоблины и гоблины тоже порой устраивали крупные стычки, когда кончалась еда и целый отряд ловили за воровством на чужой территории или когда молодым воинам надоедало задирать своих. При самом удачном стечении обстоятельств здешние твари прикончат друг друга до того, как Джиг с ними встретится.

Бариус потрогал раны третьего огра.

– Этого убили последним. – Несколько минут принц ползал по траве вокруг. – Оно ушло в лес, в этом направлении. Если поторопимся, мы его догоним.

– Что?! – вопль больше походил на писк, но Джига сейчас меньше всего волновало, как звучит его голос. Он, скорее всего, ослышался.

К его ужасу, Бариус кивнул. В глазах принца светилась решимость.

– Таким образом, мы становимся охотниками, а не дичью. Лучше так, чем сидеть и ждать, пока оно подкрадется к нам в ночи, не правда ли?

– Может, оно убивает только огров? – робко предположил гоблин.

– Мне больно это говорить, – заметил Дарнак, – но его высочество, вероятно, прав. Пока мы не знаем опасностей этого места, мы словно дети, вслепую идущие в медвежью берлогу.

«А когда мы узнаем эти опасности, мы станем идущими прямо к медведю в пасть».

Вслух Джиг ничего не стал говорить. Он слишком хорошо усвоил: Бариуса и гнома такими аргументами не остановишь.

– Врага надо знать в лицо, а, Дарнак? – весело произнес Бариус.

Он светился от радостного возбуждения. У гоблина недоверчиво отвисла челюсть. Принц действительно хотел преследовать неведомую тварь?

– А как насчет Жезла?

Бариус на мгновение заколебался.

– Мы не можем искать Жезл, когда за нами гонится такое чудовище. К тому же мы не знаем, где найдем Жезл. Мы можем пробыть здесь несколько дней, так что нам следует узнать об этой стране как можно больше.

Джиг указал на Рислинда.

– А он?.. – Слова замерли у него на языке.

Несмотря на кляп во рту, в уголках глаз волшебника собрались морщинки веселья. Чародей с интересом наблюдал за приготовлениями Бариуса.

– Ты ведь знаешь, что это за зверь, правда? – негромко спросил гоблин.

Рислинд услышал. Морщинки сделались глубже. Легким кивком он поманил Джига к себе. Джиг осторожно приблизился, держа правую ладонь на рукояти меча. Левой рукой он потянулся к кляпу, да так и застыл. А вдруг это очередной обман? Разумеется, обман. Рислинд не просто наземник. Он еще и волшебник в придачу. Клякса с кожаного насеста не подавал ни малейших признаков тревоги. После всех недавних страхов огневка казался непривычно прохладным. Джиг все равно не верил.

– Я убью тебя, если попытаешься колдануть, – предупредил он.

Рислинд чуть нагнул голову в насмешливом согласии.

– Как и я, – произнес Дарнак за спиной у гоблина. – Я шел забрать его, – пояснил гном. – И услышал ваш разговор. Так что давай, вынимай кляп. Он знает, что мы размозжим ему голову, если понадобится.

Чувствуя себя увереннее рядом с гномом, Джиг стянул веревку Рислинду под подбородок и вытащил у него изо рта скатанную в шар тряпку. Волшебник глубоко вдохнул.

– Воды, – хрипло произнес он.

Дарнак поднес бурдюк к его губам, и чародей сделал несколько больших глотков. Когда он снова заговорил, голос у него стал чище.

– Ты умрешь за то, что сделал, гоблин.

Эта перспектива его откровенно радовала.

– Довольно, – оборвал Дарнак. – Рассказывай нам о твари, которая убила огров. Или ты задумал хитрость, чтобы освободиться от кляпа?

– Нет. – Рислинд улыбался. – И незачем охотиться на него. Он довольно скоро сам вас навестит.

– Он? – переспросил Джиг. Волшебник кивнул.

– Он один из Штраумовых… слуг.

– Откуда ты это знаешь, братец? – Бариус, скрестив руки, сердито воззрился на чародея сверху вниз. – Какие у нас причины доверять твоему слову?

Рислинд хихикнул.

– Верьте не верьте – разницы никакой.

Ощущение ямы в животе у Джига усилилось. Несмотря на все, что натворил волшебник, гоблин ему верил.

Рислинд шагал вместе с отрядом. Ноги ему развязали. Сначала Бариус распорядился нарубить жердей и тащить брата за собой.

– А как прикажешь мне сражаться, если я буду переть эти чертовы волокуши? – возмутился Дарнак. – Попросишь местных чудищ подождать, пока я выпрягусь?

Джиг в кои-то веки был согласен с принцем. Рислинда развязывать не следовало. Его даже с поляны забирать не следовало. Всем же ясно – волшебник безумен. Что помешает ему убить всех? Да, он пообещал не пользоваться магией, но разве можно верить разуму, спрятанному за красными глазами в чужом теле? Стоит им ослабить бдительность, чародей точно нападет. И начнет, естественно, с гоблина, оскорбившего его в тронном зале владыки мертвых.

Пока приключенцы добирались до леса, Рислинд вроде бы держал обещание. Он не произнес ни слова, а руки у него оставались связанными за спиной. Колонну замыкал Дарнак, а уж он непременно заметил бы любую попытку сотворить заклинание. Самого волшебника до сих пор вполне устраивало идти вместе со всеми. И все же он нервировал Джига. Особенно его улыбка. Словно все происходящее – игра, и только Рислинд знает правила.

– След уводит глубже в лес. – Бариус присел на корточки у пятна голой почвы. – Смотрите, тварь оставила отпечаток только двух лап.

Джиг тупо пялился на коричневую истоптанную землю. Сам он ничего разобрать не смог и опасался, как бы все эти следы не оказались галлюцинациями принца.

Вдобавок ко всем остальным неудачам гоблина навыки ориентирования в туннелях здесь совершенно не годились. Поначалу Джиг надеялся в случае чего самостоятельно отыскать дорогу обратно на прогалину, но однообразная мешанина древесных стволов совершенно сбивала с толку. В окружении незнакомой, абсолютно чужеродной среды он чувствовал себя неуютно-зависимым от наземников.

– Когтистое, как мы и предполагали. – Бариус растопырил на земле пятерню. – Большие пальцы отставлены для равновесия. Следы глубокие, значит, могу предположить, что мы имеем дело со зверем столь же массивным, как огр. Возможно, со львом. Но пальцы длиннее.

Вскоре принцу надоело ползать на карачках.

– Вперед, продолжим путь.

Джиг подождал, пока двинутся остальные, и даже отступил на шаг, пропуская Рислинда. Волшебник только улыбнулся ему. Пристроившись рядом с Дарнаком, гоблин тихонько поинтересовался:

44
{"b":"11504","o":1}