ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Они что, оба безумны? Подначивают друг друга, как дети. Ведь единственная причина, по которой мы на самом деле преследуем эту зверюгу, заключается в том, что Бариус отказывается отступить перед своим братцем. Что с ними не так?

Гном вздохнул.

– Один Землетворец знает, какая беда приключилась с Рислиндом. А что до Бариуса, боюсь, для него первенство важнее всего остального, даже его собственной жизни. – Он покачал головой и вернулся к съемке местности, набросав на карте группу небольших пушистых деревьев. Ломаная линия отмечала продвижение отряда вглубь леса. В центре листа была пометка: «Большие дохлые огры, 3 шт.».

– Бариусу никогда не удавалось хоть в чем-то быть первым. Он седьмой сын короля Вендела. Это означает, что у него не больше шансов сесть на трон, чем у тебя или у меня, и он это понимает, как никто другой. Даже несмотря на то, что три его брата в разное время погибли, доказывая свое право называться мужчинами, во дворце он – не более чем лишний рот. Благородный рот, заметим, но все равно обуза. Рано или поздно Бариуса женят, подарят ему славное поместьице где-нибудь в глуши и забудут о его существовании.

– Он вырос с родителями? – с подозрением спросил Джиг.

Дарнак промокнул чернильную кляксу.

– Да. И что из этого?

Гоблин и раньше слышал, будто наземные расы имеют привычку занимать отдельные логова для каждой пары и их детенышей. Ему такой подход к использованию пригодного для жизни пространства казался слишком расточительным. Правда, если размеры здешних лесов имеют хоть немного общего с расстояниями на поверхности, наземники, пожалуй, могут позволить себе подобную роскошь. И всего семь братьев? Джиг вырос вместе с десятками кузенов и кузин. Их воспитывали всем логовом. Он даже понятия не имел, кто его родители. Гоблинов такие мелочи не волнуют. В жизни есть дела поважнее.

– Разве это не глупо? – Джиг поспешил уточнить: – Я имею в виду, настолько полагаться на родителей.

– В гномьей семье это не играло бы никакой роли. Для нас семья – это все. Родители, кузены, бабушки-дедушки, братья и сестры – все кучкуются в одном доме, присматривают друг за другом, и никто не остается без внимания. Но для принца Бариуса его родители всегда были заняты. Правили Аденкаром. Он вырос в окружении слуг, наставников, и все они смотрели на него как на очередного дармоеда Венделсона, о котором надо заботиться.

На самом деле он очень одинокий мальчик. Как и большинство королевских сыновей. Они рано начинают соревноваться за родительское внимание. Каждый хочет показать себя лучшим защитником, самым быстрым всадником, самым метким лучником. Бариус сражался на турнирах с тринадцати лет. Ни разу не выиграл, между прочим, зато однажды так повредил себе колено, что я неделю бился, пока не вылечил его.

Он выучился играть на лютне, прочел все книги, какие смог достать, а однажды три ночи подряд проторчал в поле, чтобы выследить здоровенного волка, который повадился резать лошадей на конюшне. И все равно на него не хватало времени.

Дарнак со вздохом поднял глаза, желая убедиться, что братья от него достаточно далеко.

– Вечно находилось что-то более срочное: какой-нибудь договор, который непременно надо заключить, или какой-нибудь посол, с которым непременно надо отобедать. Даже если Бариусу удавалось добиться крупного успеха, старшие братья затмевали его. На волка он отправился сразу после того, как один из принцев доставил с юга убитого грифона-отшельника. Я гордился ими обоими, но особенно Бариусом. Он ждал в засаде, несмотря на дождь и холод. Он застрелил матерого зверя детским тренировочным луком, тогда как его старший брат путешествовал с целым полком гвардии и спал в крепком теплом шатре. Но где волку тягаться с грифоном?

Окончательным потрясением для него стал Рислинд. Рислинд однажды ушел и не возвращался два месяца. Весь Аденкар искал пропавшего принца, но тот исчез, как тени в полдень. Слухи ширились и множились быстрее, чем блохи на нищем. «Рислинда похитили эльфы; он утонул в Змеиной реке; он убежал, чтобы воссоединиться со своей тайной любовью». Каждый имел свою версию.

Бариус не знал, чему верить, но увидел шанс прославиться. Он всегда был умелым охотником и следопытом и потому объявил, что приведет брата назад. Прервал собрание двора, чтобы сделать это заявление, и постарался, чтобы все услышали. Он неделю потратил на приготовления, отбирая лошадей, снаряжение, людей и карты.

И тут Рислинд вернулся. Вошел в тронный зал – спокойный и уверенный, как всегда. «Я выдержал испытание», – сказал он нам. В доказательство послал одну за другой крохотные синие молнии через весь потолок. Поднял в воздух старшего из принцев и оставил его там висеть и верещать, словно баньши. Раньше ему с трудом давались даже простейшие фокусы и заклинания. Каким-то образом Рислинд за два месяца ухитрился стать мастером своего дела.

Бариус был раздавлен. Брат, который младше на два года, затмил его. А после своих грандиозных приготовлений к походу он выглядел еще большим дураком. – Дарнак глотнул эля, чтобы промочить горло. – Это было год назад. Затем какой-то идиот подкинул ему идею отправиться за Жезлом Творения. Хотел бы я проломить эту дурью башку. Все считали такой замысел самоубийством, но для Бариуса это стало единственным способом превзойти остальных принцев…

Дальше Джиг слушал уже вполуха. Рассказ гнома только утвердил его во мнении, что Бариус двинутый. У принца было место, где жить, пища, чтобы есть, у него были люди, чтобы прислуживать ему и исполнять любое его желание, – и он погнался за еще большим. Он хотел «проявить себя».

Как это? Гоблин, признаться, не постиг суть человеческих побуждений даже после Дарнакова рассказа. Все эти подвиги и миссии больше всего походили на состязание сумасшедших за право покончить с собой наиболее зрелищным способом. Зачем искать магический жезл, который, Джиг точно знал, Бариусу даже не был нужен? Ведь принцу просто хотелось, чтобы о нем говорили: «Вот он – тот, кто нашел Жезл Творения!» Или погибнуть и прославиться. Что проку от славы и признания, если получить их можно, только скормив себя чудовищу-огроубийце?

Пожалуй, рифма «славой – кровавой» имеет немало смысла. Гоблин улыбнулся своей догадке. Не попробовать ли сложить песню о человеческом принце? Первый куплет он сочинил на ходу:

Бариус, человечий принц, спустился вниз за славой.
Встретил гоблинов отряд – спасся лишь один.
Взял беднягу Джига принц в свой поход кровавый,
Чтоб решил король, что он самый храбрый сын.

Неплохо. Джиг оглянулся. Приключенцы бормотание гоблина вниманием не удостоили. Если удастся прожить еще немного, надо, пожалуй, закончить песню.

Он переключился на лес. Риана сказала, что деревья не настоящие, но Джига они вполне устраивали. Он все равно никогда не видел ничего подобного. Коричневые стволы толщиной с него самого вздымались вверх на сотню футов. Корни змеились по земле, заставляя гоблина спотыкаться каждый раз, стоило ему засмотреться на небо.

«Наверное, из-за этого наземники и придумали обувь», – решил коротышка, вставая с земли после четвертого падения.

Даже в свободных сапогах пальцы болели от столкновений с корнями. Босиком он сейчас уже вряд ли мог бы двигаться.

Постепенно фальшивый лес стал казаться менее идиллическим. Идти теперь приходилось по-другому. Почва пружинила под ногами, и Джиг был вынужден шагать, нелепо задирая коленки, и все время избегать встречи с этими проклятыми древесными корнями. К тому же, вместо ровного каменного пола, подошвы без конца наступали то на ямку, то на бугорок. Икры гудели от бесконечных подъемов на пригорки, где из-под ног постоянно выскальзывали комья земли.

Ему требовался отдых. Пот ел глаза, и каждый шаг сам по себе становился героическим деянием. По всем ступням надулись волдыри размером с небольшую гору. На щиколотках, на пятках, на пальцах… к этому моменту его ноги могли рельефом соперничать с окружающим лесом. Сапоги, защищавшие ступни, сделались тяжелыми, как камни, и лишь сознание того, что босиком станет еще хуже, не позволяло гоблину зашвырнуть их в чащу.

45
{"b":"11504","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Молчание сердца. Учение о просветлении и избавлении от страданий
Человек, который приносит счастье
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство
Интимная гимнастика для женщин
Игра Кота. Книга четвертая
Страсть – не оправдание
Сам себе MBA. Самообразование на 100 %
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету