ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несмотря на все мучения, он держал рот на замке. Бариус усмотрит в жалобе обычное проявление слабости и, скорее всего, нарочно прибавит шагу. Кроме того, у других проблем не возникало. Даже Риана, тощая как змея, без труда держала темп.

Наконец, когда яркий солнечный свет потускнел до оранжевого, а затем и красного, принц объявил привал. Он указал на пару высоких деревьев.

– Лагерь разобьем там. Риана с гоблином собирают хворост, а мы с Дарнаком обсудим, как разделаться со Штраумом.

В устах Бариуса дракон представал всего лишь досадной помехой. Эдакий червь-падальщик, которого надо выгнать из кухни, а не существо из легенды, способное убивать одним дыханием.

Отправляясь на поиски хвороста, Джиг одним ухом прислушивался к разговору позади. За деревьями он не мог разобрать слова, просто боялся свернуть не в ту сторону и потерять дорогу. Пока слышны голоса, есть возможность найти приключенцев по звуку. Как люди обходятся без путеводных стен? Дома можно пойти в любую сторону, повернуть наугад влево или вправо и не заблудиться. Деревья выглядят одинаково, земля везде одна и та же, и если бы не приглушенный разговор позади, гоблин уже перестал бы соображать, где находится стоянка.

«Вот почему Дарнак тратит столько времени на составление карты».

Если наземники так же плохо ориентируются в горе, как подземный житель здесь, не удивительно, что им надо зарисовывать дорогу обратно.

Он поднял глаза к небу и получил очередное потрясение.

«Солнце съехало!»

Раньше оно висело прямо над головой, но за прошедшие несколько часов успело добраться до самого края неба. Как они смогут отыскать дорогу, если даже небо меняет положение?

Риана остановилась, задрав голову. Эльфийка не шевелилась, и гоблин проследил за ее взглядом. Над лесом, описывая широкие круги, парила птица. Следя за ее полетом, Джиг испытал легкое головокружение. Интересно, а кружится ли голова у птиц? И выглядит ли гоблин оттуда таким же маленьким, какой она сама кажется с земли? Понимает ли птица, насколько она свободна, если может отправиться куда захочет?

– Интересно, каково это.

– Уверена, что здорово. – Риана сплюнула, и только тут Джиг догадался, что произнес свою мысль вслух. – Можешь лететь куда хочешь. Пока охотник не спустит своего ученого сокола, чтобы сломать тебе спину и принести ему твой труп.

Она затопала прочь. Гоблин двинулся следом, боясь потерять ее из виду. Вот тебе и птицы.

Когда девушка остановилась и стала подбирать с земли деревянные палки, Джиг решил поступить разумнее. Он выбрал дерево наугад, вытащил меч и рубанул по одной из нижних ветвей. Удар отдался в пальцах и предплечье. Деревья оказались неожиданно упругими. Гоблин замахнулся для следующего удара.

– Что ты делаешь?

– Добываю дрова. – Он заметил выражение ее лица и заколебался.

Риана раздраженно покачала головой.

– То-то проку от них будет. Зеленое дерево не используют для костра. Только если хотят устроить сигнальный дым.

– Что устроить?

– Сигнальный дым. Знак, который люди подают друг другу, чтобы сообщить, где они находятся. – Она поджала губы. – Лично я не собираюсь извещать дракона о нашем прибытии, а ты?

Джиг уставился на дерево. Самые тонкие ветки заканчивались зелеными листьями, но грубый ствол казался скорее коричневым. Дерево как дерево. Гоблин в них не разбирался и не понимал, почему собранные Рианой палки лучше его ветки. Возможно, на них не надо тратить много сил. Ведь неизвестно, сколько он сможет нарубить, пока руки окончательно не онемеют.

Видя его нерешительность, Риана вздохнула и бросила на землю свою охапку хвороста.

– Убери меч, – нетерпеливо велела она. Дождавшись, пока оружие Джига благополучно вернулось в ножны, она указала на отсеченную им ветку. – Видишь живицу?

Гоблин прищурился. Приблизив лицо к ветке на расстояние трех дюймов, он смог различить несколько капель чистой жидкости, сочащейся из среза.

– Это потому, что она еще живая. Ее древесина мокрая внутри и гореть будет плохо. Собирай те, что уже умерли и отвалились. Чем суше, тем лучше. – Она подобрала одну палку и переломила пополам. – Видишь? Сока нет. Поражаюсь, как вы, гоблины, не задохнулись, если у вас не хватает ума пользоваться сухими дровами.

– В верхних туннелях не так уж много деревьев, – огрызнулся Джиг.

Откуда ему знать, что прозрачная древесная кровь превращает коричневое дерево в зеленое? Он бросил на ствол неприязненный взгляд и принялся собирать ветки с земли.

– Чем вы топите очаги? – поинтересовалась Риана.

– Эльфами.

Он не хотел этого признавать, но по большей части гоблины не имели возможности наскрести достаточно топлива. Дрянь-желе едва хватало на освещение логова, об обогреве и речи не шло. Нормальный огонь удавалось поддерживать только на кухне, и то исключительно за счет торговли с хобгоблинами. Те, в отличие от гоблинов, рисковали выходить на поверхность. В обмен на несколько вязанок хвороста они забирали оружие и монеты, добытые сородичами Джига. Еще один способ поддерживать слабость гоблинов и силу хобгоблинов. Он удивлялся, как раньше не понимал такой простой вещи. Забирая большую часть оружия, хобгоблины не давали гоблинам превратиться в реальную угрозу.

Шорох впереди заставил его подскочить. Он выронил собранные палки и схватился за меч.

– Ты слышала?

Риана помотала головой, но тоже вытащила кинжал. В ее глазах, пока она осматривала лес, метался страх.

– Нас тут могут убить, – прошептал Джиг. Почему Бариус отослал двух слабейших членов отряда? Ему вспомнились мертвые огры. Может, это еще один? Разминулся с чудовищем, убившим его друзей? Гоблина передернуло. А вдруг это само чудовище? Прикончило огров, а теперь охотится за новой дичью.

Лес затих. Пение далеких птиц смолкло, и редкий шелест листвы звучал слишком громко для ушей Джига.

– Вероятно, Бариус действительно хочет, чтобы нас убили, – негромко произнесла Риана. – Если мы погибнем, у него станет двумя проблемами меньше.

Справа раздался новый звук. Казалось, кто-то трет друг о друга две палки, только гораздо громче.

– Что-то большое.

Джиг чувствовал себя голым и уязвимым вне родных стен. Он отступил к дереву. Оно представлялось слабой заменой твердому камню, но хоть спину могло прикрыть. На последнем шаге гоблин зацепился пяткой за корень. Головой он ударился об ствол, меч выскользнул из руки, перевернулся в воздухе и воткнулся в землю.

Треск на секунду затих. Джиг затаил дыхание. Риана не проронила ни звука, однако, судя по ее глазам, адресованные гоблину ругательства сделали бы честь капитану дозора.

Зверь сорвался с места. Топоча по земле и разбрасывая молодые деревца, он несся в их сторону. Джиг шарил в поисках меча. Не успел он его отыскать, как чудовище, перелетев через поваленное дерево, бросилось на Риану.

Оно было огромным. Острые ветвистые рога венчали узкую голову. Твердые как камень копыта выбрасывали в воздух комья земли.

– Дракон! – завопил Джиг, сворачиваясь в клубок и обхватывая голову руками.

Риана пригнулась. Тварь перепрыгнула прямо через нее и умчалась в лес. Неужели оно ушло? Гоблин тщетно вслушивался в звуки леса сквозь грохот собственного сердца.

– С тобой все в порядке? – спросил он эльфийку.

Крови не было видно. Риана лишь тряслась от страха, но, судя по всему, никаких ран не получила. Джиг присмотрелся внимательней. Риана тряслась вовсе не от страха. Эльфийка смеялась над ним. У гоблина вспыхнули уши. Он же не нарочно упал!

– Нам следует вернуться, вдруг этих тварей тут много.

– Джиг, это был олень, – сказала девушка. – Не дракон. И я надеюсь, что их здесь действительно много. Сто лет не ела свежей дичи.

Гоблин покраснел еще сильнее. Он ведь знал, что это не дракон. У драконов чешуя, а не шерсть, и еще никто никогда не слышал о драконе бурого цвета.

– Я не разглядел его хорошенько, – робко произнес Джиг. – Я запаниковал.

Глаза у Рианы округлились, и она рассмеялась пуще прежнего.

46
{"b":"11504","o":1}