ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джиг наклонил голову. Значит, уже сам победил все и вся? Судя по голосу, принц в это верил. И он убьет Риану, если она станет и дальше отвечать ему в том же духе.

– Я пойду. – Гоблин выхватил веревку у Дарнака. – Подсадите меня.

Взбираясь гному на плечи, он несказанно удивлялся собственному порыву. Гоблины же трусы – это помогает им выжить. Тогда зачем, спрашивается, его понесло прямехонько в драконью пещеру?

«Все просто: я голоден, я устал и у меня нет настроения ждать, пока они еще целый час изведут на препирательства».

Наверное, храбрость сродни нетерпению. Кроме того, чем скорее Джиг уберется подальше от цветов, тем быстрее у него перестанут слезиться глаза.

Нащупав пальцами край входа, он с небольшой помощью принца и Дарнака закинул за него ногу. Такой маневр оказался до некоторой степени ошибочным. Гоблин больно прищемил весьма чувствительную часть собственного тела. Быстро подтянув вторую ногу, Джиг закатился в пещеру.

Он перекувырнулся через несколько зеленых плетей, оборвав одну из них, и следующую минуту провел, освобождая ноги от ее цепких колец. Тишина. Внизу замерли приключенцы. Наверное, ждали, не погибнет ли гоблин ужасной смертью. Оглядываясь кругом, Джиг думал о том же.

На полу туннеля лежала пара мертвых троллей. Из дыр в грудных клетках вились струйки дыма. Бариус угадал. Его брат действительно наведался сюда.

ГЛАВА 14

ШТРАУМ ПРЕДОТВРАЩАЕТ ВОЗМОЖНЫЙ БУНТ

Огры по сравнению с ними были помельче. И значительно привлекательнее. Тролли походили на гибрид гигантского человека и гнилого яблока. Их голая морщинистая шкура проминалась от прикосновения, а пахли они тухлыми яйцами. Благоухание паленой плоти, несомненно, указывало на действия волшебника.

Большинство известных Джигу тварей, получив в грудине дырку размером с лаз для некрупного гоблина, обыкновенно утрачивали способность к дальнейшему передвижению. Он для надежности попинал обе туши. Тролли не отреагировали, хотя от глаз ближайшего из них, недовольно жужжа, взвились несколько мух.

Клякса оттолкнулся от плеча. Щелкнув на лету лапами, он приземлился на лоб тролля. Крупная муха, звеня крылышками, билась в его хелицерах.

Джиг с завистью наблюдал, как его питомец готовит себе завтрак. Даже насекомые начинали казаться приемлемой пищей. Взгляд гоблина переместился на огромные тела. Традиционно первый кусок доставался победителю, но Рислинд отчего-то не посчитал нужным насладиться законной добычей. У самого Джига потекли слюнки. Он не обнаружил поблизости дров для растопки, а сырая троллятина с очень большой вероятностью могла плохо сказаться на здоровье. Хотя, при ближайшем рассмотрении, мясо вокруг дыр обуглилось до заманчивой корочки, и запах был уж не хуже, чем от пережаренного червя-падальщика…

– Что ты там так долго?

Джиг насторожил уши. Торопливо сглотнув, он отозвался на гномий шепот:

– Искал, куда привязать веревку. Вручную мне вас не поднять.

Гоблин вытер губы и внимательно осмотрел вход. Ни сталагмитов, ни крупных камней, ничего, пригодного для надежного крепления. Взгляд его вернулся к телам. Они и впрямь очень большие.

Джиг обмотал веревку вокруг их поясов. Надо же, как полезны бывают дохлые тролли! Доводилось ли Голаке готовить троллиное мясо? Надо бы прихватить с собой немного для ее котла. Если, конечно, Джигу самому удастся прожить достаточно долго.

Гоблин просунул голову сквозь растительный занавес.

– Готово.

Втянувшись назад, он обхватил трупы, добавляя свой скудный вес к их массе.

Первым появился Бариус, за ним Риана и, наконец, Дарнак в доспехах и с рюкзаком. Под его тяжестью мертвые тролли медленно поехали к выходу из пещеры. Только услышав жалобный писк Джига, принц с эльфийкой догадались вцепиться в веревку. Гном имел все шансы рухнуть вниз, приняв на себя парочку громадных тел и гоблина в придачу.

– А вот это уже нормальное драконье логово, – оценил Дарнак. – В моем вкусе.

Он быстренько запалил фонарь и вытащил принадлежности для составления карты. Пока Джиг сматывал веревку, гном с довольным видом измерял шагами ширину туннеля.

– Ровно двадцать пять. Отнимаем примерно три-четыре шага на зазор. Хм. А у этой твари очень неплохой размах крыльев.

Гоблин взглянул на низкий потолок. Всего на несколько футов выше Бариуса. Если Штрауму приспичит вылететь на утреннюю прогулку, отряд не найдет места, где укрыться. Летящий дракон походя размажет их всех по стене.

– Быстро, – скомандовал принц. – Мой брат не мог уйти далеко. Мы догнали его и скоро настигнем предателя. – С натянутой улыбкой принц добавил: – И он любезно приведет меня к Жезлу Творения. За такую услугу, я, пожалуй, могу и смягчиться.

Ага, а после Штраум примет их с распростертыми объятиями и вручит Бариусу Жезл Творения в качестве именинного подарка. Какова смерть в драконьем пламени? Гореть ужасно больно, но рассказывают, что дыхание Штраума необычайно жаркое и жертва в секунду сгорает дотла.

– Мне остаться сторожить вход? – Джиг нервно облизнулся. – Надо же проследить, чтобы никто не вошел следом.

«И удрать как испуганная мышь, как только Штраум вас всех прикончит».

– В смысле, против дракона от меня мало толку, – добавил он, стараясь изобразить услужливость.

– Ты пойдешь с нами. – Решительный тон Бариуса задушил его надежду на спасение. – Коли на то пошло, дракон потратит драгоценные секунды на тебя, что даст нам время провести атаку. Этим ты нам полезен, гоблин.

– А-а, – только и смог сказать Джиг, потрясенный таким доверием.

По мере продвижения вперед туннель становился теплее. Как выглядит логово дракона? Существо, изрыгающее огонь, вероятно, любит тепло. Есть ли там костры и факелы? Еще драконам полагается иметь большие кучи сокровищ. Они их используют как гнезда. На первый взгляд, вроде бы неудобно, но смысла не лишено. Возможно, они поступают как Джиг, который всегда спал, прижав свое немногочисленное имущество к животу. У спящего украсть что-либо труднее, если для этого нужно скатить его с вещи.

Самому Джигу этот метод приносил не много пользы. По правде говоря, ни один гоблин ни разу не позарился на пожитки спящего заморыша. Сначала они его будили. Проснуться от пинков и ждать в сторонке, пока более сильный сородич перетряхивает твои вещи, – занятие не из приятных. Но зато, в отличие от обворованных во сне, он знал, кому следует мстить.

Ноги привычно ступали по славному прочному камню. Как хорошо по нему убегать! Земля не шевелится под подошвами, и корни не норовят поймать тебя за пятки.

Джиг прянул ушами. Впереди раздался шум. Слишком слабый для более ясного определения. Эдакий длинный шепот. Слишком гладкий и ритмичный для живого голоса. И тем не менее знакомый. Гоблин на ходу нервно теребил клык.

– Я что-то вижу. – Дарнак поднял фонарь и направил луч вперед.

Вскоре и Джиг увидел призрачное голубое свечение дальше по туннелю. По кивку Бариуса гном прикрыл створку фонаря.

Пока глаза гоблина медленно приспосабливались к темноте, уши навострились. Прошедшие несколько дней не прошли для Джига даром. Он выучился распознавать каждый звук, издаваемый членами отряда: стук сапог принца, мягкую, почти беззвучную поступь Рианы и звон подкованных каблуков Дарнака. Джиг различал их всех. Он знал, где находится Бариус, по звуку его дыхания, тогда как Дарнак имел склонность всхрапывать при каждом третьем-четвертом выдохе. По мере приближения к свету гоблин видел все лучше.

Широкая решетка загораживала конец туннеля. От потолка до пола тянулись черные железные прутья толщиной с Джигово запястье, перехваченные плоскими поперечинами с широкими заклепками. Неприятно заостренные окончания прутьев, напоминавшие здоровенные наконечники копий, уходили на несколько дюймов в камень пола. Гоблин поневоле представил, как такая решетка с грохотом опускается на него. Он поморщился.

– Внимание, – прошептал Бариус. – Лежбище зверя.

51
{"b":"11504","o":1}