ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джиг подобрался поближе и заглянул через прутья. Сразу за решеткой туннель раздавался в стороны, и наконец стал виден источник непонятного шепота. Дальнюю половину пещеры заполняло хрустальное озеро. По сравнению с местом обитания рыбоящеров оно выглядело маленьким прудом. Вода слабо колыхалась, омывая берег мелкими волнами. Их-то шелест, непривычно частый и тихий, и сбил гоблина с толку, не позволив сразу распознать знакомый звук.

Берег был покрыт слоем черного песка. Пляж простирался почти до решетки. По краю пещеры тянулась полоса синего пламени, точно такая же, как и в саду. Ее свет отражался в крошечных гранях песчинок, отчего весь берег мерцал, словно ночное небо. Переключив внимание на стены, Джиг, как и обещал гном, благоговейно отвесил челюсть.

По всему периметру шли ряды вырубленных в камне полок. Каждая полка ломилась от… скажем, добра. Гоблин не решился бы назвать это сокровищами. Правда, один из рядов сверкал золотыми и серебряными монетами всех форм и размеров, сложенными в аккуратные столбики. Но в Штраумовом кладе им отводилась отнюдь не первая роль.

Основной элемент декора составляло оружие. Мечи висели между полок. Одни клинки – длиннее гоблина, другие – тоньше травинки. Джиг видел мечи, усыпанные драгоценными камнями, мечи, лишенные всяких украшений. Мечи с полированными стальными лезвиями и мечи из кованой бронзы. Он даже разглядел один, чей клинок на вид был сделан из стекла.

«Долго ли продержался хозяин такого меча?»

Целый ярус занимала обувь. Большей частью парами, но там и тут Джигу попадались на глаза одинокий сапог или сандалия. Впервые он ненадолго почувствовал себя жадным, как принц. Не будь перед ним решетки, гоблин помчался бы к полкам и схватил первую попавшуюся пару. Хватит страдать от разбитых пальцев, стертых пяток и сломанных когтей. Его старые, высохшие от времени сапоги тоже, несомненно, удачная находка, но там, за решеткой, перед ним лежали настоящие обувные сокровища. Не попросить ли дракона дать ему немного времени, пока он подберет подходящую пару? Вон ту, например, синюю, с белой меховой оторочкой поверху и нарисованными по бокам красными языками пламени. Это же тот самый эффектный стиль, за который любой гоблин способен пожертвовать жизнью. Чужой, в смысле.

Тут лежали шлемы и луки, книги и драгоценные камни. Содержимое одной полки Джиг поначалу принял за плюмажи, но затем с удивлением распознал в них ряды писчих перьев.

– Сколько барахла, – пробормотал Дарнак. – То есть помимо золота. А вон то фазанье перо мне бы подошло. Таким можно сделать несколько прекрасных карт. Интересно, кончик у него не размочалился?

– Найди Жезл, – перебил Бариус. – Как только Жезл окажется в наших руках, можешь брать себе все, что пожелаешь. Но сначала Жезл.

Риана откашлялась.

– А как он выглядит?

Никто не ответил.

Джиг подавил внезапный приступ смеха. Взглянув на эльфийку, он прочел в ее глазах явное изумление и недоверие.

– Вы не знаете?

– Жезл был спрятан здесь тысячи лет назад. Ни один человек с тех пор его не видел, а барды старых времен не считали нужным описывать его в песнях. – Гоблину показалось или Бариус действительно покраснел? – Я полагал, что мой брат сможет узнать его с помощью своего искусства.

– Я там углядел кучу боевых посохов, возле уреза воды, – заметил Дарнак. – Не может ли Жезл быть спрятан среди них для маскировки?

Принц потер руки, как человек готовящийся приступить к пиршеству.

– Наша задача проста. Мы должны обыскать логово дракона, прежде чем тот вернется.

Он оглядел решетку с видом оскорбленного достоинства. Надо же, кто-то посмел воспрепятствовать исполнению его героической миссии, да еще и таким примитивным способом. Все ждали, пока его высочество снова заговорит. Принц молчал. Он понятия не имел, как попасть в пещеру.

Дарнак ухватился за один из прутьев и резко дернул. Прижавшись щекой к решетке, он уставился в потолок, откуда ей следовало бы опускаться и куда подниматься.

– Ни цепей, ни шестерней не видно. Должно быть, механизм с другой стороны.

Джиг нахмурился. Если механизм на другой стороне, а пещера пуста, кто перекрыл вход? Риану, видимо, посетила та же мысль.

– Мы уверены, что внутри никого нет?

Она посмотрела на гоблина, гоблин на нее, и оба попятились.

– Меня не остановить железными прутьями, когда я подошел так близко. – Бариус скрестил руки на груди в царственной решимости. – Дарнак, открой ворота.

Вместо ответа гном схватился за бурдюк. Он уже успел прикинуть общий вес сооружения и нуждался в изрядном глотке для подкрепления мужества. Пока он вытягивал пробку зубами, со стороны пещеры раздался голос:

– Возможно, я смогу помочь тебе, братец.

– Предатель! – Бариус бросился к решетке, как только волшебник появился в поле зрения. – Даже отец не поднимет на меня руку за то, что я отниму у тебя жизнь. После этого! – Он просунул между прутьями искалеченную левую кисть.

Рислинд нахмурился. Безумный или не безумный, а претензии по поводу отсутствия пальца он счел несколько странными. Джиг лихорадочно искал способ заставить обоих сменить тему.

Риана его опередила.

– Волшебник внутри логова, – указала девушка. – Должно быть, именно он опустил решетку.

– Действительно, в этом есть смысл. – Бариус убрал руку. – Может, ты и обставил нас с сокровищами, но ты не можешь покинуть это место, пока не победишь нас в бою. Прячься за этими воротами сколько хочешь. Ты не можешь ждать вечно.

– Какой обидный тон, братец. – Рислинд взялся за два прута. – По правде говоря, я ничего никуда не опускал. Тем не менее, полагаю, я в силах помочь тебе.

Он прикрыл глаза и сделал несколько глубоких вдохов. Джиг видел розовое свечение его зрачков даже сквозь прикрытые веки. Железные прутья заблестели, словно Рислинд задумал отполировать их с помощью магии. Два из них, зажатые в руках волшебника, покрылись еле заметной рябью.

Чародей выпустил решетку. Улыбаясь всем присутствующим, он постучал пальцем по обоим центральным прутьям. Они, превратившись в текучие струи, раздвинулись к стенам туннеля. Плоские железные поперечины потекли на пол. Вскоре вместо непроходимой железной решетки вокруг входа в пещеру кружилось кольцо наподобие тех, что складывались снаружи в водяные узоры. Только жидкость в нем имела черный цвет.

– Иллюзия, – Рислинд сунул руки в рукава одеяния, – чтобы остановить слабых умом.

Меч принца с шипением вылетел из ножен.

– Сталь, чтобы остановить слабых сердцем.

– Ох, братец. – Чародей сокрушенно покачал головой. – Столь храбр и столь предсказуем.

Глаза его полыхнули, и клинок Бариуса исчез по самую гарду. Принц отшвырнул бесполезную рукоять.

– Ты всегда был трусом.

– А ты так и не научился приходить к компромиссу. Вот почему даже гоблин победил тебя в поединке. Твои «честь» и «благородство» – цепи, сковавшие тебя. Если бы гоблин оскорбил меня, я бы его уничтожил. – Он улыбнулся Джигу, напоминая ему, что он и есть гоблин, оскорбивший волшебника, и этого гоблина ждет долгая, мучительная смерть. – У бедняги просто не осталось бы шансов, впрочем, как и у меня, прими я твой вызов «честно», меч на меч.

С кривой улыбкой Рислинд добавил:

– Но меча тебе, похоже, не хватает, братец. На, возьми.

Чародей бросил принцу кинжал. На полпути между ними оружие превратилось в шипящую змею. Дубина гнома сбила ее наземь, прежде чем та успела укусить. Змея отскочила от стенки туннеля и со звоном упала на пол, снова став кинжалом. Бариус схватил его.

– Дарнак, помоги мне сразиться с его гнусным колдовством.

Гном посмотрел на обоих братьев. Сейчас они почти не отличались друг от друга. Одно и то же выражение на лицах, одинаково стиснутые челюсти и одинаково сощуренные глаза, светящиеся одинаковой решимостью.

– Нет, я не могу этого сделать.

В ответ на разъяренную гримасу принца он пояснил:

– Я служил твоему отцу дольше, чем ты живешь на свете, и не собираюсь рассказывать ему, как убивал одного из его сыновей. А если у вас есть хоть одна капля мозгов на двоих, вы прекратите маяться дурью и займетесь делом. У нас, гномов, говорят: «Не то дело, чтоб руду сыскать, а то дело, чтоб из шахты достать».

52
{"b":"11504","o":1}