ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Указанный им горшок покрывали переплетенные между собой изображения здоровенных мускулистых мужчин и женщин с руками, вытянутыми так высоко, будто они пытались достать до неба. Широкий край был обит кожей и отделан драгоценными камнями. Когда владелец сидел на нем, понял Джиг, эти нарисованные люди словно поддерживали его.

Более обшарпанную вещь гоблину редко доводилось встречать. Он испытал прилив жалости к несчастным держателям варварской задницы.

– Очень мило, – заметил принц резким тоном. – А теперь, когда весь отряд в сборе, возможно, ты перейдешь к вопросу о нашей смерти. – Они с Дарнаком стояли по другую сторону от дракона. Рислинд забрал их оружие и с улыбкой наблюдал за происходящим. Как понял Джиг, в отличие от остальных волшебник пленником не является.

– Ой, но мне же так редко удается с кем-нибудь побеседовать, – возразил Штраум. Голос дракона рокотал подобно землетрясению, хотя раздвоенный язык и придавал ему легкую шепелявость. Говорил он по-человечески. – Большинству пришельцев не удается пройти дальше владений владычицы мертвых. А отыскать ее саму могут и вовсе единицы. Я так веселился, наблюдая, как вы это проделали.

Он кивком головы указал на два маленьких прудика неподалеку от берега. Джиг сперва на них даже внимания не обратил. Каждый окружала невысокая защитная стена из прозрачных хрустальных кирпичей. Поверхности водоемов удивительным образом хранили зеркальную неподвижность. Заглянув в ближайший пруд, гоблин вместо отражения драконьей башки увидел вращающуюся колонну воды в центре пустой комнаты. Рядом с огромным троном лежал маленький труп. «Некромант». Как он мог разглядеть столько деталей, когда в тронном зале стоит непроглядная темень?

Присмотревшись, Джиг разглядел разноцветные искорки, мерцавшие на глади водяного зеркала. Теперь гоблин понял назначение мозаичных плафонов в «сверкающей комнате» и тронном зале. Штраум наблюдал за ними, вероятно, с того первого столкновения, когда Джиг предал своего капитана.

Пока гоблин боролся с новой волной страха, дракон приступил к коллекции фонарей и ламп.

– Видите вон ту лампу с ручкой в форме обнаженной восьмирукой женщины? Она принадлежала Эрику Евнуху. В свое время ему довелось побывать в рабстве у какого-то восточного императора. Когда он сам выбился в люди, то велел оформить все, чем владел, в стиле «голая баба с арбузными сиськами». Лично я считаю это ярким примером сверхкомпенсации. – Опустив голову к Бариусу, он доверительно поинтересовался: – Скажи мне, женщины с такими пропорциями действительно существуют у вашего народа? Если так, способны ли они к прямохождению, как другие представители вида?

– А где в своей прекрасной коллекции ты держишь Жезл Творения, о великий червь? – спросил принц, игнорируя вопрос.

Гулкий хохот сотряс пещеру. От колыхания драконьей груди по озеру пошли волны с белыми барашками. Джиг прижал уши, пытаясь заглушить хотя бы самые громкие звуки. Ужасный смех. Ярость и горечь сочетались в нем с искренним весельем. Голова Штраума, по-змеиному скользнув по песку, остановилась в полушаге от Бариуса.

– В этом-то и заключается величайшая шутка Эллнорейна. Шутка, сыгранная в равной степени и с вами, и со мной. – Его голос упал до шепота, хотя от этого шепота волосы принца отдувало назад. – У меня его нет.

– Нет?! Ты же страж! – возмутился Бариус. – Он должен быть у тебя. Это уловка! Ты пытаешься меня одурачить.

Он оглядел пещеру, шаря взглядом по полкам.

– Никаких уловок, братец, – произнес Рислинд. – Видишь ли, у Эллнорейна не было выбора. Жезл надлежало обезопасить даже от самых могущественных приключенцев. Первым делом для этого требовалось поймать самое могущественное из известных ему существ и заключить сюда, в сердце горы. Он не ошибся – за тысячи лет ни один отряд не пережил встречи со Штраумом.

Эллнорейн знал, что Жезл станут искать. Он предвидел появление слухов о богатстве и славе, которые привлекут авантюристов со всего света на поиски Жезла Творения, причем все они будут мечом и магией пробивать себе дорогу именно к тому, кого считают хранителем сокровища. Многие погибнут по пути сюда. Другие сбегут после нескольких столкновений. Редкие счастливчики проживут достаточно долго, чтобы снова увидеть солнечный свет.

– Они-то видят свет, – проворчал Штраум. Когти его начали месить песок. Перед Джигом встала картина тысячелетнего запаса приключенцев, распущенного этими когтями на полоски мяса. – А я заперт здесь. Один. И так долго, что уже не могу вспомнить, каково это – быть свободным.

Из ноздрей дракона появились облачка черного дыма.

– Я могу создать целый мир иллюзий, но не в силах пробить эти стены. Все наваждения вселенной не изменят того факта, что я пленник. Обычную гору я бы смолол в порошок и развеял по ветру, но Эллнорейн, чтоб ему мерзнуть в самой глубокой яме ледяного ада темных эльфов, сотворил эти пещеры и туннели с помощью Жезла. Созданная Жезлом скальная порода устойчива к любой магии низшего уровня, включая мою собственную. Только Жезл способен освободить меня.

Рислинд, пригнувшись, прошмыгнул мимо его пасти. Вероятно, он опасался, как бы дракон с расстройства не выпустил струйку огня.

– Вот почему Эллнорейн не мог оставить Жезл здесь, – объяснил чародей. – Штраум, будучи существом сотворенным, не в силах воспользоваться им самостоятельно. Но, как все драконы, он собирает сторонников – троллей, огров и прочих тварей, которых вы еще не видели. Для них Жезл доступен. В конце концов, кто-нибудь из них мог бы освободить дракона с его помощью или украсть его для собственных целей. Жезл пришлось спрятать так хорошо, чтобы никто не смог найти.

– Почему бы тогда просто не заключить его в гору? – подал голос Дарнак. – Зачем вся эта ерунда с туннелями и чудовищами? Эллнорейн должен был знать, что в такие места авантюристы слетаются, как нищие на бесплатное угощение.

– Магия Жезла – как живое существо, – пояснил Рислинд. – Предоставленная сама себе, она бы стала просачиваться в гору. Последствия были бы… достойны сожаления. Жезл требовалось оставить там, где чар никто бы не заметил.

Штраум вздохнул, наполнив воздух дымом.

– Будь Жезл у меня, я бы вручил его вам с моим благословением и отпустил восвояси. Я отдал бы вам все свое золото и все сокровища, какими владею, если бы вы освободили меня. Знаете, как дьявольски скучно мне здесь? Некоторое время я пытался общаться с другими существами. Огры не говорят ни о чем, кроме драк и еды, а тролли слишком шустрые. Все время норовили у меня что-нибудь стянуть, и я устал их изничтожать. Запах горелой троллятины – один из самых тошнотворных на свете.

Джиг не согласился с ним, припомнив уборку сортира. А трупы в начале туннеля пахли очень даже ничего. Особенно на голодный желудок.

Я стал учиться магии по собранным мною книгам. Вы не представляете, как сложно спалить волшебника, не повредив книгу. Ваши расы почему-то все время используют для книг горючие материалы. Хотя был тут один персонаж – талантливый, надо сказать, парнишка, – так у него заклинания были выгравированы на бронзовых пластинах. Тяжелый фолиант, но сохранился прекрасно.

Гоблин, последив глазами за новым дымовым колечком, живо представил себе участь владельца бронзовой книги.

– Так я убил столетие или два. Но слишком скоро мое искусство достигло высот, какие и не снились приходившим ко мне волшебникам. Удовольствие потеряло вкус. И тогда я создал своих детей.

Драконоголовое существо шагнуло вперед. Вскинув голову, оно самодовольно напыжилось под гордым взглядом Штраума.

– Детей? – переспросил Дарнак. – Только не говори мне, что у тебя в озере еще и драконесса припрятана.

– Скажешь тоже! – Глаза дракона вспыхнули. – Я не поднимался в брачный полет уже пять тысяч двести двенадцать лет. Может, я и забыл большую часть верхнего мира, но скрежет чешуи о чешую, перехлест хвостов, сплетение шей я помню по-прежнему. – Он содрогнулся, и его чешуйки встали дыбом, сделав бронзовый оттенок шкуры еще темнее.

54
{"b":"11504","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Путь домой
Человек, который приносит счастье
Адвокат и его женщины
Преломление
Иди к черту, ведьма!
О чём не говорят мужчины, или Что мужчины хотят от отношений на самом деле
Бесконечные дни
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Покорить Францию!