ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шарко
Выдохшиеся. Когда кофе, шопинг и отпуск уже не работают
Отражение бабочки
Замок над Морем. Сила рода
Дама из сугроба
Забери меня с собой
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить
Волк
Скажи, что будешь помнить
A
A

Он взмахнул Жезлом, стараясь перекричать их.

– Я много дней путешествовал с ними, и я говорю, что они пустое место! Их вожак – перепуганный младенец, а гном – бесхребетный лакей. А волшебник – вообще псих.

Относительно последнего пункта он даже не кривил душой. Странно говорить правду, чтобы обмануть.

Гоблины загудели озадаченно. Они ничего не понимали. К счастью, его речь пока не истолковали как сигнал к нападению, но и цели своей Джигу так же достичь не удалось. Что бы им еще сказать?

Рука Бариуса покоилась на рукояти меча. Он разглядывал гоблина, словно пытаясь постичь суть его затеи.

– Что ты им сказал?

– Хочу убедить их, что вы для них слишком сильные, – не моргнув глазом, ответил Джиг. – Рассказываю обо всех ваших битвах.

«Вот оно».

Он повернулся к гоблинской аудитории.

– Эти приключенцы корчились от страха при виде простого червя-падальщика. Они проваливались в самые очевидные хобгоблинские ловушки. Потом беспомощно топтались на нижних уровнях. И кто, по-вашему, вынужден был спасать их никчемные жизни?

– Кто? – выкрикнуло несколько голосов.

Кажется, некоторые начали улавливать.

– Я! – заорал Джиг. – Тупой гоблин спасал доблестных приключенцев.

– Почему они смеются? – гневно поинтересовался принц.

Джиг пожал плечами.

– Я рассказал им, как вы разгоняли хобгоблинов. Дайте мне еще несколько минут. Я их почти убедил.

Он продолжил по-гоблински:

– Посмотрите на них! Они одеты как нищие, пахнут хуже, чем хобгоблинская моча, и жрут еду, на какую и собака не польстится. Вот что такое ваши так называемые приключенцы – собаки, рыщущие впотьмах в поисках костей. Я это докажу. – Джиг вскинул Жезл. – Смотрите, как они бегают за палочкой!

Он швырнул его изо всех сил. Жезл Творения, кувыркаясь, пролетел над головой у Бариуса, миновал гнома и волшебника и брякнулся о каменный пол где-то в глубине туннеля.

Смех перерос в настоящий рев, когда принц сорвался с места и помчался за ним, а Рислинд и Дарнак поспешили следом за принцем. Джиг улыбался улюлюканью и язвительным комментариям, в кои-то веки направленным не на него самого. Приятно.

– Я сам их убью! – крикнул Джиг, уже мчась к туннелю. Он забрал у Рианы свой меч и теперь размахивал им над головой. Стараясь, чтобы голос звучал повелительно, он добавил: – Ждите моего возвращения. Сегодня у нас будет пир!

Это напомнило ему о Голаке. Рислиндовы чары рассеялись, и на глазах у Джига огромная кухарка выскользнула из магического захвата и рухнула на пол.

Джиг схватил Риану за руку.

– Пора сваливать, – бросил он, надеясь, что гоблины за ним не последуют.

Да и Бариус вряд ли вернется теперь, получив Жезл. Уж не ради нескольких жалких гоблинов.

«Тогда почему я направляюсь к нему?»

Ответ пришел незамедлительно: «Потому что я идиот». Джиг налетел на Дарнака. От удара гном фыркнул, и Джиг отлетел к стене.

– По-моему, я убедил их отпустить нас, – выдохнул он, придя в себя.

– Да ну? – Толстые брови Дарнака поползли вверх. – Знаешь, я и сам случайно немного говорю по-гоблински. Я не все понял, но несколько знакомых слов уловил.

Джиг сглотнул, но во рту снова пересохло. Эту возможность он из виду упустил.

– Бесхребетный лакей, так, что ли? – Гном барабанил пальцами по рукояти дубины. – Однажды я тебе это припомню. Мы, гномы, знаешь ли, долго лелеем обиды.

К счастью, люди ничего не слышали. Бариус стоял в сторонке, прижимая Жезл к груди, словно давно потерянную и только что вновь обретенную возлюбленную, а Рислинд ласкал его глазами. Сказать по правде, смотреть на это было несколько неловко. Джиг прочистил горло.

– Жезл у вас. Не отправиться ли вам восвояси? Обратно в замок, к королю, и так далее?

«Пожалуйста», – добавил он про себя.

Бариус медленно кивнул, но не успел заговорить, как громом грянул голос Рислинда:

– Нет! Мы должны освободить Штраума из его темницы.

– Ты смеешь командовать мною, братец? – мягко поинтересовался Бариус.

Гоблин вжался в стену. Он надеялся, что они просто уйдут, но если королевские отпрыски решат друг друга поубивать, Джиг не против.

К сожалению, все оказалось не так просто. Рислинд сверкнул глазами, но голос его звучал спокойно и разумно.

– Подумай о награде, брат. Золото и прочие трофеи, накопленные за пять тысяч лет. Штрауму они будут больше не нужны, когда он освободится. Ты сможешь выбрать из клада все, что захочешь. Достаточно, чтобы купить собственное королевство.

Рислинд говорил и говорил, и губы Бариуса скривились в непроизвольной улыбке. К концу этой искусительной речи он едва слюни не пускал.

– Хорошая мысль, брат. Но с помощью Жезла я могу создать любое сокровище, какое пожелаю.

– Жезл способен влиять только на то, что уже существует: скалу передвинуть, вывести новую породу животных. Золотую корону можно превратить в горсть монет, но нельзя сделать алмаз из ничего. – Рислинд стиснул руки. – Представь лица наших братцев, когда ты явишься с таким богатством, что они рядом с тобой покажутся уличными попрошайками.

– Мы заключили со Штраумом сделку, – задумчиво произнес Бариус. – Ради нашей фамильной чести мы должны выполнить соглашение и освободить его.

Джиг с Рианой устало переглянулись. Она явно была готова удавить Бариуса, а Джигу хотелось сесть и заплакать. Дом был всего в сотне футов отсюда. Так близко. Если бы люди ушли, он вернулся бы в пещеру и сел ужинать вместе с остальными. То-то они посмеются, когда он расскажет, как выгонял полудурков-приключенцев с гоблинской территории. Удастся ли ему вообще когда-нибудь вернуться домой?

По туннелю прокатился разгневанный вопль.

– Я покрошу твою голову в суп, ты, заморыш! – вопила Голака.

Джиг вскочил на ноги.

– Правильно, идем освобождать Штраума.

Рислинд, словно в трансе, отвел их обратно к озеру. Несколько раз он просил, чтобы ему дали подержать Жезл.

– Как маг, я знаю о его силах больше, чем любой другой.

Бариус отказывался, настаивая, что это его высокая миссия и он не выпустит Жезл из рук, пока не вернется во дворец. В кои-то веки Джиг полностью разделял его мнение. Конечно, Бариус та еще сволочь, но мысль о подобной мощи в руках Рислинда наводила ужас.

Но у принца имелись собственные соображения. Джиг напряг уши, чтобы расслышать, о чем тот шепчется с Дарнаком.

– Это не мой брат, – говорил Бариус. – Им управляет Штраум.

– Если бы Штраум и вправду им управлял, мы бы все были мертвы, а он бы забрал Жезл к себе вниз. Мальчик все еще борется, хотя против дракона может немного. Он но доброй воле подчинился власти старого ящера. Собственная жадность заставила его это сделать. – Дарнак продолжал сердито: – И тебя погубит именно жадность. Нельзя выпустить дракона на деревни и села, парень, и не важно, сколько сокровищ ты сможешь унести в награду. Ты слишком молод, чтобы помнить, но я был там, когда последняя из этих тварей пролетала в наших краях. Тот дракон был еще маленький, а слопал полкоролевства.

– Я не собираюсь его выпускать, – возразил Бариус. – Дракон поработил моего брата, учитель. Любая заключенная ими сделка ничтожна. Я этого так не оставлю.

– Нет, ты меня доконаешь. – Дарнак на мгновение остановился свериться с картой. – Впереди надо свернуть налево, – произнес он нормальным голосом и, передав фонарь Бариусу, сгреб свой бурдюк. – Стало быть, собираешься применить Жезл, как я понимаю?

Джигу почудилась в вопросе гнома нотка одобрения. Бариус кивнул.

– Драконы были созданы Жезлом Творения, пусть и бесконечно много лет назад. Не подобает ли использовать тот же Жезл, дабы прекратить существование Штраума?

– Подобает, ага. – Дарнак отпил еще глоток. – Я надеюсь, что ты не пытаешься выкопать больше, чем в силах утащить. Драконы – хитрые бестии, а дракон, владеющий магией, опасен вдвойне.

– Он должен заплатить, – рявкнул принц. – Ты как-то говорил мне, будто Землетворец требует, чтобы его последователи мстили своим врагам.

60
{"b":"11504","o":1}