ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Запах Cумрака
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
Идеальная няня
Прорыв
Как приручить герцогиню
Диссонанс
Спасите котика! Все, что нужно знать о сценарии
Фаворит. Полководец
Киберспорт
A
A

Сильные когтистые руки подтолкнули Джига в комнату. Он оглянулся, гадая, не заподозрил ли Штраум что-нибудь. Драконы считаются самыми опасными созданиями в мире, непревзойденными мастерами обмана. По здравому размышлению, как мог Штраум не подозревать? Когда свобода столь близка, он не допустит осечки. За Бариусов план их всех убьют.

Джиг начал подбираться к Дарнаку. Может, гном сообразит, что делать. Не успел он подобраться достаточно близко, чтобы заговорить, как Рислинд подошел к дракону.

– Он у нас, повелитель, – произнес маг. – Трудное было дело. – Его палец указал на Джига. – Гоблин пытался нас предать и забрать Жезл себе.

Джиг застыл. Может, его уши еще не совсем оправились от Штраумова рева и он ослышался?

– Я же отдал вам Жезл, – робко пискнул он.

Рислинд улыбнулся с выражением холодного торжества на лице. Сияние его прищуренных глаз, казалось, прожигало Джигу грудь. Как уже было однажды, Рислинд заговорил прямо у Джига в голове.

«Я предупреждал, что ты поплатишься за мое унижение, гоблин».

Внезапно Джиг понял. Что бы Штраум ни сделал с мозгами волшебника, в них еще оставалось достаточно от Рислинда – жажда мести, например. Он не забыл своего обещания наказать Джига. Он просто выждал наилучший момент для осуществления наказания.

– Да не так все было, – возразил Дарнак.

– Тихо, – прошипел Бариус.

Джиг оглянулся. Бариус начал потихоньку отодвигаться от своего стража. Он глянул на Дарнака, который слегка наклонил голову. Они собирались воспользоваться казнью Джига как отвлекающим маневром. Признаться, хороший план. Единственным недостатком являлась маленькая деталь – мучительная смерть самого Джига.

– Неужели он пытался? – Дракон изогнул шею и уставился на Джига. – Я всегда думал, что гоблины трусливые, глупые создания. Чтобы предать меня, требуется больше смелости, чем я от тебя ожидал. Для гоблина ты очень храбрый парень.

Джиг не дышал. Он не мог отвести взгляда от этих огромных золотых глаз. Он видел собственное отражение в вертикальных зрачках. Кривая поверхность искажала контуры тела. Он видел, как его отражение подняло руки, словно в попытке объяснить. Он видел круглые от ужаса глаза и отчаянное дрожание челюсти.

Он так и не заметил, как Штраумов хвост пролетел по воздуху, чтобы наподдать ему сбоку.

Последнее, что Джиг расслышал, впечатываясь в стену, был веселый голос Штраума:

– Жаль, очень жаль. Уродись ты таким же трусом, как и остальные представители твоей расы, может, и выжил бы.

ГЛАВА 17

В МГНОВЕНИЕ ОКА

– Признаться, ты продержался дольше, чем я думал.

Джиг открыл один глаз, снова закрыл. На всякий случай приоткрыл другой. Ничего не изменилось.

– Это не пещера Штраума.

– Ну же, Джиг. Будь ты и вправду настолько туп, то, по моим подсчетам, только за последнюю неделю уже раз семь успел бы погибнуть. Шевельни мозгами. Сообрази, где ты находишься. Джиг нахмурился. По крайней мере, он понимал, с кем он разговаривает. Почему-то живьем голос Тималуса Звездотеня впечатлял меньше, чем когда слова отдавались эхом внутри головы. Что до того, где он находится… Гоблин сел и хорошенько огляделся.

Сначала он заметил небо. Иллюзорные небеса Штраума не шли с этим ни в какое сравнение. Здесь, кажется, сверкали сотни звезд. Даже тысячи. Он не пытался считать, поскольку его зрение делало подобную задачу невыполнимой.

Как бы не так. Каждая звезда казалась не расплывчатым кружком света, а яркой точкой. Он даже различал индивидуальные оттенки. Одни мерцали голубым, другие светились желтым, а несколько вспыхивали красным, когда он смотрел на них. Он видел!

Джиг уставился на свои ладони. Впервые он мог держать их на расстоянии вытянутой руки и по-прежнему видеть слой грязи под ногтями. Все обрело четкость. Это было чудесно! Он снова посмотрел на небо и заметил одну звезду, стоящую отдельно от других. Большая красная звезда в полдюйма величиной сияла ярче, чем остальные. На самом деле только эта звезда и давала свет. Красные лучи придавали всему гневный, пламенный оттенок. Собственная кожа гоблина казалась сиреневатой.

Что там говорил Дарнак? Звездотень – бог Осенней звезды, стало быть, та большая красная звезда и есть Осенняя. Джиг опустил глаза, дабы обозреть ближайшее окружение. Чем бы ни являлось это место, его следовало снести до основания и выстроить заново с нуля. Осыпавшиеся стены образовывали грубый прямоугольный контур. Пол местами покрывали пятна сажи. Под ногами лежала голая земля в кустиках пожелтевшей травы, и только редкий фрагмент мозаики намекал, что когда-то здесь стоял величественный храм.

Запах отсутствовал. Даже вонь пота и крови, преследовавшая его в течение многих дней, куда-то подевалась. Джиг оглядел себя.

Сапоги и набедренная повязка не изменились, только посветлели из-за отсутствия малейших следов грязи. Он даже не пытался припомнить, когда в последний раз стирал свою одежду. Сам он тоже оказался целым. Гоблин не мог вспомнить, что произошло прямо перед тем, как он попал сюда, но был готов обнаружить себя разорванным пополам или, по крайней мере, согнутым под неожиданным углом. Вместо этого он был здоров, как всегда. Проверил пальцы, сгибая каждый по отдельности, дабы убедиться, что суставы действуют по-прежнему. Следом опробовал запястья и локти.

«До сих пор все хорошо».

Стащив сапоги, чтобы проверить пальцы на ногах, Джиг сообразил, что тянет время нарочно. На самом деле ему не хотелось признавать, что он сидит здесь с богом. Может, он и привык постепенно к повседневным странностям путешествия с приключенцами, но это ни в какие ворота не лезло.

Он украдкой взглянул на Звездотеня.

– Ты не умер, так что не доставай меня вопросами. Все всегда меня об этом спрашивают. Сразу после пункта «Где я?». Могли бы хоть что-нибудь пооригинальнее придумать.

Джиг смущенно выпрямился и впервые ясно разглядел Тималуса Звездотеня. Первое впечатление нельзя было назвать ошеломляющим.

«Я думал, богам полагается быть… выше».

– Не этому богу, – ответил Звездотень. – Крупные боги представляют собой удобные мишени.

Джиг наотрез отказывался думать о том, кто способен угрожать богу. Вероятно, другой бог, но ему не хотелось представлять себе битву такого масштаба. Ссор между приключенцами хватало за глаза и за уши. Вместо этого он внимательнее пригляделся к Звездотеню.

Бог оказался всего на несколько дюймов выше Джига. Мог бы сойти за невысокого худощавого человека лет тридцати. При условии, что никто не станет заглядывать ему в глаза, конечно. Кожа вокруг глазниц выглядела обычно, но в них самих плескалась чернота – глубокая, как ночное небо. В центре вспыхивали красные звезды, слегка напоминая Рислинда. Но, в отличие от волшебника, в глазах Звездотеня не таилось ни капли злобы. Глядя в них, Джиг почувствовал, будто проваливается в само небо, и в животе протестующе заурчало.

Он усилием воли отвел взгляд, прежде чем окончательно потерять себя. Теперь, разглядывая фигуру божества, гоблин сознательно избегал смотреть ему в лицо.

Звездотень носил просторные одежды из черного шелка. Полоски крохотных серебряных колокольчиков сбегали по наружным швам штанин и рукавов. Распахнутая на груди блуза обнажала гладкое стройное тело. Кожа не совсем белая, но бледнее, чем у кого бы то ни было среди известных Джигу существ. Серебристые волосы струились до пояса, но граница на голове, откуда они росли, с годами отступила к макушке. Лысеющий бог? Даже боги стареют, решил он. По крайней мере Звездотень не обзавелся отвислым брюшком, характерным для большинства старших гоблинов.

– Почему я здесь?

Звездотень фыркнул.

– Еще один очевидный вопрос, но он не столь банален, как могло бы показаться. – Он хохотнул. – Поклонение – сделка двусторонняя. Я тебе немного помогаю, но это значит, что именно я первым получаю твою душу, когда ты расстаешься со своим телом. Получив от Штраума оплеуху, ты попал сюда.

62
{"b":"11504","o":1}