ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Штраум не проронил еще ни слова. Казалось, его устраивало, что говорит Рислинд. А может, он сам говорил через Рислинда? Джиг не знал.

Он прислонился к стене и вздернул себя на ноги. Они были ватные, и гоблин опасался, что завалится при первом же шаге, но это было гораздо лучше, чем всего несколько минут назад. Даже в ожидании мига, когда легендарная вспыльчивость Штраума испепелит Бариуса, часть Джигова сознания не могла отделаться от благоговейного трепета перед магией, примененной для собственного исцеления.

– Обидно, Жезл не годится для непосредственного убийства, – произнес Рислинд. – У него немного недостатков, но это один из них. Хотя, полагаю, можно превратить тебя в драконида. Это был бы подходящий конец – служить тому, кого пытался убить. Не вечно, разумеется. Только на несколько веков. Или меньше, если ты найдешь в себе силы восстать против него. Ты видел, что случилось с теми, кто попробовал.

Джиг смотрел мимо них, в сторону выхода. Если они сосредоточены на Рислинде, может, ему удастся прошмыгнуть незаметно. Даже Штраумов отпрыск, похоже, отвлекся на последнее замечание Рислинда.

Выбравшись из драконьего логова, нужно пройти через лес, по туннелям и обратно домой. При условии, что ног хватит больше чем на два шага, придется иметь дело с ограми, хобгоблинами и кто знает с какими еще тварями, но разве это имеет значение? Он уже пережил все эти штуки.

Ему удалось сделать один неверный шаг, прежде чем его заметили. Риана не была так поглощена Рислиндовой игрой в кошки-мышки, как остальные. Она непрерывно обшаривала глазами пещеру, вероятно выжидая наилучшего момента для бегства, в точности как он сам. Девушка подпрыгнула, заметив, что гоблин жив и двигается.

Ну, вот и все. Джиг ждал, что она закричит. Умнее всего с ее стороны было бы использовать Джига как отвлекающий момент, чтобы прикрыть собственное бегство. Он вздохнул. Хоть кто-то отсюда выберется. Все равно у нее, наверное, больше шансов пройти через лес.

Но крик так и не раздался. Вместо этого эльфийка оглянулась на остальных, дабы убедиться, что они ничего не заметили, и энергично ему закивала.

«Да не тебе, тупица», – раздался в голове усталый голос Тималуса Звездотеня.

Джиг оглянулся через плечо. Ничего нет, кроме полок с разнообразным Штраумовым барахлом. Несколько красивых поясных пряжек, сложенные плащи в разных стадиях тления… Оп-па! Джиг уставился на Риану. Она же не имеет в виду, что он…

Но девушка закивала сильнее: и одобряя Джигово понимание, и указывая на ряд дротиков у него за спиной. Она что, забыла, что Джиг гоблин? К тому же полуслепой. Он никогда в жизни не метал ни копья, ни дротика.

Будь он истинным приключением, все сложилось бы по-другому. Он бы подпрыгнул, испустил воинственный клич, схватил дротик – например, тот, с серебряным наконечником и похожими на плавники стабилизаторами – и изо всех сил метнул бы его в Штраума. Настоящий приключенец, наверное, исхитрился бы даже ранить дракона, при условии, что удастся пробить чешую.

Но Джиг – гоблин, а у гоблинов иной подход к большим опасным чудовищам. Они убегают. Если повезет, о героизме позаботится кто-нибудь другой. То есть либо покончит с чудовищем, либо создаст достаточную суматоху, чтобы гоблин ускользнул невредимым.

«Погоди минутку. – Джиг мысленно встряхнулся. – Единственное, что есть общего у гоблинов с приключенцами, – это способность наживать крупные неприятности. Забудь о том, как поступили бы гоблины. Забудь о том, как поступил бы приключенец. Надо сообразить, как следует поступить Джигу».

Мысль о бегстве по-прежнему манила. Но если побег удастся, получится, что он бросает других на верную смерть. Гоблин подумал о каждом, пытаясь решить, сможет ли он жить с мыслью об их гибели.

«Рислинд: безумен, угрожал убить Джига бессчетное количество раз. В ответе за то, что Штраум сломал Джигу хребет».

Прекрасно, он остается здесь умирать или жить как Штраумова марионетка. Тут никаких проблем.

«Бариус: в конечном итоге именно он втянул Джига во всю эту заварушку. Законченный кретин от природы. Наверняка убил бы Джига рано или поздно просто из принципа».

Еще один, без кого мир может обойтись.

«Дарнак: славный малый. Лечил Джиговы раны. Однако ни разу не отговаривал людей от попыток убить Джига. Да, он отказался убивать Риану, когда она напоролась на ловушку владычицы мертвых, но не пытался остановить Бариуса. В конце концов, он человек принца».

Джиг почувствовал укол вины насчет Дарнака. Но ведь гном не полез в бутылку, когда Рислинд предал Джига, так почему Джиг должен рисковать собой ради него?

«Риана: втянута в эту авантюру против воли, как и Джиг. Предлагала бежать еще вначале».

Он нахмурился. Прочие могут оставаться здесь и погибать, но при мысли о том, чтобы бросить Риану, его грызла совесть. Конечно, она была не особенно ласкова все это время, но, по крайней мере, стала обращаться с ним как с равным. Кроме того, Джиг был ей кое-что должен за палец. Но она всего лишь эльф. Стоит ли рисковать из-за нее жизнью?

«Я был о тебе лучшего мнения», – шепнул голос Звездотеня.

– Толку-то от этого, если я погибну, – пробормотал Джиг.

Он огляделся. Рислинд по-прежнему играл с Бариусом. Дарнак перенес свои мольбы с Рислинда на дракона, который разглядывал гнома, будто пещерный кот – особо упитанную мышь. Риана стояла, уперев руки в бока, нетерпеливо поглядывая на Джига.

– О черт! – Он выпрямился и схватил дротик. «Если хочешь, чтобы я сыграл в благородство, помоги».

Бог не ответил. Джиг пожал плечами. Если не получится, у него в самом скором времени появятся широчайшие возможности для упреков и жалоб. Он замахнулся, и это движение привлекло внимание Рислинда. Волшебник открыл рот, чтобы выкрикнуть предупреждение. Излишне. Его связь со Штраумом доставила сообщение быстрее слов. В момент броска Джигу показалось, что поверх его руки легла еще чья-то, да еще и направила оружие вниз и влево. Дротик превратился в серебряную полоску, проложившую путь из его руки к огромному глазу ящера.

Дракон моргнул.

Острие ударило в чешуйчатое веко и застряло там, дрожа, а Штраум в ярости заревел.

Рислинд вытянул в сторону Джига руку и сжал кулак. Невидимые пальцы плотно сомкнулись вокруг Джигова тела, не давая вдохнуть.

– Погоди. – Несмотря на пришпиленный дротиком глаз, боли в голосе дракона не ощущалось. – Подержи его. Я хочу посмотреть на этого храброго гоблина, который каким-то образом пережил мой удар. – Он обернулся к неподвижному отпрыску. – Помоги мне.

Драконье дитя медленно двинулось к раненой стороне родителя, на мгновение задержавшись над пропитанным кровью участком песчаного пола, где в челюстях дракона погибло такое же создание. Джиг мысленно торопил тварь. В голове стучало от недостатка воздуха, на грудь будто Штраум уселся.

Существо обеими руками взялось за дротик. Драконьи когти прочертили глубокие бороды в песке.

Гоблин смотрел на других в ожидании помощи, но они не шевелились. Может, они умнее, чем ему казалось. По крайней мере, им хватало ума держаться подальше от разозленного чудовища. Драконида взялась за дротик покрепче и надавила, вогнав острие по самое оперение в глаз, а там и в мозг Штраума.

Рислинд взвыл от боли. Штраумова голова упала на песок. Хвост грянул об стену, разнеся в щепки несколько полок и уничтожив пятитысячелетнюю коллекцию масляных ламп.

Затем драконье тело замерло.

ГЛАВА 18

РОКОВАЯ ОПЛОШНОСТЬ

«Штраум моргнул. Он моргнул! Я мог погибнуть!» – негодовал Джиг.

Ответ Тималуса Звездотеня звучал ворчливо: «Откуда мне было знать? Даже мне не дано предвидеть будущее. Кроме того, ты все еще жив, не так ли?»

«Благодаря дракониде».

«А план был хорош. Глаз – единственное уязвимое место, достаточно крупное, чтобы ты мог в него попасть. Если бы он не моргнул, дротик прошел бы сквозь глаз и пронзил разросшийся мозг Штраума. Слабость, о которой тебе, рад сообщить, никогда не придется беспокоиться».

65
{"b":"11504","o":1}