ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После очередного сеанса гномотерапии Рислинду удалось самостоятельно встать. Он мог говорить, хотя хриплый голос звучал измученно. Он ничего не помнил после встречи с Некромант – факт, вызывавший бесконечную Джигову благодарность, поскольку это означало, что маг не вспомнит о своей клятве убить Джига.

Они решили немного отдохнуть. После ухода драконидов – хотелось бы верить, окончательного – здесь было, вероятно, самое безопасное место во всей горе. Как сказал Дарнак: «А вы бы полезли в драконье логово?»

Когда Риана отметила, что именно это они и проделали, Дарнак просто рассмеялся и заявил, что у большинства чудовищ здравого смысла больше.

И они отдыхали. Дарнак поделился элем, что невероятно помогло. Рислинд обнаружил, что еще способен немного колдовать, но большая часть его силы исчезла со смертью Штраума. Это тоже прибавило Джигу бодрости.

Клякса счастливо восседал на хозяйском плече, поедая небольшой кусок драконятины, вырезанный гоблином из туши Штраума. Он и сам подумывал, не попробовать ли драконьего мяса, полагая, что оно вряд ли окажется хуже человеческой еды, но потом отказался от этой мысли. Даже малюсенький кусочек едва не стоил ему меча. Чешуйки оказались гораздо прочнее, чем принято считать.

Несколько часов спустя Бариус решил, что пора отправляться.

– Каждый понесет столько сокровищ, сколько может. Понадобится не меньше дюжины ходок, чтобы вытащить все наше богатство, но наиболее ценные предметы следует забрать сейчас, дабы обеспечить их сохранность.

К счастью, среди накопленного Штраумом за долгие столетия всевозможного хлама обнаружилось великое множество всяких сумок, кошелей и заплечных мешков. Джиг доверху нагрузил золотыми монетами небольшую сумку. Он попробовал поднять мешок побольше, но это едва не стоило ему свежепочиненного позвоночника. Золото, оказывается, тяжелое.

Бариус рассердится на него за скромные размеры поклажи, но гоблины не отличаются силой. Будь сумка чуть тяжелее, у Джига коленки воткнулись бы в подмышки. Однако он сунул за пояс усыпанный драгоценными камнями кинжал, а на пальцы насадил несколько колец.

– Надеюсь, никто не попытается нас остановить, – пробормотал он.

Если на них нападут, можно выбросить золото и надеяться, что враги задержатся, подбирая монеты. Маневр должен сработать, если жадность Бариуса – хоть сколько-нибудь типичный пример. Джигова жизнь гораздо важнее золота. Кроме того, он всегда может вернуться за добавкой.

Они благополучно выбрались. Отдельные следы попадались, но никто не видел иных признаков детей Штраума. Вероятно, они уже отбыли. Джиг очень на это надеялся. Они спасли ему жизнь, но все-таки было бы гораздо спокойнее больше никогда не встречаться ни с одним из них.

Подъем сокровищ но лестнице обернулся тяжким и муторным трудом, но благодаря Дарнаковым запасам веревки им удалось протащить золото через потолок.

Здесь они наткнулись на хобгоблинские дозоры. Но хобгоблины удрали, едва завидев Бариуса с Дарнаком.

– Хорошо иметь солидную репутацию, а? – заметил гном.

Время в пути Джиг посвятил размышлениям. Больше всего на свете ему хотелось лечь и проспать неделю. А лучше месяц, но и неделя сгодится. Этого времени должно было хватить, чтобы с него сошли синяки и ушибы. После этого он хотел как следует пожрать. Большую порцию фаршированного рыбоящера и Голакиных крысиных клецок на десерт.

Но мысли о доме напомнили ему, что без магии Жезла Голакин котел быстро иссякнет. Они, конечно, справятся. Наверное. Со смертью Штраума увеличится приток приключенцев, на которых можно охотиться. Хватит ли их на прокорм целого логова? Хотелось верить.

Джиг понимал, что это самообман. Бариус вернется и приведет на помощь армию. Они маршем пройдут по туннелям, убивая всех на своем пути. Они выпотрошат логово Штраума и не упустят случая стереть с лица земли гоблинов и остальных просто из видовой неприязни.

И все для чего? Чтобы Бариус прославился? Чтобы его героизм затмил подвиги его же братьев? И подобных героев воспевают в песнях? Слава принца родится не из его мужества или доблести, но из крови и пота других членов отряда. Магии Рислинда, ловких пальцев Рианы, сильных рук Дарнака и даже слепой, упрямой удачи Джига. Однако песни станут распевать именно о Бариусе. Он окажется тем, кто нашел Жезл Творения, от чьей руки пал великий дракон Штраум, кто обнаружил пятитысячелетний клад и объявил его своим.

Прежде чем покинуть туннели, они сделали привал в «сверкающей комнате». Джиг, погрузившись в воспоминания, разглядывал узоры. Чуть больше недели минуло с тех пор, как он прокрался сюда в неуклюжей попытке шпионить за приключенцами. Здесь он лгал Бариусу, и это спасло жизнь ему, но стоило жизни его капитану, что гоблин расценивал как двойное благословение судьбы. Здесь они спорили, брать его с собой или убить на месте и тем самым сэкономить силы. Что станется с ним теперь?

– Как вы намерены поступить со мной? – спросила Риана.

Ее мысли явно текли в том же направлении.

– Я позволю тебе помогать нам в извлечении остатков сокровищ, – расщедрился Бариус. – Затем ты будешь передана соответствующим властям. В конце концов, ты все-таки преступница. Не переживай: уверен, они примут во внимание твое сотрудничество.

Риана мрачно кивнула, словно на большее и не рассчитывала. Джиг со своей стороны был потрясен. После всего этого они бросят ее в тюрьму?!

– Это нечестно! Она помогала нам, – возразил он. – Она вскрыла замок в зале хозяйки мертвых. Она указала мне дротики, которыми я пытался убить Штраума.

Этого произносить не следовало. При упоминании о том, как Джиг, а не Бариус сражался с драконом, принц резко обернулся.

– Старый червь был слаб и изможден, и я бы сам прикончил его, если б ты не влез. Что до того замка – если ты забыл, она едва не погибла при попытке его открыть.

Джиг хотел было возразить, но передумал. На сей раз никакие дракониды не помешают Бариусу разделаться с ним. Он взглянул на Дарнака, но гном только покачал головой и отвернулся.

Это навело гоблина на размышления. Если принц намерен избавиться от Рианы, как только она перестанет быть нужна ему, то каковы его планы насчет Джига? После смерти Штраума он начал расслабляться. Но дракон никогда не был ему врагом. Если бы не Бариус и остальные, Джиг прожил бы всю жизнь, ни разу не потревожив старого ящера. Риана предупреждала, что люди убьют его, как только отпадет надобность в так называемом проводнике.

И за едой он начал строить собственные планы. Он не питал иллюзий касательно отношения к нему принца. Бариус убьет его, как только подвернется повод. И Дарнак его не остановит. Никто не остановит.

Нельзя ли удрать? Бросить сокровища и вернуться в логово? Может, и получится. Но если Бариус достаточно зол, то, чего доброго, опять приведешь за собой в логово приключенцев. Джиг не рассчитывал, что ему удастся во второй раз остановить бойню. Единственный выход – убить Бариуса сейчас, прежде чем у того появится шанс проделать то же самое с Джигом.

Действовать придется быстро. Нападение сзади. Принц слишком хорошо фехтует, поэтому о честном поединке не может быть и речи.

Клякса, уловив хозяйское настроение, спрыгнул с плеча и уполз в угол. Там он начал плести паутину, что усилило ощущение опасности. Пауки-огневки строят паутину не только для ловли добычи, но и для защиты. Клякса возводил укрытие.

Если б только знать, как поведет себя Дарнак. В бою гном стал бы защищать принца. Но сочтет ли он необходимым убивать Джига после смерти принца? Поймет ли он, почему Джигу пришлось убить Бариуса?

И Рислинда тоже придется убить, сообразил он. Нападение на одного брата вызывало гнев обоих. Хотя маг и так уже полумертвый. Что должно облегчить дело.

Джиг сомневался, что гном простит ему смерть одного принца, даже если поймет причину. Если прикончить их обоих, понятно, как поступит Дарнак. Но если бездействовать, люди вскоре вернутся, и гоблины погибнут. Приключенцы как блохи. Если не уничтожить их сразу, проклятые твари уже скачут повсюду.

67
{"b":"11504","o":1}