ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дети мои
Принцесса под прикрытием
Назад к тебе
Синдром Джека-потрошителя
AC/DC: братья Янг
Кто украл любовь?
Земля лишних. Последний борт на Одессу
Умрешь, если не сделаешь
Верные враги
A
A

Из спины?! Он поспешно распластался на полу. Что-то прожужжало у него над головой, и еще один гоблин упал. У тех немногих, кто прожил достаточно долго, чтобы ворваться в пещеру, дела шли не лучше. До Джига долетали веселые крики гнома, прерываемые хрустом дерева и костей. Где-то рядом с Дарнаком раздавались вопли:

– Назад, скоты немытые, трусливые исчадья тьмы. Назад, я сказал!

Не узнай Джиг голоса принца, он, без сомнения, вычислил бы его по напыщенной манере изъясняться даже в процессе размахивания мечом. Но если Бариус с гномом в пещере, то кто позади? Эльфийка? Эльфы считаются отличными стрелками, однако лука при девушке не было.

Мимо прошелестела очередная стрела, напомнив Джигу о необходимости перестать изводить время на решение умозрительных задач и провести его с большей пользой. Он вжался в пол и пополз на свет оброненного Пораком факела. Среди воплей умирающих и шума боя уши помогали мало, а разобрать что-либо в проклятой темноте толком не удавалось. Не то чтобы Джиг сильно лучше видел при свете, просто надеялся хотя бы сообразить, в какую сторону лучше всего давать деру.

Миновав еще несколько тел, Джиг подобрался к самому входу в пещеру. Каждый раз, когда мимо проносилась стрела, гоблин съеживался и замирал. Еще немного. Как только он доберется до проема, тому, кто позади, придется прекратить стрельбу, иначе он рискует попасть в собственных товарищей.

«Если только он не окажется очень хорошим стрелком».

Нет, об этом лучше не думать.

После бесконечного продвижения ползком через кровь, трупы и какую-то вязкую массу сомнительного происхождения Джиг наконец достиг своей цели. Втянув себя в пещеру, он откатился подальше от входа.

Большинство гоблинов, ухитрившихся забраться так далеко, валялись на полу без чувств. Без чувств, а в отдельных случаях без рук, без ног или без головы. Некоторые стонали или ругались в адрес всех приключенцев в целом.

К изумлению Джига, трое из отряда еще держались на ногах и даже вели бой. Один – судя по голосу, Порак, – несмотря на стрелу в спине, продолжал орать и нападал на принца. Двое других слишком увязли в обороне гнома и потому бились молча.

Джиг прикинул, сколько времени потребуется остаткам дозора, чтобы погибнуть. Вот Бариус поскользнулся в луже крови. Дарнак, защищая его, придвинулся ближе. Гном парировал удар Порака, способный разнести голову принца вдребезги. Пока капитан гоблинов восстанавливал равновесие, Дарнак выпустил дубину, поймал Порака за локти и швырнул его на другого бойца, повалив обоих на пол. Бариус тем временем успел принять боевую стойку.

Продолжения битвы не последовало. Раздалось еще два громких «звеньк», и на ногах остались только приключенцы. Один из подстреленных остался корчиться на полу. Порак застонал, но попытался встать. Из его тела торчали уже две стрелы, но, тем не менее, он был еще жив. С точки зрения съежившегося в углу Джига, статус «настоящего воина» явно подразумевал изрядную порцию боли и немалую кровопотерю. Дарнак направился поприветствовать стрелка, по дороге пинком отшвырнув Пораков меч.

Очертания, возникшие в проходе, никак не могли принадлежать эльфийской девушке. Кем бы ни являлась мерцающая фигура, для Рианы она была великовата. Джиг пристально вгляделся, протер глаза и попытался снова их сфокусировать. Контуры лучника растекались и рябили, словно вода, растворялись в тенях. Неудивительно, что никто из гоблинов его не заметил. Если стрелка так трудно разглядеть в свете факелов, то в темных туннелях он делался практически невидим.

Как только неизвестный вошел в пещеру, игра теней прекратилась, подобно отдернутой занавеске, обнаружив стройного человека. Он огляделся, коротко кивнул гному с принцем и принялся снимать тетиву с лука.

– Славно пострелял, Рислинд, – заметил Дарнак.

Бариус фыркнул.

– Хотя, как всегда, братец, твой подход к битве оставляет желать лучшего в плане чести.

Рислинд, разобравшись с луком, приступил к осмотру поверженных гоблинов. Немногих, еще живых, он отволок на середину пещеры. Мертвых оставил, где были.

– Если тебя что-то не устраивает, я предоставлю тебе возможность искать Жезл самостоятельно. Не волнуйся, когда я увижу нашего отца, непременно расскажу ему, как ты погиб с твоей драгоценной честью.

Голос походил на голос Бариуса. У обоих был чистый, хорошо поставленный баритон, у обоих в интонации присутствовал легкий оттенок презрительной насмешки, становившийся намного заметнее, когда один обращался к другому. Правда, в голосе Рислинда наличествовало что-то еще… больше силы, достоинства и уверенности в себе – черты, не столь ярко выраженные у Бариуса. И та самая опасная нотка, какую всегда пытался изображать Порак. Но, при всей напыщенности и злобе, капитан по сравнению с Рислиндом выглядел безобидным котенком.

Рислинд резким движением выбросил руку и поймал Джига за ухо. Вздернутый на ноги, гоблин получил возможность разглядеть вновь прибывшего поближе, и это не пробуждало энтузиазма.

У человека был странный запах. Джиг постарался не чихнуть. Рислинд оказался одного роста с братом, но тоньше в кости. Он носил свободную хламиду, подпоясанную простой белой веревкой. На одном бедре висел короткий меч, на другом – колчан со стрелами. Зеленые татуировки покрывали тыльные стороны кистей и терялись в рукавах. Они походили на письмена, но острые, угловатые буквы не напоминали ничего, известного Джигу. Хотя какой из гоблина ученый. Брат принца был совершенно лыс, даже брови и ресницы отсутствовали. Гоблин даже подумал, не держит ли он паука-огневку.

Рислинд пробежал глазами по телу пленника и заставил его оцепенеть. Джиг, считавший себя уже перепуганным до предела, обнаружил, что пугаться еще есть куда. Глаза человека светились двумя тусклыми красными кружочками. Одеяние, татуировки и эти жуткие глаза могли означать только одно: Джиг находился гораздо ближе к живому волшебнику, нежели ему бы того хотелось. Как бы так незаметно увеличить расстояние между ним и Рислиндом? Сотня миль или около того его вполне бы устроили.

– Этот не ранен. – Бариус вытолкнул Джига на середину. Клякса на плече снова нагрелся, и гоблину почудился запах паленой кожи. – Вероятно, потерял оружие и всю дорогу прятался в углу.

– Он продемонстрировал больше здравого смысла, чем ты, братец. – Рислинд сцепил пальцы. – Окажись один из тех, кто сбежал от тебя прежде, вооружен, твоя беспечность обошлась бы дороже, чем несколько синяков. Повезло тебе, что я оказался поблизости до того, как он повел своих бойцов в атаку.

– Хватит. Он победил, и это единственное, что имеет значение, коли на то пошло, – перебил Дарнак. – Дайте я свяжу эту троицу, пока они еще что-нибудь не затеяли. Бариус, не сходишь ли поискать, где прячется Риана?

– Ищи ее сам, дружище гном. – Бариус широкими шагами направился к уцелевшим гоблинам. – Одна из этих тварей заплатит за покушение на мое… достоинство.

– Стало быть, вот как это нынче называется, – хохотнул Дарнак.

– О чем это он? – прохрипел Порак. Третий гоблин пожал плечами и тут же охнул: движение разбередило рану от стрелы в животе. Джиг изо всех сил старался прикинуться невидимкой. Принц находился достаточно близко, и ненависть в его глазах читалась безошибочно. Какую месть он придумает? Исходя из того, что рассказывали о людях, процедура могла включать острые ножи, горячие угли, много-много боли и прочих неприятностей. В смысле, боль предназначалась для Джига. Бариус, несомненно, получит огромное удовольствие.

– Глупый трус, – прорычал Порак. – Ты завел нас в ловушку. В засаду. Почему ты не предупредил нас о лучнике?

– Я же не знал.

– Не знал! Большая часть моего отряда погибла, а ты не знал. – Капитан фыркнул от отвращения.

– Молчать! – рявкнул Бариус.

– Сам заткнись, человек, – ответил Порак.

Джиг застонал. Маловероятно, чтобы принц понимал по-гоблински, – наверняка он считал ниже своего достоинства учить столь «примитивный» язык, – но презрительный тон в голосе капитана гоблинов угадывался безошибочно.

7
{"b":"11504","o":1}