ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чтобы увидеть еще одно добавление, ей пришлось изогнуть длинную шею. Пара широких белых крыльев при попытке взмахнуть ими шваркнула по стенам туннеля.

– Я смогу летать? – Теперь Риана слегка пришепетывала, как драконьи дети.

Джиг кивнул.

– Наверное, придется потренироваться. – Гоблин набрал в грудь побольше воздуха. – Если хочешь, могу превратить тебя обратно. Но решить надо сейчас. Другой возможности не будет.

Она по-драконьи склонила голову набок.

– Собираешься запечатать вход?

– Да.

Риана рассматривала глянцевые линии собственных ладоней. Глаза Джига не успели отследить, как ее пальцы сжались в кулак и впечатались в стену. Восторженный смех разнесся по туннелям.

– Даже не больно. Джиг, это прекрасно!

Он почувствовал, как краснеют его уши.

– Лучше, чем быть птицей?

– Гораздо лучше. Теперь я смогу отправиться, куда захочу! – Ее голос звенел от возбуждения. – Я могу лететь сквозь облака, я могу пересекать океаны, и никто меня не остановит.

– Ты будешь одинока, – предупредил ее Джиг.

А как же ей не быть одинокой? Теперь она стала чудовищем, а он из первых рук знал, как наземники с ними обращаются.

– Я привыкла к одиночеству, – ответила Риана. – Кроме того, если уж гоблин с эльфом способны подружиться, что помешает мне найти там, снаружи, кого-нибудь еще?

На этот счет Джиг ничего сказать не мог. Он также не знал, каким образом ему следует реагировать на ее заявление о дружбе. А чего тут говорить? Слышал ли кто-нибудь о дружбе гоблина и эльфа? Слышал ли кто-нибудь вообще о дружбе гоблина с кем бы то ни было? Поверит ли кто-нибудь в то, что они с эльфийкой несколько раз спасали друг другу жизнь? Он окончательно смутился. Пожалуй, при таких обстоятельствах любое высказывание прозвучит по-идиотски. И все-таки, оказывается, удивительно приятно иметь друга.

– Я, гм… мне пора. – Джиг покраснел еще сильнее. – Тут надо кое-что еще сделать.

– Понимаю. – Она скользнула к нему и заключила его в объятия. Гоблин не сумел бы высвободиться из них даже ради спасения собственной жизни. – Спасибо тебе.

Бывшая эльфийка удалилась, изредка с непривычки задевая крыльями каменные стены.

Джиг испытал странную смесь чувства утраты и счастья. Он немного подождал и двинулся по туннелю навсегда закрывать вход.

Перед возвращением в логово ему пришлось позаботиться еще о нескольких вещах. Прежде всего, следовало сдержать обещание, данное Тималусу Звездотеню. На переделку «сверкающей комнаты» ушло не менее часа. Сперва пришлось повозиться с изменением стеклянного узора на потолке. Четкие контуры Осенней звезды проступили далеко не сразу. Теперь сияние мозаики освещало изображение самого божества. Наиболее удачного из всех, какие удалось создать Джигу.

«У меня не такой большой нос», – запротестовал Звездотень.

«Лучше не получится. Тебе повезло, что я не остановился на первом варианте».

«Тот как раз был удачнее: Тималус Звездотень, косоглазый бог».

Сама пещера оставалась пустой, за исключением небольшого алтаря у стены. На некоторое время Джиг, вероятно, станет единственным, кто оставляет на нем знаки почтения и благодарности. Однако он надеялся склонить других гоблинов делать то же самое. Если бы он мог рассказать им о том, что видел и чему научился, кто знает, как бы это подействовало? Тималуса Звездотеня не особенно вдохновляла перспектива обзавестись целой ордой почитателей-гоблинов, но, по его же словам, это было «гораздо лучше, чем ничего».

У подножия алтаря восьмиконечная звезда отмечала место, где погиб Клякса. Тельце огненного паука гоблин погрузил в камень пола. Контуры звезды обрамляла тонкая паутина. По мнению Джига, бог не стал бы возражать, а ему самому хотелось оставить хоть какую-нибудь пометку.

Золото он бросил, где лежало. Что толку тащить его с собой? Сокровищами не наешься.

А вот форелью – очень даже. Джигу несколько раз пришлось останавливаться, пока он волок за собой огромных рыбин. Весили они по-прежнему столько же, сколько взрослые самцы человека, и продетая сквозь жабры веревка мало облегчала дело. К моменту вступления на гоблинскую территорию руки у него отваливались, а от натертых ладоней только что дым не шел.

– Кто это там? – окликнул один из стражников. И тут же уши Джига уловили шепот второго.

– Да это же он.

Гоблин-коротышка расплылся в улыбке. Его боятся. Какая милая перемена.

– Я тут еду добыл!

Не два, а целых четыре воина бежали по туннелю навстречу ему.

«Глупо. Я мог выманить их в засаду».

В дальнейшем следует непременно позаботиться об улучшении подготовки охраны.

– Что за хреновина у тебя на лице? – обеспокоено спросил один из стражников.

Улыбка Джига стала еще шире. Эту штуку он тоже сотворил при помощи Жезла. На оправу пошел кусок меча принца, поскольку сталь оказалась тверже всех остальных металлов, какие ему удалось найти. В качестве материала для линз он использовал два больших аметиста. Джиг извел немало времени, пока ему удалось придать им нужную форму, подобрать правильный изгиб и толщину. Похожие на пузыри, аметистовые круги закрывали его большие глаза, оправа легко цеплялась за остроконечные уши, и впервые в жизни он полноценно видел.

– Проехали, – ответил коротышка. – Мне бы вот это до логова допереть.

При виде форели стражники пустили слюни. Позабыв все приказы относительно Джига, они наперебой кинулись помогать ему тащить громадные рыбьи туши в главную пещеру.

– Вот Голака-то порадуется, – довольно пропыхтел один.

– Да уж. – Джиг закусил губу.

Главное, чтобы она не отправила его в котел вслед за рыбой. Он крутанул Жезл, любуясь, как новый стальной черпак ловит свет факелов. На изготовление очков ушло не так много материала. Большая часть Бариусова клинка осталась не при деле, и ему пришла в голову весьма своевременная идея, как попытаться задобрить Голаку.

– Поживы было в эти дни крайне мало, – проворчал другой гоблин.

– Не волнуйтесь, – успокоил их Джиг. – У меня есть на этот счет некоторые соображения.

Придется, конечно, немного поругаться с сородичами, но в конце концов с его планом должны согласиться. Не могут не согласиться, когда речь зайдет о еде.

Штраумов лес никуда ни делся после гибели дракона. Согласно объяснениям Рислинда, растения и животные там настоящие. Возможно, жалкие подобия исходных образцов, но настоящие. А значит, их можно есть! Надо только собрать небольшую охотничью экспедицию. Как только гоблины добудут первого оленя, споры прекратятся. Джиг и сам мечтал узнать, действительно ли оленина настолько вкусна, как утверждала Риана.

Он запнулся, ощутив знакомое прикосновение к ноге.

– Что там? – спросил один из стражников. Джиг, махнув им рукой, чтобы продолжали путь, опустился на колени. Крохотный паук, черный, с узором из красных пятнышек, нетерпеливо размахивал передними лапами.

– Клякса? – не поверил гоблин.

Пятнышки точно той же формы располагались в абсолютно том же порядке, хотя сам наук значительно уступал размером питомцу Джига. Совсем как Клякса два года назад, сразу после рождения. Но разве так бывает? Он же похоронил паука всего несколько часов назад!

«Ох уж эти гоблины… ну, совсем никакой веры».

Джиг взглянул наверх. Если отнести Жезл обратно и вскрыть камень перед алтарем Звездотеня, обнаружит ли он, что тело Кляксы исчезло? Бог ответа не дал, да Джиг и не хотел его услышать. Гоблин положил руку на пол и подождал, пока паучок вползет на ладонь.

Восьминогое существо деловито направилось прямиком к кожаной подушечке на плече, и Джиг захихикал от восторга. Он почесал паучку голову и почувствовал, как в мире наконец-то все встало на свои места.

В уши ему вонзился крик:

– Как?! Он здесь?! Где он? Я отучу его насмехаться над старшими! Ошпарю так, что шкура слезет!

Джиг вздохнул.

– Пойдем, Клякса. Отдадим Голаке половник. И они вместе направились вниз по туннелю, домой.

70
{"b":"11504","o":1}