ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Украшенный самоцветами меч Бариуса медленно описал дугу в воздухе и замер, направленный острием на пленных. За спиной принца прозвучал вздох Рислинда.

– Ты так и не избавился от пристрастия к мелодраме.

Мелодрама не мелодрама, а с меча капала сине-черная гоблинская кровь.

– Ответьте мне на один вопрос, гоблины. – Бариус расхаживал взад-вперед, изучая каждое из трех лиц. – Кто из вас оскорбил меня своей трусливой попыткой бегства?

Совершенно одурев от страха, уже не думая о последствиях, не видя ничего, кроме кончика умытого кровью меча, Джиг почувствовал, как его рука сама собой поднялась. Поднялась и указала на Порака.

– Что?! – Разъяренный капитан бросился на коротышку.

Джиг пискнул. Клякса, спрыгнув с плеча, удрал в угол. Порак не успел завершить расправу.

Затянутая в перчатку рука Бариуса, поймав капитана за пояс, швырнула его обратно на пол. Он приземлился рядом с одним из трупов. Оглушенный, Порак схватился за голову и, придя в себя, обнаружил у ноги топор, который выронил мертвый гоблин. Он подобрал новое оружие и бросился в атаку.

Джиг, не отрывая глаз от принца и капитана, усадил огненного паука на необожженное плечо. Бариус сделал шаг назад, потом еще один. Его меч уклонялся от безумных ударов Порака. На третьем шаге меч нырнул под лезвие топора, резко взлетел на уровень горла. Порак то ли не разглядел его, то ли двигался слишком быстро, чтобы остановиться. В любом случае поединок закончился, и даже Джиг со своим никудышным зрением видел фонтан сине-черной крови, хлынувшей Бариусу на одежду.

Последний из гоблинов в ужасе взвыл и кинулся наутек. Джиг последовал было за ним, но движение сбоку заставило его замереть. Волшебник действовал с мрачной целеустремленностью.

– Останови его! – вопил Бариус.

Светящиеся глаза мазнули по Джигу, отметили его неподвижность и рывком вернулись к беглецу. Одна рука неторопливо потянулась к колчану. Стрела проплыла по воздуху, покрутилась, развернулась вглубь туннеля и полетела вслед за гоблином. Громкая ругань сигнализировала о точности Рислиндовой магии.

Джиг не понимал, зачем он вообще возится с луком. Может, убийство с помощью магии отнимает больше энергии? Или с луком интереснее?

– Чего ждешь? – подал голос принц. – Добей его. Прикончи, пока он не предупредил соплеменников.

Рислинд покачал головой.

– Подобный магический выстрел имеет ограниченную дальность действия. – Он поднял руку. – И прежде чем ты возразишь, дорогой братец, предлагаю тебе самому пустить стрелу на триста ярдов вдоль по туннелю, у которого минимум два поворота под острым углом, и посмотрим, во что ты попадешь.

– Но он расскажет остальным, – не унимался Бариус, и его поставленный голос сделался гнусавым, почти плаксивым. – И часа не пройдет, как мы столкнемся с целым роем этих омерзительных тварей.

– Чертовски маловероятно, – донесся из туннеля голос Дарнака. Он шагнул в пещеру, волоча за тонкое запястье эльфийку. – Особенно после устроенного нами разгрома. Рислинд только что дал им очередной повод не лезть к нам. – Гном оглядел бойню, считая трупы на пальцах. – Нет, вряд ли они снова побеспокоят нас. Мне думается, лучше начать готовиться к встрече с настоящими чудовищами.

Дарнак нахмурился, заметив труп капитана Порака.

– А с этим что приключилось в мое отсутствие, а, Бариус?

– Это был честный бой. Пленник схватил секиру и напал. У меня не было выбора, кроме как защищаться.

– Верно, – подтвердил Рислинд. – Честный бой, не считая того, что гоблин был уже дважды подстрелен. И опять же, я подозреваю, по чистой случайности мой брат швырнул пленника так, что тот оказался на расстоянии вытянутой руки от оружия. Благороднее некуда.

Принц резко обернулся.

– А как насчет тебя? Посылаешь заколдованные стрелы в спину бегущим.

– Просто следую приказам. Ты же старший, в конце концов.

Тон его оставался ровным, но в этой простой фразе Джиг почуял больше угрозы, чем во всех предыдущих словах волшебника.

Дарнак сел и уставился в потолок.

– Землетворец, если ты хотел наказать меня, отчего тебе было не свалить на меня что-нибудь попроще? Пошли меня передвинуть Змеиную реку или выгнать орков с северных земель. Чем я тебя так прогневил, что ты привел меня сюда с этими двумя олухами?

Завершив краткую молитву, он развязал кожаный вещмешок и принялся рыться в его содержимом. Джиг разглядел запас продовольствия, одежду, оселок, постельную скатку, большой молот… гном таскал на спине целый склад.

– Ага.

Дарнак выудил моток веревки, отрезал футов десять и кинул их Бариусу.

– Свяжи последнего, пока не удрал вслед за своими друзьями.

С этими словами гном приступил к решению сложнейшей задачи по запихиванию своего скарба обратно.

Джигу рывком завели руки за спину и плотно связали, ободрав кожу с запястий. Когда Бариус закончил, шесть футов веревки протянулись за гоблином наподобие поводка. Принц взялся за другой конец и подтащил пленника к остальным приключенцам.

Мимоходом он пнул труп капитана Порака.

– Это был последний гоблин, который попытался от меня удрать. Запомни это, если лелеешь мечты о побеге.

Бариус ни словом не упомянул о том, каким именно образом сбежал упомянутый гоблин. Джиг до сих пор не мог поверить в свою удачу. Узнай они его, ничто бы не помешало принцу расправиться с ним.

Если разобраться, ошибка не казалась столь уж удивительной. В конце концов, и Джиг не смог бы различать людей, если 6 не их привычка носить разную одежду. А для них гоблины были также на одно лицо. Как вредные насекомые. Если вас кусает жук, вы его прихлопываете. И не останавливаетесь посмотреть, этот ли жук с рваным ухом, или он побольше того, что жужжал у вас над ухом час назад.

– Полегче с ним, – бросил Дарнак. – Он теперь пленник, а боги ожидают от таких, как мы, цивилизованного обращения с пленными.

– Сильно сомневаюсь, чтобы они стали церемониться с нами, – заметил Бариус.

Показалось Джигу или нет, но, кажется, эльфийка странно фыркнула, услышав слова принца. Впрочем, Бариус прав. Поменяйся они ролями, ни о каком связывании рук или почетном поединке и речи бы не зашло. Гоблины на подобную ерунду времени не тратят. Особенно когда голодны.

– Твой друг говорил по-человечески, гоблин, – сказал Дарнак. – А ты?

Джиг кивнул.

– Прекрасно. Я зовусь брат Дарнак Камнедробитель, наставник и летописец при их высочествах Бариусе и Рислинде Венделсонах, седьмом и восьмом сыновьях короля Вендела и королевы Женевы Аденкарских. – Кивнув на девушку, он добавил: – Это Риана. Попробуешь нам напакостить, мы тебя убьем. То же относится и к попыткам сбежать. Мне самому такой расклад не нравится, но мы не можем позволить тебе бегать на воле, рассказывая о нас всем и каждому. Но если ты станешь сотрудничать с нами, я сделаю все от меня зависящее, чтобы к концу дня ты еще дышал.

– Довольно, – прервал Бариус. – Надо двигаться. Жезл давно был бы у нас в руках, если бы ты не норовил нанести на карту каждый дюйм этого склепа.

– Никогда нельзя недооценивать важность хорошей карты, – огрызнулся Дарнак. – Попробуй пройти через железные шахты северного полуострова, и ты быстро научишься ценить мои свитки. Если назад выберешься.

Джиг поинтересовался очень осторожно:

– А вы меня отпустите, когда найдете то, что вам нужно?

– Конечно.

Джиг кивнул, сделав вид, будто поверил. Будь здесь один Дарнак, он бы не усомнился в обещании гнома. Тот, казалось, очень серьезно относился ко всей этой бодяге про честь, и именно благодаря Дарнаку Джига пока оставили живым. Пожалуй, гнома уже можно было считать любимцем гоблина. Остальные приключенцы явно не горели желанием видеть гоблина в своих рядах. И не то чтобы Джиг их винил – ведь сам он в подобной ситуации по окончании битвы первым делом прикончил бы пленных. Так гораздо проще.

Однако что им стоит дождаться, пока гном в очередной раз отлучится? Тогда достаточно будет заставить Джига «случайно» коснуться оружия, как это проделали с Пораком.

8
{"b":"11504","o":1}