ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Палач
Гимназия неблагородных девиц
Миф. Греческие мифы в пересказе
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело
Последний борт на Одессу
Бегущая по огням
Лабиринт Ворона
Недоступная и желанная
Француженка. Секреты неотразимого стиля
A
A

Около пяти раздался телефонный звонок, прозвучавший как крик в тишине. Тому звонок показался приглушенным, потому что он отважился выйти в сад, поработать секатором. Том побежал в дом, хотя и знал, что Джонатан к телефону не притронется. Джонатан сидел развалясь на диване в окружении книг.

Звонила Элоиза. Она была вне себя от счастья, потому что ей позвонила Ноэль и сказала, что ее знакомый, Жюль Грифо, художник-оформитель, купил домик в Швейцарии и приглашает Ноэль, а заодно и ее, съездить с ним туда на недельку и составить ему компанию, пока он будет наводить в доме порядок.

– Там такая красота вокруг, – говорила Элоиза. – Да мы и поможем ему…

Тому все это показалось ужасным, но уж если Элоизе что-то нравится, для нее только это и имеет значение. Он понял, что в круиз по Адриатике она не поедет.

– У тебя все в порядке, дорогой?.. Чем ты занимаешься?

– Да так… работаю в саду… Да, все совершенно спокойно…

19

Около половины восьмого вечера Том, стоя у окна гостиной, заметил темно-синий «ситроен» – тот самый, который, как ему казалось, он уже видел утром. Автомобиль проехал мимо его дома, на этот раз с большей скоростью, но все же не так быстро, как обычно бывает, когда машину ведет тот, кто хорошо знает дорогу. Да та ли это машина? В сумерках все цвета перемешались – разве отличишь синий от зеленого? Но эта машина была с грязным белым откидным верхом – вроде той, что приезжала утром. Том посмотрел на ворота Бель-Омбр, которые он оставил открытыми. Помощник мясника, однако, их прикрыл. Том решил не закрывать их на замок. Они слегка поскрипывали.

– Что случилось? – спросил Джонатан.

Он пил кофе. Чаю ему не хотелось. Беспокойство Тома передалось и ему, но, насколько он представлял ситуацию, у Тома не было причин так волноваться.

– Мне показалось, я увидел ту же машину, что проезжала сегодня утром. Темно-синий «ситроен». У той, что я видел утром, был парижский номер. Я тут почти все машины знаю, и только у двоих или троих есть машины с парижскими номерами.

– А сейчас вы номер не разглядели? Джонатану было темно, и он включил лампу рядом с собой.

– Нет… сейчас принесу ружье.

Том взлетел наверх словно на крыльях и тотчас вернулся с ружьем. Свет он наверху выключил.

– Я вовсе не собираюсь пользоваться ружьем, только в случае крайней необходимости, – сказал он Джонатану. – Сейчас не охотничий сезон, и на ружейный выстрел могут сбежаться соседи… кому-то наверняка захочется узнать, что тут происходит. Джонатан…

Джонатан стоял, готовый к действию.

– Да?

– Этим ружьем можно пользоваться как дубинкой.

Том продемонстрировал, как это делается: самую тяжелую часть, приклад, можно использовать с большим эффектом.

– Если придется стрелять из него, то нужно делать вот что. Ружье сейчас на предохранителе. – Том показал ему, как обращаться с ружьем.

Но ведь их здесь нет, думал Джонатан. И вместе с тем он чувствовал себя как-то странно, будто все это происходит не с ним. То же самое он ощущал в Гамбурге и в Мюнхене, когда знал, что цель вполне может принять реальный облик.

Том подсчитывал, сколько времени понадобится «ситроену», чтобы проехать по окружной дороге, которая вела обратно в деревню. Разумеется, они могут развернуться в любом удобном месте и приехать назад.

– Если кто-то подойдет к двери, – сказал Том, – то меня, скорее всего, пристрелят, как только я открою дверь. Что может быть проще? Потом тот, кто выстрелил, прыгает в поджидающую его машину, и их и след простыл.

Том немного взвинчен, подумал Джонатан, но слушал внимательно.

– У них есть еще одна возможность – бросить бомбу в это окно, – Том жестом показал в сторону окна, выходившего на дорогу. – Как это было в случае с Ривзом. Так что, если вы… э-э-э… согласитесь… Простите, но я не привык обсуждать свои планы. Обычно я действую по интуиции. Но если хотите, можете спрятаться в кустах справа от двери – справа кусты гуще – и всыпать как следует тому, кто подойдет к двери и позвонит. В дверь, может, и не позвонят, но я буду стоять с «люгером» и смотреть, не собирается ли кто-нибудь бросить бомбу. Стреляйте не откладывая, как только он окажется у двери, ведь он тоже будет действовать быстро. В кармане у него пистолет, и ему требуется только одно – меня увидеть.

Том подошел к камину, который собирался зажечь, но забыл, и взял из корзины полено. Это полено он положил справа от двери. Оно не такое тяжелое, как аметистовая ваза, стоявшая на деревянном комоде возле дверей, но обращаться с ним гораздо сподручнее.

– А что, если дверь открою я? – спросил Джонатан. – Если им, как вы утверждаете, известно, как вы выглядите, они убедятся, что я – не вы и…

– Нет-нет, – Том был удивлен смелым предложением Джонатана. – Во-первых, они могут и не ждать, пока кто-то откроет дверь, а просто выстрелят. Если же они увидят вас и вы скажете, что я здесь не живу или меня нет дома, вас просто отшвырнут в сторону и войдут в дом или же…

Том рассмеялся и умолк, представив, как Джонатан влетает в дом от удара мафиозо.

– Думаю, вам следует занять позицию возле дверей, если не возражаете. Не знаю, сколько вам придется здесь просидеть, но буду время от времени приносить вам подкрепиться.

– Конечно.

Джонатан взял у Тома ружье и вышел из дома. На дороге за воротами было пусто. Джонатан постоял в тени дома и поупражнялся с ружьем. Он поднял его высоко, будто целился в голову человека, стоявшего на ступеньках.

– Хорошо, – сказал Том. – Вы, случайно, не хотите выпить немного виски? Стакан можете оставить в кустах. Ничего страшного, если он разобьется.

Джонатан улыбнулся.

– Нет, спасибо.

Он пробрался в кустарник – заросли низкорослых кипарисов и лавра высотой около четырех футов. Там было очень темно, и Джонатан чувствовал себя абсолютно невидимым. Том закрыл двери.

Джонатан сел на землю, уткнувшись подбородком в колени, и положил ружье справа от себя. Интересно, сколько это продлится? Час? Дольше? А может, это просто игра, в которую играет Том? Но Джонатан не мог поверить, что это только игра. Том был в своем уме и верил, что что-то должно сегодня вечером произойти, и даже маленькая возможность того, чего он опасался, оправдывала такие меры предосторожности. Когда показалась машина, Джонатан почувствовал, как к нему подкрадывается самый настоящий страх, и ему захотелось со всех ног броситься в дом. Машина проехала очень быстро. Джонатан толком и не разглядел ее сквозь кусты, да и ворота мешали. Он прислонился к какому-то стволу, его потянуло в сон. Спустя пять минут он растянулся на спине, но не уснул, потому что лопатками чувствовал сырость от земли. Если снова зазвонит телефон, это вполне может быть Симона. Интересно, способна ли она, в приступе охватившего ее безумия, приехать к Тому на такси? Или же позвонить в Немур своему брату Жерару и попросить ее сюда подвезти? Это более вероятно. Джонатан не стал обдумывать такую возможность, потому что это было бы ужасно. Нелепо. Немыслимо. Даже если спрятать ружье, как он объяснит, зачем лежит в кустарнике?

Джонатан сквозь дрему услышал, как открылась дверь. Он очнулся.

– Возьмите, – прошептал Том.

Дорога была пустынна. Том протягивал Джонатану плед.

– Подложите это под себя. На земле, должно быть, страшно холодно.

Том говорил шепотом, ведь мафиози могли быть совсем близко. Раньше он об этом не подумал. Он направился обратно в дом, не сказав больше Джонатану ни слова.

Том поднялся по ступенькам и, посмотрев из разных окон, оценил ситуацию в темноте, перед домом и позади него. Вокруг было спокойно. На дороге, ярдах в ста налево по направлению к деревне, ярко горел уличный фонарь. Его свет не достигал Бель-Омбр – Тому это было хорошо известно. Стояла полная тишина, но это нормально. Том подумал, что даже за закрытыми окнами можно услышать шаги человека, идущего по дороге. Ему захотелось включить музыку. Он уже собрался было отвернуться от окна, как услышал слабый звук шагов человека, шедшего по грязной дороге, а потом увидел не очень яркий луч фонарика, двигавшийся справа в сторону Бель-Омбр. Том почувствовал, что этот человек не завернет в Бель-Омбр – так и случилось. Человек направился дальше и исчез из виду, прежде чем дошел до уличного фонаря. Мужчина это был или женщина, Том так и не разглядел.

48
{"b":"11507","o":1}