ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Пассажир своей судьбы
Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов
Корпорация «Русская Америка». Форпост на Миссисипи
Право на «лево». Почему люди изменяют и можно ли избежать измен
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Страна Чудес
Говорите ясно и убедительно
Делай космос!
A
A

Они направились вниз по дорожке между зелеными лужайками к единственной пыльной машине, стоявшей на обочине дороги. Им повезло. Это действительно было такси.

— Au Cafe de Paris, s'il vous plait[24], — сказал, наклонившись к окну, Том, прежде чем они сели.

Теперь Ноэль занимала их мысли — Ноэль, которая через несколько часов сядет на самолет в Руаси. Они отнесут тарелку со свежими фруктами к ней в комнату (которая располагалась ниже этажом прямо под ними) и возьмут такси до аэропорта, чтобы ее встретить. Том потягивал томатный сок с долькой лимона, прикрепленной к стенке стакана, а Элоиза пила чай с мятой, о котором она слышала, но никогда до сегодняшнего дня не пробовала. От него исходил очень приятный запах. Том отпил маленький глоток. Элоиза сказала, что ей ужасно жарко, но, похоже, чай помогает, хотя она не представляет, каким образом.

Их отель находился в двух шагах. Том заплатил. Он снимал свой белый пиджак со спинки стула, когда ему показалось, что человек, которого он увидел на главном бульваре слева от себя, знаком ему.

Дэвид Притчард? В профиль лицо казалось очень похожим. Том поднялся на цыпочки, но между ним и Притчардом, если это действительно был он, сновало так много народу, что Том потерял его в толпе. Не стоит идти к перекрестку и смотреть, подумал он, тем более бежать за ним. Скорее всего, это ошибка. Но эта темноволосая голова и круглые очки: разве такого типа можно с кем-то перепутать?

— Вот по этой дороге, Том.

— Я знаю. — Том заметил продавца цветов. — Смотри, цветы! Давай купим!

Они купили ветки бугенвильи, несколько садовых лилий, маленький букетик камелий, который предназначался для Ноэль.

Есть какие-нибудь сообщения для Рипли?

— Non, m'sieur, — ответил Тому портье в красной форме за стойкой.

В результате телефонного звонка администратору отеля в номере появились две вазы, одна в комнату Ноэль, другая для Тома и Элоизы. В конце концов цветов хватило на всех. Перед тем как отправиться на обед, они приняли душ.

Том и Элоиза решили разыскать паб, который рекомендовала Ноэль, «неподалеку от бульвара Пастера, в центре города», вспомнил Том ее наставления. Том спросил уличного торговца, продававшего галстуки и поясные ремни, не знает ли он, где находится «Паб». Вторая улица направо, ответил тот, ее даже видно отсюда.

— Merci infiniment[25]! — поблагодарил Том.

Вне зависимости от того, был в пабе кондиционер или нет, это было комфортабельное и приятное заведение. Даже Элоиза это признала, поскольку имела представление об английских пабах. Хозяин попытался создать здесь атмосферу настоящего паба: коричневые балки, старинные часы с маятником, повсюду на стенах фотографии спортивных команд, меню на черной доске и выставленные на всеобщее обозрение бутылки с пивом «Хайнекен». Заведение было небольшое и не слишком людное. Том заказал сандвич с сыром чеддер, Элоизе ломтик сыра другого сорта, а также пиво, которое она пила только подогретым.

— Может, позвоним мадам Аннет? — спросила Элоиза, отпив первый глоток.

Том слегка удивился.

— Зачем, дорогая? Ты беспокоишься?

— Нет, cheri, это ты беспокоишься. Так ведь? — Элоиза чуть-чуть нахмурила брови, но она так редко хмурилась, что это выглядело так, словно она сердится.

— Нет, дорогая. О чем?

— Об этих Прикардах, да?

Том прикрыл рукой глаза, чувствуя, что краснеет. Или это от жары?

— Притчард? Нет, дорогая, — сказал Том твердо. В это время перед ним поставили тарелку с сандвичем и чашку с соусом. — Что он может сделать? — добавил Том. — Merci, — сказал Том официанту, который обслужил сначала его, а потом Элоизу, возможно, случайно. Том чувствовал, что его вопрос был глупым, заданным для успокоения Элоизы. Притчард мог сделать довольно много, в зависимости от того, что ему удалось разнюхать.

— Тебе твой сыр нравится? — спросил Том для того, чтобы свести на нет предыдущий вопрос.

— Cheri, Прикчард — это случайно не тот ли человек, который звонил и представился Гранелефом? — Элоиза изящным движением намазала немного горчицы на кусочек сыра.

То, как она произнесла фамилию Гринлиф, не упоминая имя Дикки, казалось, отодвигало Дикки и, следовательно, его тело на огромное расстояние, делало его нереальным. Том спокойно произнес:

— В высшей степени неправдоподобно, дорогая. У Притчарда низкий голос, а ты сказала, что голос звучал по-юношески.

— Да.

— Телефонные звонки, — произнес Том задумчиво, положив соус на край тарелки. — Я вспомнил один глупый анекдот. Хочешь расскажу?

— Да. — Элоиза взглянула на него с интересом.

— Сумасшедший дом. Доктор видит, как пациент что-то строчит, и спрашивает его, что он пишет. Письмо, отвечает тот. Кому письмо, спрашивает доктор. Самому себе, отвечает больной.

Что в этом письме, спрашивает доктор. Не знаю, отвечает пациент, ведь я его еще не получил.

Элоиза чуть улыбнулась:

— Думаю, это глупо.

Том глубоко вздохнул.

— Дорогая, нам нужно купить почтовые открытки. Целую пачку. С верблюдами, базарами, видами пустыни, курицами...

— Курицами?

— Их часто изображают на открытках. В Мексике, например. Когда везут на рынок. — Том не хотел добавлять, что подвешенными за шеи.

Ланч завершился двумя маленькими бутылками «Хайнекена». Затем они снова отправились в гостиницу, под своды ее высоких потолков, и приняли душ, на этот раз вместе. Потом у них возникло желание отметить сиесту. Времени до поездки в аэропорт было предостаточно.

После четырех Том надел голубые джинсы и рубашку и вышел, чтобы купить открытки. Он приобрел дюжину у портье. Он захватил с собой шариковую ручку и намеревался написать открытку правоверной мадам Аннет. Элоиза могла бы ее потом дополнить. Ах, прошло так много времени — сколько же? — с тех пор как он отправил открытку из Европы тетушке Дотти, чтобы сохранить ее хорошее к себе отношение и что-нибудь унаследовать. Она завещала ему десять тысяч долларов, но отдала свой дом, который Том любил и надеялся получить, другому человеку, чье имя Том забыл, возможно, потому, что хотел забыть.

Он уселся на стуле в баре гостиницы — там было посветлее. Неплохо бы отправить открытку Клегам, подумал Том, нужно поддерживать хорошие отношения с соседями, тем более что они англичане.

Том написал по-французски:

"Дорогая мадам Аннет,

здесь очень жарко. Мы видели двух коз, разгуливающих прямо по улице!"

Они действительно их видели. Мальчишка в сандалиях, который гнал коз, хватал по мере надобности их за рога, направляя туда, куда требовалось. Интересно, куда? Он продолжил:

"Пожалуйста, передайте Анри, чтобы он обязательно полил маленькую форзицию рядом с теплицей. До скорого свидания,

Том"

— M'sieur? — обратился к нему бармен.

— Спасибо, я жду одного человека, — ответил Том. Бармен знает, что он остановился в отеле, решил Том. Марокканцы, как и итальянцы, запоминают иностранцев в лицо.

Том надеялся, что Притчард не бродит вокруг Бель-Омбр, беспокоя мадам Аннет, которая, конечно, заметит его, как заметил Том. Какой адрес у Клегов? Том не был уверен, что правильно вспомнил номер их дома, но в любом случае можно начать. Элоизе всегда доставляет удовольствие отправлять открытки.

Приготовившись писать, Том бросил взгляд направо.

Напрасно он беспокоился, что Притчард бродит вокруг Бель-Омбр, потому что тот сидел в баре, уставясь на Тома, их разделяло только четыре стула. На нем были все те же круглые очки и рубашка с короткими рукавами, перед ним стоял стакан, но смотрел он на Тома.

— Добрый день, — сказал Притчард.

Двое или трое посетителей в сандалиях и купальных халатах прошли от бассейна, который был за спиной у Притчарда, к двери и затем направились к стойке бара.

— Добрый день, — спокойно ответил Том. Его худшие ожидания, кажется, подтвердились: эти чертовы Притчарды видели его в Фонтенбло с билетами на самолет в руке, когда он вышел из туристического агентства! Черт, подумал Том, вспоминая безмятежный пляж на постере в агентстве. Том вновь взглянул на открытку с изображением четырех видов: верблюд, мечеть, закутанные в шали девушки, желтый пляж, обрамленный синей полосой моря. «Дорогие Клеги». Том сжал ручку.

вернуться

24

К кафе «Париж», пожалуйста (фр.).

вернуться

25

Весьма благодарен (фр.).

20
{"b":"11508","o":1}