ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как обычно бывает при повторной поездке, расстояние казалось короче. Том заплатил двадцать дирхем, несмотря на протесты Притчарда, и отпустил таксиста.

— Здесь подают чай, — сказал Том. — Мятный. Может, и еще что-нибудь, — добавил он со смешком, подразумевая, что, если попросить, можно получить коноплю.

Они прошли через каменные ворота и спустились по тропинке. Том заметил официанта в белой рубашке.

— А теперь посмотрите, какой отсюда вид! — сказал Том.

Солнце еще плыло над синим проливом. При взгляде на океан забывалось, что повсюду песок, хотя он был везде под ногами, справа и слева, повсюду толстый слой песка. Обрывки соломенных циновок валялись на каменной тропе, растения, казалось, совсем зачахли в сухой почве. Одна кабинка была полностью заполнена: расположившиеся там на полу шесть человек, облокотись на подушки, вели задушевную беседу.

— Здесь? — спросил Том, указав на одну из свободных кабинок. — Так что мы закажем, когда подойдет официант? Мятный чай?

Притчард пожал плечами и повернул какие-то рычажки на своем фотоаппарате.

— Почему бы нет? — сказал Том, предупреждая, как он полагал, излюбленную фразу Притчарда, но тот произнес ее одновременно с ним.

С каменным лицом Притчард поднес фотоаппарат к глазу и нацелил на море.

Подошел официант с пустым подносом в руке. Он был босой.

— Два мятных чая, пожалуйста, — заказал Том по-французски.

Последовал утвердительный ответ, и юноша отошел.

Притчард, не торопясь, сделал три снимка, стоя по большей части спиной к Тому, который укрылся в тени от плетеной крыши кабинки. Затем Притчард повернулся к нему и сказал с едва заметной улыбкой:

— Давайте сфотографирую вас. Один снимок.

— Нет, спасибо, — ответил Том добродушно.

— Предполагается, что здесь можно сидеть? — спросил Притчард, направляясь в глубь пронизанной солнцем кабинки.

Том засмеялся. Он понятия не имел, на что там можно было сесть. Том расправил джеллабу, которую все это время держал под мышкой, и аккуратно расстелил на полу. Левую руку он сунул в карман брюк и провел большим пальцем по складному ножу. Том заметил на полу пару обтянутых тканью подушек, без сомнения весьма удобных, если на них облокотиться.

Том решился спросить:

— Почему вы сказали, что вы здесь с женой? Ведь ее здесь нет.

— О... — Несмотря на едва заметную улыбку, брови у Притчарда по-прежнему были сдвинуты. — Я просто пошутил.

— Зачем?

— Шутка. — Притчард поднял и направил фотоаппарат на Тома, как будто решил отплатить ему за дерзость.

Том сделал резкий жест по направлению к камере, словно желая ее выбить.

— Прекратите. Я стесняюсь фотографироваться.

— Хуже, вы, кажется, ненавидите фотоаппараты.

Вот подходящее место, чтобы убить этого ублюдка, подумал Том. Никто не знает, что они встречались, никто не знает, что они поехали именно сюда. Сбить его с ног, всадить нож, чтобы он умер от потери крови, перетащить его в другую кабинку (можно и здесь оставить) и уехать.

— Вовсе нет, — сказал Том. — У меня есть два или три фотоаппарата. Но мне не нравятся люди, которые фотографируют мой дом с какой-то целью — словно собираются использовать это против меня.

Дэвид Притчард держал камеру в руках на уровне пояса и добродушно улыбался.

— Вас это беспокоит, мистер Рипли?

— Вовсе нет.

— Может быть, вас беспокоит Цинтия Граднор и история с Мёрчисоном?

— Отнюдь. Прежде всего, вы никогда не были знакомы с Цинтией Граднор. Почему вы делаете вид, что знакомы с ней? Просто ради шутки? Что это за шутка?

— Вы знаете, что это за шутка. — Притчард был раздражен, но держался достаточно сдержанно. Он, очевидно, предпочитал напустить на себя циничный, холодный вид. — Мне доставляет удовольствие видеть, как сноб вроде вас корчится, когда получает удар ниже пояса.

— О, какое счастье, мистер Притчард. — Том стоял, засунув руки в карманы, и покачивался; его так и подмывало ударить. Он понял, что ждет, когда принесут чай.

Молодой официант поставил поднос на пол, наполнил два стакана из металлического кувшина и пожелал господам приятного чаепития.

От чая исходил приятный, свежий, чарующий аромат. Рядом со стаканами стояло блюдце с веточками мяты. Том вытащил бумажник и настоял на том, чтобы заплатить, несмотря на возражения Притчарда. Он добавил также чаевые.

— Приступим? — предложил Том и потянулся за стаканом в металлическом подстаканнике, стараясь оставаться лицом к Притчарду. Он не собирался передавать ему стакан. Том опустил в чай веточку мяты.

Притчард наклонился и поднял свой стакан.

— Ох!

Наверное, он пролил несколько капель на себя. Тому это было безразлично. Интересно, нравится ли Притчарду пить с ним чай, думал Том, несмотря на то что отношения между ними с каждой минутой становятся все более враждебными? А может, Притчарду нравится, что они становятся враждебными? Возможно. Том снова подумал о Мёрчисоне, но уже по-другому: странно, Притчард сейчас напоминает Мёрчисона, ведет себя как человек, который может выдать его и, возможно, раскрыть подделки Дерватта, тем самым погубив бизнес «Дерватт лимитед», которым занимаются Джефф Констант и Эд Бэнбери. Собирается ли Притчард настаивать на своем, как Мёрчисон? И есть ли у Притчарда что-нибудь еще, кроме неопределенных угроз?

Том встал, потягивая чай. Сходство в том, подумал он, что ему приходится спрашивать у обоих, предпочитают ли они продолжить свое расследование или быть убитыми. Он просил Мёрчисона не мешать им заниматься подделками. Он не угрожал Мёрчисону. Но когда тот остался непреклонным...

— Мистер Притчард, я хотел бы попросить вас об одолжении. Оставьте в покое мою семью, прекратите совать нос в чужие дела. И почему бы вам не уехать из Вильперса? Что вы там делаете? Преследуете меня? Ведь вы же не учитесь в институте. — Том равнодушно засмеялся, словно воспринимал выдумку Притчарда, как ребяческую шутку.

— Мистер Рипли, я имею право жить там, где я хочу. Так же, как и вы.

— Да, если бы вы вели себя, как все остальные. Я имею в виду, что заявлю на вас в полицию, попрошу присматривать за вами в Вильперсе, а также проверить, где вы жили в течение последних лет.

— Вы обратитесь в полицию? — Притчард постарался засмеяться.

— Я могу сказать, что вы фотографируете мой дом. У меня есть три свидетеля, кроме меня самого, конечно. — Том мог назвать и четвертого — Джанис Притчард.

Том поставил стакан с чаем на пол. Притчард поставил свой после того, как обжегся, и с тех пор не поднимал.

Солнце еще ниже опускалось к воде. Оно было справа от Тома и за спиной Притчарда. Притчард старался сохранять спокойствие. Том вспомнил, что тот знает приемы дзюдо. А может, он просто хвастался? Том вдруг потерял самообладание и с размаху ударил Притчарда ногой в живот — возможно, в стиле джиу-джитсу, — но удар пришелся ниже, в пах.

Когда Притчард упал на циновку, покрывавшую каменный пол, согнувшись от боли, Том со всей силы нанес удар правой ему в челюсть.

Никогда не бей лежачего, подумал Том, и снова ударил Притчарда, на этот раз в солнечное сплетение. Том настолько вышел из себя, что готов был вытащить нож и нанести несколько ударов, но времени было в обрез. И все-таки, дернув Притчарда за рубашку, он ударил его еще раз под челюсть.

Натягивая джеллабу через голову, Том подумал, что в этой маленькой ссоре он явно остался победителем. Чай не пролит, никакой крови.

Притчард лежит спиной к входу, оглянувшись на левый бок. Если придет официант, он подумает, что тот вздремнул.

Том вышел из кабинки, легко поднялся вверх по каменным ступеням до кухни и, проходя мимо, кивнул молодому человеку в белой рубашке, который стоял снаружи.

— Такси? Можно? — спросил Том.

— Да, возможно, через пять минут. — Он покачал головой с таким видом, будто не верил в эти пять минут.

— Спасибо, я подожду.

Том не видел никакого другого транспорта поблизости, не было даже автобусной остановки. Все еще переполненный энергией, он с показной ленцой двинулся по обочине дороги — тротуара там не было, — наслаждаясь легким ветерком, который дул ему прямо в лицо. Mon, mon, mon. Том вышагивал спокойно, как отрешенный от мира философ. Взглянув на часы, он отметил, что сейчас семь двадцать семь, затем обернулся на «Яффу».

23
{"b":"11508","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Соблазненная по ошибке
Пятьдесят оттенков свободы
Иногда я лгу
Дама из сугроба
Поводырь: Поводырь. Орден для поводыря. Столица для поводыря. Без поводыря (сборник)
Человек, который приносит счастье
После
Нелюдь
Три принца и дочь олигарха