ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шаман. В шаге от дома
Неймар. Биография
Дом напротив
Telegram. Как запустить канал, привлечь подписчиков и заработать на контенте
Свой, чужой, родной
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Приманка для моего убийцы
Инженер. Небесный хищник
Битва полчищ
A
A

И снова показались пыльные, шумные, заполненные людьми улицы и четырехэтажные здания Танжера и башня Святого Франциска из красного кирпича, которая была бы похожа на собор Святого Марка в Венеции, если бы не арабская вязь, выложенная белым кирпичом. Том сел на край сиденья.

— Это совсем рядом, — сказал он по-французски таксисту, поскольку тот ехал слишком быстро.

Наконец левый поворот на другую сторону бульвара, и Том вышел, предварительно расплатившись с водителем.

Он оставил свой багаж на попечение посыльного.

— Есть сообщения для Рипли? — спросил он у портье.

Сообщений не было.

Это порадовало Тома. У него был только один маленький чемодан и кейс.

— Теперь мне нужно такси. В аэропорт.

— Да, сэр. — Портье поднял палец и что-то сказал посыльному.

— Никто не приходил, не спрашивал меня? — спросил Том.

— Нет, мсье, — ответил портье.

Том сел в такси.

— L'aeroport, s'il vous plait.

Они направились на юг, и, как только покинули город, Том откинулся на сиденье и закурил.

Надолго ли Элоиза решит остаться в Марокко? Может быть, Ноэль убедит ее поехать куда-нибудь еще? В Египет, например? Том не мог предсказать, но вполне допускал, что Ноэль решит остаться в Марокко подольше. Это его устраивало, потому что он чувствовал впереди опасность, может быть, насилие, грозящее Бель-Омбр. Он должен постараться выжить ненавистных Притчардов из Вильперса, потому что не хотел доставлять неприятности и беспокойство жителям этого маленького тихого городка. По правде говоря, он уже достаточно их доставил, ко тщательно это скрывал.

В самолете компании «Эр Франс» царила французская атмосфера, и Том, сидя в салоне первого класса, принял от стюардессы бокал шампанского, хотя не слишком его любил. Он наблюдал, как линия побережья Танжера и Африки исчезает из виду. Если какой-либо контур побережья и мог называться «уникальным» — распространенный и избитый термин туристических брошюр, — так это порт Танжера в виде двузубца. Том хотел бы когда-нибудь туда вернуться. Он приготовил нож и вилку для обеда, как только Испания также скрылась за обычной устрично-белой однообразной массой, неизбежно обволакивающей все самолеты. Рядом лежал свежий номер «Le Point», и Том после еды стал просматривать его, а потом заснул до самой посадки.

Тому хотелось позвонить Аньес Грэ и расспросить, как идут дела. Что он и сделал из Руаси, после того как получил багаж. Аньес оказалась дома.

— Я в Руаси, — ответил Том на ее вопрос. — Решил вернуться пораньше. Да, Элоиза осталась со своей подругой Ноэль. У нас все в порядке на домашнем фронте? — спросил он по-французски.

Аньес сказала, что, насколько ей известно, все хорошо.

— Вы возвращаетесь на поезде? Давайте я заберу вас в Фонтенбло. Неважно, что поздно... Ну конечно, Том!

Посмотрев расписание, Аньес сообщила, что приедет за ним сразу после полуночи, и заверила Тома, что это ей доставит удовольствие.

— Еще кое-что, Аньес. Не могли бы вы позвонить мадам Аннет и сказать ей, что я приеду ночью. Чтобы она не напугалась, когда я буду открывать дверь своим ключом.

Аньес обещала, что позвонит.

Том почувствовал себя гораздо лучше. Он тоже иногда делал подобные одолжения для Грэ и их детей. Это была одна из приятных сторон жизни в сельской местности — оказывать помощь соседям и испытывать от этого удовлетворение. Другая, менее приятная, сторона — это, конечно, затруднения, когда нужно выбраться оттуда или попасть туда, как сейчас. Том взял такси до Лионского вокзала, а затем сел на поезд. Он купил билет у проводника, предпочитая заплатить небольшой штраф, чем маяться с автоматами на вокзале. Он мог бы поехать на такси до дома, но опасался, что таксисты могут запомнить путь до Бель-Омбр. Это все равно что дать потенциальному врагу узнать, где ты живешь. Том осознавал этот страх и спрашивал себя, не стал ли он параноиком. Но если таксист окажется врагом, будет уже слишком поздно задавать академические вопросы.

В Фонтенбло его ждала Аньес, как всегда, улыбающаяся и веселая, и всю дорогу до Вильперса Том отвечал на ее вопросы о Танжере. Он ни словом не обмолвился о Притчардах и надеялся, что Аньес сама скажет хоть что-нибудь о Джанис Притчард, которая жила всего в паре сотен метров от них, но Аньес о ней не упомянула.

— Мадам Аннет сказала, что она будет ждать вас. В самом деле, Том, мадам Аннет...

Аньес не могла найти слов, чтобы воздать должное преданности мадам Аннет, которая даже обещала открыть большие ворота.

— Так вы не знаете, когда Элоиза вернется? — спросила Аньес, когда они въезжали во двор перед Бель-Омбр.

— Нет. Она сама это решит. Ей необходимы маленькие каникулы.

Том вытащил свой чемодан из багажника, поблагодарил и пожелал Аньес доброй ночи. Мадам Аннет открыла входную дверь:

— Soyez le bienvenu[29], мсье Том!

— Merci, мадам Аннет! Я счастлив вернуться домой. — Он действительно был счастлив вновь вдохнуть знакомый слабый запах роз и мебельной полировки, услышать вопрос мадам Аннет, не голоден ли он. Том заверил ее, что не голоден и единственное, что ему нужно, это лечь спать. Но первым делом он спросил, есть ли почта?

— Ici, m'sieur Tome. Comme toujours[30].

Небольшая стопка писем лежала на столике в холле.

— С мадам Элоизой все в порядке? — спросила обеспокоенно мадам Аннет.

— О да. Она с подругой, мадам Ноэль, помните ее?

— Эти тропические страны, — мадам Аннет слегка покачала головой. — Там нужно быть очень осторожным.

Том засмеялся.

— Мадам сегодня ездила на верблюде.

— Oh, la![31]

К сожалению, было слишком поздно для звонка Джеффу Константу или Эду Банбери, но Том собирался позвонить в любом случае, не боясь показаться невоспитанным. Сначала Эду. Сейчас в Лондоне почти полночь.

Эд ответил немного сонно.

— Эд, мои извинения за такой поздний звонок. Но это важно. — Том облизнул губы. — Я собираюсь приехать в Лондон.

— Да? А что произошло? — Эд сразу проснулся.

— Кое-какие затруднения, — сказал Том со вздохом. — Знаешь, лучше я поговорю... кое с кем у вас, хорошо? Можешь ты меня приютить? Или Джефф? На ночь или на две?

— Думаю, ты можешь остановиться у любого из нас, — ответил Эд ясным голосом, звучавшим теперь четко, как всегда. — У Джеффа есть вторая кровать и у меня тоже.

— Первую ночь, по крайней мере, — сказал Том, — а там посмотрим, как пойдут дела. Спасибо, Эд. Есть что-нибудь от Цинтии?

— Н-нет.

— Ни от кого никаких намеков, никаких слухов?

— Нет, Том. Ты вернулся во Францию? Я думал, ты...

— Ты не поверишь, но Дэвид Притчард приехал в Танжер. Последовал за нами туда.

— Что? — В голосе Эда прозвучало величайшее удивление.

— Он замышляет против нас что-то ужасное, Эд, и собирается это осуществить. Его жена осталась дома — в моем городе. Подробности я расскажу в Лондоне. Я позвоню тебе снова утром, когда возьму билет. В какое время для тебя будет удобно?

— До десяти тридцати по лондонскому времени, — ответил Эд. — Завтра утром. А где сейчас Притчард?

— В Танжере, насколько мне известно. В настоящий момент. Я позвоню тебе завтра утром, Эд.

10

Том спал хорошо и встал еще до восьми. Он спустился вниз, чтобы осмотреть сад. Его беспокоило, что форзиция нуждается в поливке, но по крайней мере она была в порядке. То, что Анри здесь был, Том определил по нескольким увядшим бутонам роз рядом с компостной ямой возле теплицы. За два дня вряд ли могло произойти какое-нибудь серьезное бедствие, разве что ливень.

— Мсье Том! Bonjour! — Мадам Аннет стояла в проеме одной из трех застекленных дверей, выходивших на террасу.

Черный кофе, без сомнения, готов, и Том направился к дому.

вернуться

29

Добро пожаловать (фр.).

вернуться

30

Есть, мсье Том. Как всегда (фр.).

вернуться

31

Вот так так! (фр.)

27
{"b":"11508","o":1}