ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не ожидала, что вы встанете так рано, мсье, — сказала мадам Аннет, налив ему первую чашку.

Поднос с чашкой и ситечком для процеживания стоял на столике в гостиной.

— Я тоже. — Том уселся на диван. — А теперь вы должны рассказать мне новости. Садитесь, мадам.

Последовал обычный отказ:

— Мсье Том, я еще не ходила за хлебом!

— Купите у человека, который его развозит! — Том улыбнулся. Хлебный фургон часто сигналил от дороги, и женщины в домашних халатах выходили, чтобы купить длинные батоны. Том видел это.

— Но он не останавливается здесь, потому что...

— Вы правы, мадам. Но в булочной еще останется хлеб, если вы поговорите со мной пару минут. — Она предпочитала ходить в деревню за хлебом, потому что встречала в булочной знакомых, с которыми обменивалась сплетнями. — Здесь все было тихо?

Он знал, такой вопрос заставит мадам Аннет вспомнить что-нибудь необычное.

— Мсье Анри приходил сюда один раз. Не надолго, он поработал примерно час.

— Больше никто не фотографировал Бель-Омбр? — спросил Том с улыбкой.

Мадам Аннет покачала головой. Она стояла, сложив руки под передником.

— Нет, мсье. Но... моя подруга Ивон говорила мне, что мадам... Пишар? Жена...

— Пишара, что-то в этом роде.

— Она плакала... когда шла в магазин за покупками. Слезы! Можете вы это представить?

— Нет, — сказал Том. — Слезы!

— Ее мужа сейчас нет. Он уехал. — Мадам Аннет сказала это так, как будто тот бросил свою жену.

— Может быть, он уехал по делу. Разве у мадам Пришар нет друзей в городе?

Небольшое колебание.

— Думаю, нет. Она выглядела печальной, мсье. Можно я сварю вам яйцо всмятку, а потом пойду в булочную?

Том поддержал эту идею. Он хотел есть и не стал больше удерживать мадам Аннет от похода в булочную.

Мадам Аннет направилась на кухню, но обернулась:

— Ах, еще мсье Клег вам звонил. Вчера.

— Спасибо. Он что-то просил передать?

— Нет. Приветствия и все.

Итак, мадам Пришар плакала. Еще какое-нибудь театральное представление, предположил Том, и, возможно, для собственного развлечения. Том поднялся и прошел на кухню. Когда мадам Аннет вышла из своей комнаты с сумочкой и сняла хозяйственную сумку с крючка, Том сказал:

— Мадам Аннет, пожалуйста, не говорите, что я дома или был дома. Потому что, думаю, я сегодня снова уеду... Да, кстати, не покупайте ничего для меня! Я поговорю с вами позже.

Том позвонил в туристическое агентство Фонтенбло около девяти и заказал билет первого класса в один конец на самолет до Лондона, отправляющийся после часа пополудни из Руаси. Он уложил в чемодан необходимые вещи, а также пару свежих рубашек. А мадам Аннет сказал:

— Говорите любому, кто будет мне звонить, что я еще в Марокко с мадам Элоизой, хорошо? Я сообщу вам, когда вернусь. Может быть, завтра, может, послезавтра... Нет, нет, я позвоню вам, скорее всего, завтра, мадам.

Том сказал мадам Аннет, что он собирается в Лондон, но не уточнил, где остановится. Он не оставил никаких инструкций в случае, если позвонит Элоиза, просто надеясь, что она не позвонит: марокканская телефонная связь отбивала всякую охоту это делать.

Затем Том позвонил Эду Банбери из своей спальни. Хотя мадам Аннет и не знала английского и, как Том полагал, была совершенно невосприимчива к этому языку, он все же предпочитал вести некоторые разговоры вне пределов ее слышимости. Том сообщил Эду время своего прибытия, и что, возможно, уже после трех пополудни он будет у Эда дома, если ему это удобно.

Эд ответил, что это вполне его устраивает. Никаких проблем.

Том сверил адрес Эда, жившего в Ковент-Гарден, чтобы убедиться, что тот правильный.

— Мы должны обсудить все, что касается Цинтии, выяснить, чем она занимается, если вообще чем-то занимается, — сказал Том. — Нам нужны тайные шпионы. На самом деле нам нужен крот. Подумай об этом. Послушай, Эд! Что тебе привезти из страны лягушек?

— Хм-м, ладно, может, бутылку перно, если это без пошлины?

— Считай, что уже есть. До скорого свидания.

Том снес свой легкий чемодан вниз и был в холле, когда зазвонил телефон. Он надеялся, что это Элоиза.

Но это оказалась Аньес Грэ.

— Том, поскольку вы один, я подумала, что будет отлично, если вы придете к нам на ужин сегодня вечером. Только, знаете, у нас здесь дети, они ужинают раньше.

— Спасибо, дорогая Аньес, — ответил он по-французски. — Очень жаль, но мне снова нужно уехать... Да, сегодня из Руаси. Я как раз собирался вызвать такси. Какая жалость.

— Такси куда? Я сейчас еду в Фонтенбло за покупками. Вас это устроит?

Это как раз то, что требовалось Тому, поэтому он без колебаний согласился доехать до Фонтенбло. Аньес приехала через десять минут. Том уже успел попрощаться с мадам Аннет, когда ее автомобиль въехал через ворота, которые он открыл.

— Куда вы едете на этот раз? — Аньес взглянула на него с улыбкой, словно подумала, что он постоянно катается без дела.

— В Лондон. У меня там небольшое дело. Кстати...

— Да, Том?

— Я буду признателен, если вы никому не скажете, что я был дома этой ночью, а также что я еду в Лондон на день-другой. Может, для кого-то... это не очень важно, но я чувствую, что должен быть рядом с Элоизой, хотя с ней ее лучшая подруга Ноэль. Вы встречались с Ноэль Асслер?

— Да, думаю, пару раз.

— Скорее всего, я вернусь в Касабланку через несколько дней. — Том напустил на себя беспечный вид. — Вы знаете, что забавная мадам Прит-чард последнее время плачет? Я это слышал от моего верного шпиона мадам Аннет.

— Плачет? Почему?

— Понятия не имею! — Том не собирался говорить, что мсье Притчард последнее время не появлялся дома. Мадам Джанис Притчард, вероятно, живет затворницей, раз Аньес не заметила отсутствия ее мужа. — Странно, ходить в булочную, проливая слезы, не так ли?

— Очень! И грустно.

Аньес Грэ высадила Тома на том месте, где он вдруг решил выйти: перед «Черным Орлом». Портье, спустившийся вниз по ступенькам, возможно, и не знал Тома в лицо, поскольку Том посещал только ресторан и бар в этой гостинице, но, получив на чай, с усердием принялся вызывать такси до Руаси.

* * *

Кажется, прошло совсем немного времени, а Том сидел уже в другом такси, ехавшем по левой полосе дороги по направлению к Лондону. У его ног стоял пластиковый пакет с бутылкой перно и блоком «Голуаз» для Эда. Из окна Том видел фабрики и склады из красного кирпича, огромные щиты рекламы, не обещавшие ничего из того непринужденного общения, в которое Том окунался, посещая своих приятелей в Лондоне. Дома он обнаружил больше двух сотен фунтов наличными в английском конверте (маленький выдвижной ящик его капитанского комода был предназначен для остатков валюты), а также дорожный чек в фунтах.

— Пожалуйста, будьте внимательны у Севн Дайлз, — сказал Том водителю любезно, но настойчиво, — если поедете по этой дороге.

Эд Банбери предупредил его, что таксисты могут сделать неправильный поворот и завезти не туда, куда следует. Многоквартирный дом, в котором жил Эд, старый, но, как он сказал, отремонтированный, находился в Бедфордбери. Улица была довольно приятной, как заметил Том, когда они к нему подъезжали. Том расплатился с таксистом. Эд был дома, как и обещал. Как только он впустил Тома, услышав его голос по домофону, раздался грохот, заставивший Тома вздрогнуть. Затем, открывая уже вторую дверь, он услышал, как небеса разверзлись и хлынул ливень.

— Здесь нет лифта, — сказал Эд, перегнувшись через перила, затем стал спускаться вниз. — Третий этаж.

— Привет, Эд, — произнес Том почти шепотом. Он не любил говорить громко, особенно если на каждом этаже было по две квартиры и в каждой имелись уши. Эд взял у него пластиковый пакет. Том оглядел холл: деревянные перила прекрасно отполированы, стены, похоже, совсем недавно покрашены в белый цвет, на полу синее ковровое покрытие.

Квартира Эда, как и холл, выглядела новой и чистой. Эд приготовил чай, поскольку обычно пил его в этот час, а также потому, что дождь лил как из ведра.

28
{"b":"11508","o":1}