ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вон та... да, — согласился Эд. — Слушай, Том, я могу освободиться в конце недели. Или даже к четвергу, через два дня, — чтобы поехать во Францию или куда-нибудь еще. Мне нужно только закончить и напечатать одну статью. Я постараюсь разделаться с ней побыстрее, если нужно, — чтобы помочь тебе.

Том ответил не сразу.

— У Эда нет компьютера, — вставил Джефф. — Он печатает по старинке.

— У меня есть компьютер, — сказал Эд. — А как насчет твоих старых фотоаппаратов, коли на то пошло? Некоторые из них совсем древние.

— И превосходные, — сказал спокойно Джефф.

Том видел, что Эд подбирает остроумный ответ. Том наслаждался отбивной из мяса молодого барашка и отличным красным вином.

— Эд, дружище, я так благодарен тебе, — сказал, понижая голос, Том и взглянул налево, где через пустой стол от них теперь уже сидели трое человек. — Однако ты можешь пострадать. Понимаешь, я не знаю точно, как, потому что не видел, к примеру, у Притчарда оружия. — Том склонил голову и сказал как будто самому себе: — Я должен прикончить этого сукиного сына своими руками. Хотя еще не знаю, как я это сделаю.

Его слова повисли в воздухе.

— Я довольно сильный, — сказал Джефф веселым тоном. — Тебе, Том, это может пригодиться.

Джефф Констант, возможно, сильнее Эда, подумал Том, потому что он выше и тяжелее. С другой стороны, Эд более проворный.

— Мы все должны быть в форме, n'est-ce pas? А сейчас — кто хочет сладкого на десерт?

Джефф выразил желание оплатить счет. Том предложил им выпить кальвадоса.

— Кто знает, когда мы снова встретимся? — сказал Том.

Хозяйка паба заверила их, что у нее найдется кальвадос.

* * *

Том прислушался к шуму дождя, стучавшего по окну, не сильного, но затяжного. Он надел новый халат, на котором все еще висел ценник, вымылся в ванной комнате и прошел на кухню. Кажется, Эд еще не встал. Том вскипятил воду и сварил в кофеварке крепкий кофе. Затем принял душ и побрился. Том завязывал галстук, когда появился Эд.

— Прекрасный день! Доброе утро! — сказал Эд, улыбаясь. — Видишь, я щеголяю в новом халате.

— Вижу. — Том думал о том, чтобы позвонить мадам Аннет. К счастью, он вспомнил, что во Франции сейчас на час позже и что через двадцать минут она, возможно, вернется из магазина. — Я сварил кофе, хочешь? Что мне делать с моей постелью?

— Заправь, как раньше. А потом видно будет. — Эд направился на кухню.

Том был рад, что Эд знал его достаточно хорошо и понял, что означает его вопрос: что он хотел либо заправить постель, либо снять простыни. Эд предложил заправить, тем самым пригласив остаться еще на одну ночь, если нужно. Эд положил в духовку несколько круассанов и достал апельсиновый сок. Том выпил сок, но не стал есть — он был слишком взволнован.

— Хочу позвонить Элоизе сегодня днем или хотя бы попытаюсь, — сказал Том. — Забыл тебе сказать.

— Ты можешь звонить, когда нужно.

Том подумал, что днем, возможно, его здесь уже не будет.

— Спасибо. Увидимся.

Зазвенел телефон, и Том вздрогнул от неожиданности.

Эд ответил. Услышав несколько слов, Том понял, что это деловой звонок, что-то по поводу заголовка статьи.

— Хорошо, конечно, — сказал Эд. — У меня есть копирка... Я перезвоню до одиннадцати. Никаких проблем.

Том взглянул на часы. Минутная стрелка почти не сдвинулась с места, с тех пор как он в последний раз смотрел на часы. Он подумал, что может позаимствовать зонтик у Эда, прогуляться, а заодно заглянуть в Бакмастерскую галерею, чтобы выбрать рисунок для возможной покупки. Рисунок Бернарда Тафтса.

Эд вернулся и потянулся за кофейником.

— Я позвоню домой, — сказал Том и поднялся со стула.

В гостиной Том набрал номер Бель-Омбр. Он ждал, пока телефон не прозвонил восемь раз, затем попробовал еще раз, но с тем же успехом.

— Она ушла за покупками. Может, заболталась в магазине, — добавил Том с улыбкой. Однако мадам Аннет стала немного хуже слышать, он это уже замечал.

— Позвони попозже, Том. Я пойду одеваться. — Эд вышел.

Том позвонил через несколько минут, и мадам Аннет ответила после пятого звонка.

— А, мсье Том! Где вы?

— Все еще в Лондоне, мадам. Я вчера разговаривал с мадам Элоизой. С ней все в порядке. Она в Касабланке.

— В Касабланке! А когда она вернется домой?

Том засмеялся:

— Откуда я знаю? Я звоню, чтобы узнать, как дела в Бель-Омбр? — Том знал, что мадам Аннет обязательно доложит о каком-нибудь воре, если тот покусится на Бель-Омбр, или мистере Притчарде, если он вернулся и снова шпионит.

— Все в порядке, мсье Том. Анри не приходил, но все по-прежнему.

— А вы, случайно, не знаете, мсье Пришар дома, в Вильперсе?

— Нет, мсье, его нет дома, но он сегодня возвращается. Я только что об этом узнала от Женевьевы, когда ходила в булочную, а она узнала это от жены мсье Юбера, электрика, который что-то чинил у мадам Пришар как раз сегодня утром.

— Неужели? — спросил Том, испытывая уважение к информационной службе мадам Аннет. — Возвращается сегодня?

— О да, это совершенно точно, — сказала мадам Аннет спокойно, как будто говорила о восходе или заходе солнца.

— Я позвоню вам снова перед... перед... ну, перед тем как я поеду еще куда-нибудь. Мадам Аннет, желаю вам всего хорошего! — Он положил трубку и облегченно вздохнул.

Том решил, что он вернется домой сегодня, так что необходимо заказать билет на самолет до Парижа. Он направился к постели и стал снимать простыни, но тут же напомнил себе, что может вернуться сюда, перед тем как у Эда появится следующий гость, и привел постель в первоначальный вид.

— Я подумал, что ты уже закончил разговор, — сказал Эд, входя в комнату.

Том объяснил:

— Старина Прикхард сегодня возвращается в Вильперс. Так что вскоре я с ним там встречусь. И если будет необходимо, выманю его в Лондон, где... — Том улыбнулся Эду, потому что сейчас он фантазировал: — Бесчисленное множество улиц, темных ночью, и Джек Потрошитель сделает все как следует, да? Что он получит... — Том остановился.

— Получит что?

— Что он получит от моей гибели, я не знаю. Садистское удовлетворение, наверное. А от того, что вытащит на свет историю с Мёрчисоном? Знаешь, Эд, вполне возможно, что он не в состоянии ничего доказать. Но мне это испортит репутацию. И еще, если ему удастся убить меня, он увидит Элоизу безутешной вдовой, которой придется, возможно, вернуться в Париж, потому что я не представляю, чтобы она осталась жить одна в нашем доме... или даже вышла замуж за другого человека и жила в Бель-Омбр.

— Том, ну хватит выдумывать.

Том вытянул руки, стараясь расслабиться.

— Я не понимаю ненормальных людей. — Однако Бернарда Тафтса он понимал превосходно. И с Бернардом он потерпел неудачу, в том смысле, что не смог удержать его от самоубийства.

— А сейчас я хотел бы узнать насчет самолета, если можно, Эд.

Том позвонил в «Эр Франс» и выяснил, что может вылететь из Хитроу в тринадцать сорок. Том сказал об этом Эду.

— Я заберу свой кейс и отправлюсь, — сказал Том.

Эд уже сидел за пишущей машинкой и что-то печатал.

— Надеюсь, Том, мы скоро увидимся. Рад был тебя здесь видеть. Буду думать о тебе.

— А есть какие-нибудь рисунки Дерватта на продажу? Я пришел к выводу, что вы их принципиально не продаете.

Эд улыбнулся.

— Мы стараемся не продавать, но для тебя...

— Сколько их всего? И сколько стоит — примерно?

— Пятьдесят рисунков или чуть больше. Цена может быть от двух тысяч до... пятнадцати, возможно. Есть кое-какие рисунки Бернарда Тафтса, конечно. Если это хорошие рисунки, цена выше. Не всегда зависит от размера.

— Я заплатил бы нормальную цену. Был бы рад.

Эд чуть не рассмеялся.

— Если тебе понравился какой-то рисунок, Том, ты заслуживаешь того, чтобы получить его в дар! В конце концов, кто получает прибыль? Мы все трое.

— У меня сегодня, возможно, будет время заглянуть в галерею. У тебя здесь ничего нет? — спросил Том, словно у Эда обязательно должны быть в квартире рисунки.

40
{"b":"11508","o":1}