ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь он чувствовал себя лучше, хотя понимал, что с нетерпением ждет приезда Эда, чтобы тот поддержал его дух.

Предположим, что это труп другого человека, не Мёрчисона. Странно, какие только мысли не лезут в голову. Затем Том напомнил себе, что рыжевато-коричневый брезент был слишком похож на тот, которым они с Бернардом обернули труп.

Предположим, Притчард продолжает искать голову поблизости от того места, где он нашел тело. Что говорят жители Вуази? Заметил ли кто-нибудь из них что-то подозрительное? Том на пятьдесят процентов был уверен, что кто-нибудь что-то да заметил. Люди ходят вдоль берега реки, по мосту, откуда хорошо все просматривается. К несчастью, поднятый объект выглядит очень похожим на человеческое тело. Очевидно, две (или три?) веревки, которыми они с Бернардом обвязали тело, выдержали, иначе сверток оказался бы совсем в другом месте.

Том подумал о том, что неплохо бы поработать в саду полчаса или час для успокоения нервов, но настроения совсем не было. Мадам Аннет сейчас выйдет из дома за покупками, как она делает каждое утро. Оставалось полчаса до отъезда в аэропорт за Эдом.

Том поднялся наверх и быстро принял душ, хотя уже делал это утром, и переоделся.

Когда он спустился, в доме стояла тишина. Если сейчас зазвонит телефон, Том решил, что не ответит, хотя это может оказаться Элоиза. Его бесило, что ему приходится уезжать из дома почти на два часа. Сейчас без десяти десять. Том подошел к бару, выбрал самый тонкий бокал (на ножке) и налил «Реми Мартен», попробовал коньяк на язык и вдохнул аромат. Затем вымыл и вытер бокал на кухне и вернул его на место в бар. Бумажник, ключи, все на месте.

Том вышел и запер на замок входную дверь. Мадам Аннет заботливо открыла для него ворота. Выехав на проезжую дорогу, Том оставил их все также широко открытыми. Взяв направление на север, он поехал на средней скорости. Время у него есть, хотя никогда не знаешь, что может произойти на peripherique[55].

От Порт-де-ла-Шапель он свернул на север, к огромному, мрачному зданию аропорта. Том не любил Руаси: круглый монстр в окружении многочисленных дорог, все они, конечно, пронумерованы, но если просмотрел первое обозначение, слишком поздно поворачивать назад.

Том припарковался на открытой стоянке. Он приехал по крайней мере на пятнадцать минут раньше.

Вскоре появился Эд с каким-то рюкзаком через плечо. По расстегнутому воротнику белой рубашки было видно, что ему жарко.

— Эд!

Эд не видел его. Том махнул рукой.

— Привет, Том!

Они обменялись крепким рукопожатием.

— Моя машина недалеко, — сказал Том. Эд нес маленький чемодан в руке, через плечо у него был перекинут плащ. — Давай поедем на этом автобусе! Как дела в Лондоне?

Все в порядке, сказал Эд, его поездка не вызвала трудностей, никто не проявил недовольства. Он может остаться до понедельника без всяких проблем, и даже дольше, если нужно.

— А как у тебя? Какие новости?

В маленьком желтом автобусе пришлось стоять. Том сморщил нос и дернул плечом:

— Ну, есть кое-что. Расскажу позже, не здесь.

Уже у Тома в машине Эд поинтересовался, как Элоиза путешествует в Марокко. Том спросил, бывал ли он в Вильперсе когда-нибудь, и Эд ответил, что нет, ни разу.

— Странно! — сказал Том. — Даже не верится!

— Почему же, — ответил Эд с дружеской улыбкой. — Ведь у нас деловые отношения, не так ли?

Эд засмеялся, словно над абсурдностью своего утверждения, потому что в какой-то степени их отношения были даже глубже, чем просто дружеские, — кроме того, не только дружеские. Предательство кого-нибудь из них по отношению к другому привело бы к позору, штрафу, может даже к тюрьме.

— Да, — согласился Том. — Не будем об этом. Скажи, что Джефф делает в эти выходные?

— Хм, я точно не знаю. — Эд явно наслаждался летним ветерком, дующим из окна. — Я звонил ему вчера вечером, сказал, что еду к тебе. Я также сказал, что он может тебе понадобиться. Думаю, это не повредит, Том.

— Нет, — согласился Том, — не повредит.

— А он может нам понадобиться, как ты считаешь?

Том озабоченно хмурился из-за перегруженности дороги. Выезд на уикенд уже начался, и дорога на юг была забита машинами. Том свернул, потом снова сделал поворот, размышляя над тем, когда сказать Эду о трупе: до или после ланча.

— Я пока еще не знаю.

— Какие здесь красивые поля! — сказал Эд, когда они покатили от Фонтенбло на восток. — Гораздо больше, чем в Англии, кажется.

Том ничего не ответил, но ему было приятно. Некоторые гости ничего не замечали, как будто были слепыми или грезили наяву, глядя в окно машины. Зд сумел оценить Бель-Омбр, восхитился впечатляющими воротами, которые, как напомнил ему Том со смехом, были пуленепробиваемыми, и похвалил пропорции дома.

— Да, а теперь... — Том припарковал «мерседес» недалеко от входной двери, подъехав к дому задним ходом. — Я должен рассказать тебе, Эд, кое-что очень неприятное. Я об этом и сам не подозревал до восьми часов сегодняшнего утра. Клянусь.

— Я верю, — сказал Эд, нахмурившись. Он стоял, держа в руках свой багаж. — Что такое?

— Это в гараже... — Том понизил голос и шагнул к Эду. — Сегодня утром Притчард положил на моем пороге труп. Тело Мёрчисона.

Эд нахмурился сильнее.

— Тело... ты ведь не имеешь в виду!

— Это мешок с костями, — сказал Том почти шепотом. — Моя экономка ничего не знает об этом, и давай оставим ее в неведении. Мешок в «универсале», сзади. Даже не слишком тяжелый. Но что-то надо с ним делать.

— Конечно. — Эд также говорил тихо. — Ты не думал о том, чтобы отнести его куда-нибудь в лес?

— Не знаю. Надо подумать. Я решил... лучше сказать тебе сейчас.

— Где именно на пороге?

— Прямо здесь. — Том указал кивком головы. — Он пришел сюда, когда было еще темно, конечно. Оттуда, где я сплю, ничего не слышно. И мадам Ан-нет не говорила, что слышала что-то. Я нашел это утром, около семи. Он подошел с этой стороны, может, со своим помощником Тедди, но даже один он мог бы притащить этот тюк без особого труда. От дорожки. Сейчас трудно ее увидеть, но можно подъехать по ней на машине, а затем пешком пройти на мой участок.

Когда Том взглянул в том направлении, ему показалось, что он видит немного примятую траву, кости были не настолько тяжелыми, чтобы их тащить по земле.

— Тедди, — сказал Эд задумчиво и полуобернулся к двери, ведущей в дом.

— Да. Я выяснил у жены Притчарда. Мне казалось, я тебе говорил о нем. Хотелось бы знать, работает ли еще Тедди и какую работу исполняет? Ну, пойдем в дом, выпьем чего-нибудь и попробуем получить удовольствие от прекрасного ланча.

Том открыл дверь ключом. Мадам Аннет, занятая на кухне, возможно, видела их, но, скорее всего, решила, что они хотят немного поговорить.

— Как красиво! В самом деле, Том, — сказал Эд. — Чудесная гостиная.

— Не хочешь оставить свой макинтош здесь?

Мадам Аннет вошла в гостиную, и Том их познакомил. Она, конечно, хотела сама отнести чемодан Эда наверх. Эд, улыбаясь, запротестовал.

— Это ритуал, — шепнул ему Том. — Пойдем, я покажу твою комнату.

Они поднялись наверх. Мадам Аннет срезала розу персикового цвета, которая очень эффектно смотрелась в узкой вазе, стоявшей на туалетном столике. Эд выразил восхищение своей комнатой. Том показал ему смежную с комнатой ванну и попросил его устраиваться как дома и спуститься побыстрее, чтобы выпить перед ланчем.

Времени было чуть больше часа пополудни.

— Кто-нибудь звонил, мадам? — спросил Том.

— Нет, мсье. Я дома с четверти одиннадцатого.

— Хорошо, — сказал Том спокойно, и в самом деле считая, что это очень хорошо. Рассказал ли Притчард супруге о своей находке? О своем успехе? Какова была ее реакция, кроме глупого смеха?

Том подошел к своей коллекции компакт-дисков, раздумывая, что выбрать: струнную композицию Скрябина — прекрасную, но мечтательную — или опус тридцать девять Брамса, и выбрал последний, собрание из шестнадцати великолепных вальсов в фортепианном исполнении.

вернуться

55

Окружная автомобильная дорога (фр.).

52
{"b":"11508","o":1}