ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это именно то, что нужно, и он надеялся, что Эду тоже понравится.

Том налил себе джина с тоником. Когда он выжимал в бокал сок из лимона, спустился Эд, который захотел выпить то же самое. Том приготовил ему напиток, затем прошел на кухню и попросил мадам Аннет подавать ланч через пять минут.

Том и Эд подняли свои бокалы и молча обменялись взглядами, но не по поводу музыки Брамса. Том сразу же почувствовал действие напитка, но также и воздействие музыки Брамса, которая заставляла его кровь течь быстрее. Одна быстрая и волнующая музыкальная тема следовала за другой, словно великий композитор нарочито похвалялся своим мастерством. С таким талантом почему бы нет?

Эд направился к окну и застекленной двери, выходившей на террасу.

— Какой замечательный инструмент! И вид отсюда прекрасный, Том! Все это ваше?

— Нет, только до линии кустов.

— И мне очень нравится музыка.

Том улыбнулся.

— Я рад.

Эд вернулся на середину комнаты. Он переоделся и сейчас был в свежей голубой рубашке.

— Притчард далеко отсюда живет? — спросил он тихо.

— Около двух километров в том направлении. — Том махнул рукой налево. — Кстати, моя экономка не понимает английского — я так думаю, — добавил он с улыбкой. — Или мне так нравится думать.

— Я припоминаю... ты вроде мне говорил. Это удобно.

— Да. Иногда.

Они поели холодной ветчины, прессованного творога с петрушкой, картофельного салата, приготовленного мадам Аннет, черных маслин — все это в сопровождении прекрасного охлажденного вина. Затем фруктовое мороженое. Настроение у них поднялось, они повеселели, но Том продолжал думать о предстоящей работе и знал, что Эд тоже об этом думает. От кофе они оба отказались.

— Я пойду надену джинсы, — сказал Том. — Ладно? Нам придется... может, понадобится вставать на колени в машине.

Эд уже был в синих джинсах.

Том взбежал наверх и переоделся. Спустившись, он снова взял швейцарский нож из стола в холле и кивнул Эду. Они вышли через входную дверь. Том намеренно не смотрел в окно кухни, чтобы не привлекать внимание мадам Аннет.

Затем, обогнув коричневый «рено», они прошли в гараж с той стороны, где оставалась открытой дверь. Между автомобилями стены не было.

— Не так уж плохо, — сказал Том как мог весело. — Голова отсутствует. Можно предположить...

— Отсутствует?

— Возможно, откатилась, как ты думаешь? Если учесть, что прошло три-четыре года. Хрящи разложились...

— Откатилась куда?

— Тело было под водой, Эд. В Луэне. Я не думаю, что течение там меняется, как в каналах, но... там все же есть течение. Я только хочу проверить, остались ли кольца. Насколько я помню, у него было два, и я их не стал снимать. Ладно, ты готов?

Эд кивнул. Том заметил, что он старается не показывать виду, что ему не по себе. Том открыл боковую дверцу. Отсюда они оба увидели пакет в темно-серой холстине, перевязанный веревками в двух местах, — по-видимому, по талии и под коленями. Это подсказало Тому, что плечи, скорее всего, обращены к переднему сиденью машины.

— Плечи вот здесь, мне кажется, — сказал Том, указав жестом. — Извини. — Том первый забрался в автомобиль, протиснулся к задней двери, чтобы дать Эду место, и вытащил нож. — Я собираюсь взглянуть на руки. — Том принялся перерезать веревку, что получалось не слишком быстро.

Эд просунул руку под сверток, там, где предположительно были ноги, и попробовал его приподнять.

— Довольно легко!

— Я же тебе говорил.

Стоя на коленях, Том принялся перерезать веревку маленьким лезвием ножа снизу вверх. Эта веревка принадлежала Притчарду и была новой. Наконец он ее перерезал. Том ослабил веревку и постарался взять себя в руки, потому что теперь перед ним как раз оказалась брюшина трупа. От свертка по-прежнему исходил затхлый запах сырости, не настолько противный, если не думать, от чего он исходит. Теперь Том видел, что остатки плоти, бледные и дряблые, все еще держатся на скелете. Брюшина, конечно, оказалась скорее впадиной. Руки, напомнил себе Том.

Эд пристально наблюдал и бормотал что-то, может свои излюбленные восклицания.

— Руки, — сказал Том. — Ну, теперь ты понимаешь, почему он легкий.

— Никогда ничего подобного не видел!

— Надеюсь, никогда и не увидишь. — Том ослабил ткань Притчарда, затем изношенный бежевый брезент, который, казалось, вот-вот рассыплется, как истлевшие покровы мумии.

Рука и кости запястья почти отделились от двух костей предплечья, подумал Том, но, во всяком случае, еще держатся. Это была правая рука (так случилось, что Мёрчисон лежал на боку), и Том сразу же увидел тяжелое золотое кольцо с лиловым камнем, которое он смутно помнил и, вспомнив, подумал, что это, возможно, выпускное кольцо[56]. Том осторожно снял его с мизинца.

Оно снялось легко, но он не хотел случайно оторвать тонкие фаланги этого пальца. Том насадил кольцо на свой большой палец, почистил, затем опустил его в передний карман джинсов.

— Ты сказал, было два кольца?

— Насколько мне помнится. — Том вынужден был выпрямиться, так как левая рука была не рядом с трупом, а под его боком. Том еще больше ослабил брезент, затем опустил окно позади себя. — Ты в порядке, Эд?

— Конечно. — Но Эд выглядел бледным.

— Это быстро. — Том добрался до руки, но кольца на ней не оказалось. Он взглянул вниз, под кости, чтобы убедиться, не выпало ли оно, поискал даже в брезенте Притчарда. — Думаю, это было обручальное кольцо, — сказал Том Эду. — Здесь его нет. Может, выпало.

— Логично, оно вполне могло выпасть, — заметил Эд и прокашлялся.

Том видел, что Эд старается изо всех сил держаться, но предпочитает не смотреть. Еще раз Том ощупал под бедром, под тазовыми костями. Он чувствовал под пальцами какие-то крошки, мягкие и не слишком мягкие, но ничего похожего на кольцо. Он сел. Может быть, снять обе ткани? Да.

— Я должен это найти... здесь. Знаешь, Эд, если мадам Аннет позовет к телефону, ты выйди и скажи, что мы в гараже и что я через минуту подойду. Я не уверен, знает ли она, что мы здесь.

Если она спросит — она обычно не любопытна, — что мы делаем, я скажу, что мы чистим машину.

Затем Том энергично приступил к выполнению своей задачи. Он перерезал вторую веревку (там оказался твердый узел), сожалея, что не принес из теплицы садовые ножницы, затем поднял колено трупа и кости голени и просмотрел все до конца свертка. Бесполезно. Том заметил, что передний палец на левой ноге отсутствует. Отсутствовали также пара фаланг на других пальцах. Но выпускное кольцо доказывает, что это Мёрчисон, подумал Том.

— Не могу найти, — сказал Том. — Теперь... — Том раздумывал, не собрать ли камни, чтобы утопить кости? В любом случае что делать с этим свертком? — Думаю, нужно снова его завязать. Сверток выглядит так, будто там лыжи, ты не находишь?

— А этот ублюдок Притчард не обратится в полицию, Том? Не скажет полицейским, чтобы они приехали сюда?

Том тяжело вздохнул.

— Да, правильно! Но мы имеем дело с сумасшедшими, Эд! Остается только гадать, что они еще могут вытворить!

— А что, если полиция приедет?

— Ну... — Том чувствовал сильное волнение. — Я им скажу, что положил эти кости в машину, потому что хотел скрыть от моего гостя; что собирался доставить их в полицию, как только оправлюсь от шока, который испытал, когда их увидел. К тому же... Кто заявит в полицию? Он же сам их сюда притащил!

— Ты думаешь, Притчард знает об этом кольце?

— Сомневаюсь. Сомневаюсь, что он нашел кольцо. — Том снова стал завязывать нижнюю часть скелета.

— Я помогу тебе с верхушкой, — сказал Эд, потянувшись к веревке, которую Том тянул с другой стороны.

Том был ему благодарен.

— Думаю, достаточно дважды обмотать сверток. — Притчард обернул сверток новой веревкой три раза.

— Но... что все-таки мы будем с ним делать? — спросил Эд.

Сбросить его обратно в какой-нибудь канал, подумал Том. Или сбросить этот чертов мешок в пруд Притчарда. Том вдруг засмеялся.

вернуться

56

Кольцо, которое надевают в память об окончании учебного заведения.

53
{"b":"11508","o":1}