ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я подумал вот что. Мы можем вернуть его Притчарду. У него есть пруд перед домом.

Эд недоверчиво хохотнул. Они оба затягивали последний узел.

— У меня в подвале, слава богу, есть еще веревка, — сказал Том. — Отлично, Эд. Сейчас мы знаем, что этот сверток нам сюда притащили, так? Безголовый труп, невозможно определить, кто это, отпечатки пальцев давно уже смыты с кожи, голова отсутствует.

Здесь Эд через силу засмеялся, но смех прозвучал болезненно.

— Давай выйдем, — сказал вдруг Том. Эд вышел из машины к двери гаража, Том последовал за ним. Том посмотрел на отрезок дороги перед Бель-Омбр. Ему не верилось, что Притчард не настолько любопытен, чтобы не шпионить сейчас, и Том почти ожидал, что Притчард вот-вот появится. Но ему не хотелось говорить об этом Эду.

— Спасибо тебе, Эд. Я бы не смог справиться без тебя! — Том похлопал его по руке.

— Ты шутишь? — Эд вымученно улыбнулся.

— Нет. Мне трудно пришлось сегодня утром. — Том хотел тут же пойти и разыскать веревку, затем при удобном случае принести ее в гараж, но заметил, что в лице у Эда по-прежнему ни кровинки. — Хочешь, пойдем в сад? На солнце?

Том выключил свет в гараже. Они медленно прошлись вокруг дома, со стороны кухни, — мадам Аннет, скорее всего, закончила там работу и отправилась к себе в комнату — и прошли на лужайку позади дома. Теплые солнечные лучи брызнули им в лицо. Том непринужденно болтал о своих георгинах. Надо срезать парочку, сказал он, раз уж у него с собой нож. Но они уже подошли к теплице, поэтому Том зашел туда и взял садовые ножницы, которые держал там.

— Ты не закрываешь теплицу на ночь? — спросил Эд.

— Обычно нет. Я знаю, что нужно закрывать, — ответил Том. — Поблизости много народу. — Том поймал себя на том, что смотрит на боковую грунтовую дорогу, высматривая Притчарда или его автомобиль. Том срезал три голубых георгина, и они прошли в гостиную через застекленную дверь.

— Хочешь бренди? — предложил Том.

— Если честно, то я бы прилег на пару минут.

— Ничего нет легче. — Том налил в маленькую рюмку «Реми Мартен» и вручил ее Эду. — Я настаиваю. В качестве моральной поддержки. Тебе совсем не повредит.

Эд улыбнулся и осушил рюмку.

— Хм-м. Спасибо.

Том прошел наверх вместе с Эдом, взял полотенце для рук из гостевой ванной комнаты и вымыл руки холодной водой. Он предложил Эду прилечь и положить сложенное полотенце на лоб, если же ему захочется вздремнуть — прекрасно.

Затем Том спустился вниз, взял в кухне подходящую вазу для георгинов и поставил на кофейный столик. Дорогая желтовато-зеленая зажигалка Элоизы лежала на кофейном столике. Как благоразумно, что она оставила ее здесь! Интересно, когда она в следующий раз позвонит?

Том открыл дверь в маленькую комнату, которую называл нижним туалетом, затем еще меньшую по размеру дверь и включил свет. Лестница вела вниз, в винный погреб, где у стены стояли рамы для картин, старый книжный шкаф, который теперь служил для запасов минеральной воды, молока, бутылок с соками, картофеля и оливок. Веревка. Том посмотрел по углам, поднимая пластиковые мешки для круп, и наконец нашел ее. Он размотал веревку и снова свернул ее. В мотке было пять метров, вполне достаточно, чтобы положить в мешок камни и три раза обвязать его. Том поднялся наверх, закрыв за собой все двери, и вышел из дома через входную дверь.

Белая машина Притчарда медленно двигалась к Бель-Омбр слева. Том прошел в гараж и повесил веревку в дальнем углу, возле колеса «рено».

Притчард остановил свой автомобиль у ворот и стоял за ними, подняв к глазам фотоаппарат.

Том подошел к нему.

— Что вас так привлекает в моем доме, Притчард?

— О, многое! Полиция здесь еще не была?

— Нет. А зачем? — Том ждал ответа, уперев руки в бока.

— Не задавайте глупых вопросов, мистер Рипли. — Притчард повернулся и направился к своей машине, на ходу оглянувшись, по лицу его блуждала вялая, тупая улыбка.

Том стоял, пока машина Притчарда не исчезла из вида. Он, наверно, сфотографировал и его, подумал Том, ну так что? Том плюнул на гравий в сторону Притчарда, повернулся и пошел назад, к входной двери.

Не держит ли Притчард у себя голову Мёрчисона как залог своей победы — вот что Тому хотелось бы знать.

20

Мадам Аннет была в гостиной, когда Том вошел в дом.

— Ах, мсье Том, я не знала, где вы были. Звонили из полиции примерно час назад. Из комиссариата Нимура. Я подумала, что вы вместе с гостем вышли прогуляться.

— По какому поводу звонили?

— Они спрашивали, не было ли какого-нибудь нарушения в течение ночи. Я сказала, что нет, не...

— Какого нарушения? — спросил Том, нахмурившись.

— Какого-нибудь шума... От машины. Они и меня спросили. Я им ответила: «Нет, мсье, абсолютно никакого шума».

— Я могу сказать то же самое. Хорошо, мадам. Они не уточнили, какого рода шум?

— Да, они сказали, что им кто-то сообщил — говорили с американским акцентом, — что был доставлен какой-то пакет, который может представлять интерес для полиции.

Том рассмеялся.

— Пакет! Должно быть, какая-то шутка. — Том поискал сигареты, взял наконец одну из коробки на кофейном столике и прикурил с помощью зажигалки Элоизы. — Из полиции снова будут звонить?

Мадам Аннет перестала вытирать и без того сверкающий обеденный стол.

— Я не уверена, мсье.

— Они не сказали, кто этот американец?

— Non, m'sieur.

— Может, я сам им позвоню, — сказал Том, словно сам себе, и подумал, что и в самом деле позвонит, чтобы предупредить возможный визит полицейских. Он понимал также, что подставит шею под удар, подвергнет себя опасности, если явно солжет, сказав, что ничего не знает о пакете, пока этот мешок с костями находится на его земле.

Том разыскал в телефонном справочнике номер телефона комиссариата в Немуре. Он набрал номер и назвал свое имя, а также сообщил, где живет.

— Моя экономка сказала мне, что сегодня позвонили из комиссариата. Этот звонок был из вашего комиссариата?

Тома отослали к кому-то еще, и ему пришлось подождать.

Том повторил все снова человеку, взявшему трубку.

— Ah, oui, мсье Рипли. Oui. — Мужской голос продолжал по-французски: — Кто-то с американским акцентом сообщил нам, что вы получили пакет, который будет интересен для полиции. Поэтому мы позвонили вам домой.

— Я не получал пакета, — сказал Том. — Пару писем — да, получил, но никакого пакета.

— Большой пакет, сказал этот американец.

— Никакого пакета, мсье, уверяю вас. Я не понимаю, зачем кому-то... Этот человек не назвал своего имени? — В голосе Тома не было и тени беспокойства.

— Non, m'sieur, мы спросили, но он не назвал себя. Мы знаем ваш дом. У вас еще такие красивые ворота...

— Да, спасибо. Почтальон может позвонить, если у него, конечно, есть для меня пакет. Снаружи есть ящик для писем.

— Да, это нормально.

— Спасибо, что позвонили, — сказал Том. — Всего несколько минут назад я гулял вокруг дома и не заметил никакого пакета, ни маленького, ни большого.

Они дружески закончили разговор.

Том был рад, что офицер не связал говорившего с американским акцентом человека с Притчардом, американцем, который жил сейчас в Вильперсе. Это может случиться позже, если вообще случится, но Том надеялся, что этого не произойдет. И офицер, с которым он только что говорил, возможно, не тот полицейский, который посещал Бель-Омбр несколько лет назад в связи с исчезновением Мёрчисона. Но, разумеется, записи об этом посещении должны быть в полицейских отчетах. Возможно, тот офицер был из полиции Мелена, города, более крупного, чем Немур.

Мадам Аннет выглядела немного обеспокоенной.

Том ей пояснил: не было никакого пакета, они с мистером Банбери гуляли вокруг дома и ничего не видели, никто не подходил к воротам, даже почтальон сегодня утром не приходил (снова нет ничего от Элоизы), и Том отклонил предложение полиции из Немура приехать и поискать вокруг какой-нибудь необычный пакет.

54
{"b":"11508","o":1}