ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
451 градус по Фаренгейту
Кто не спрятался. История одной компании
Выжить любой ценой
Когда львы станут ручными. Как наладить отношения с окружающими, открыться миру и оказаться на счастливой волне
Полночная ведьма
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Свидание у алтаря
Жуткий король
Принципы. Жизнь и работа
A
A

Том видел, что Мёрчисона поразила неожиданная мысль, и он знал, какая. Он понял, что Том тоже замешан в этом деле и получает от него определенную выгоду.

— Да, у меня есть в этом свой интерес, — быстро сказал Том. — Послушайте, я знаю того молодого человека, который разговаривал с вами позавчера в отеле. Я хорошо знаю его. Это он подделывает Дерватта.

— Что?! Этот… этот…

— Да, этот нервный парень. Бернард. Он был другом Дерватта. Понимаете, они начали все это с самыми лучшими намерениями…

— Вы хотите сказать, что Дерватт знает об этом?

— Дерватт мертв. В галерее его роль играл другой человек. — Том выпалил это, чувствуя, что терять ему уже нечего, а шанс спасти положение, может быть, еще есть. Мёрчисон же должен был спасать свою жизнь, хотя сказать ему это напрямую Том не мог — пока еще не мог.

— Так Дерватт мертв… И сколько времени уже?

— Пять или шесть лет. Он действительно умер тогда в Греции.

— И, значит, все картины…

— Написаны Бернардом Тафтсом. Вы сами видели, что это за человек. Он покончит с собой, если все узнают, что он подделывал картины своего умершего друга. Ведь именно он посоветовал вам не покупать больше Дерватта. Разве этого не достаточно? Понимаете, галерея попросила его написать пару картин в стиле Дерватта…

На самом деле это предложение исходило от него, но это не имело значения. К тому же Том понял, что зря старается, — и не только потому, что Мёрчисон был непреклонен, но и из-за собственной раздвоенности, которую он уже давно сознавал. Он всегда видел обе стороны медали, чувствовал и добро, и зло и был искренен и в том, и в другом. Он и сейчас стремился спасти Бернарда, спасти “Дерватт лимитед” и даже самого Дерватта. Но Мёрчисон никогда не поймет его.

— Бернард больше не будет участвовать в этом, я точно знаю, — сказал Том. — Неужели только ради того, чтобы доказать свою правоту, вы позволите человеку покончить с собой от стыда?

— Ему надо было стыдиться, когда он брался за это. — Мёрчисон переводил взгляд с рук Тома на лицо и опять на руки. — Это вы выступали под видом Дерватта? Ну да. Я запомнил руки. — Мёрчисон горько улыбнулся. — А еще говорят, что я не наблюдателен!

— Вы очень наблюдательны, — бросил Том. Внезапно он разозлился.

— Господи, у меня еще вчера мелькнула мысль. Ваши руки. Интересно было бы посмотреть на вас с приклеенной бородой.

— Почему бы вам не оставить людей в покое? — настаивал Том. — Разве они приносят такой уж большой вред? Картины Бернарда хороши, вы не можете этого отрицать.

— Да будь я проклят, если оставлю это так! Ни за что! Даже если вы осыплете меня с ног до головы своими погаными деньгами, чтобы я не раскрывал рта! — Лицо Мёрчисона покраснело, подбородок дрожал. Он бросил бутылку об пол, но она не разбилась.

Тома охватил гнев. То, что Мёрчисон отказался от его вина, оскорбило его. Не глубоко, конечно, но это наложилось на все остальное. В тот же миг он схватил бутылку и с размаха ударил ею Мёрчисона по виску. На этот раз бутылка разбилась, вино разлилось, а донышко упало на пол. Мёрчисон повалился на стеллажи, и те закачались, но больше ничего не упало, кроме самого Мёрчисона, который стал оседать на пол, цепляясь за бутылки, но не опрокинув их. Том схватил первое, что попалось ему под руку, — это оказалось пустым ведерком для угля — и опять ударил Мёрчисона по голове. Затем еще раз. Днище ведерка было тяжелым. Мёрчисон лежал на боку, истекая кровью, его тело скорчилось на каменном полу. Он не шевелился.

Что делать с кровью? Том кружил по погребу, в поисках какого-нибудь старого коврика или хотя бы газеты. Под баком с топливом он увидел большой ковер, грязный и задубевший от времени. Схватив его, Том начал вытирать кровь, но тут же бросил, поняв, что это бесполезно, и огляделся. “Надо спрятать его за бочку”, — подумал он. Он взялся было за ноги, но сразу опустил их и пощупал пульс на шее. Он ничего не почувствовал. Набрав побольше воздуха, Том обхватил Мёрчисона под мышками. Рывками он дотащил тяжелое тело до бочки. В углу за бочкой было довольно темно, но ноги высовывались наружу. Он согнул ноги Мёрчисона в коленях, чтобы ступней не было видно. Однако бочка стояла на подставке высотой дюймов шестнадцать, и если встать посреди погреба и посмотреть в этот угол, то можно было заметить тело, а, нагнувшись, разглядеть его целиком. Надо же, подумал Том, чтобы в такой момент не найти ни старой простыни, ни куска брезента — ничего, чем прикрыть тело! А все мадам Аннет с ее страстью к чистоте!

Том ногой пододвинул заляпанный кровью ковер и накрыл им Мёрчисона. Ногой же разогнал по углам осколки бутылки. Вино смешалось на полу с кровью. Затем он быстро схватил горлышко бутылки и ударил по электрической лампочке, свисавшей на шнуре с потолка. Осколки со звоном посыпались на пол.

Стараясь восстановить дыхание, он ощупью добрался в темноте до лестницы и, взобравшись по ней, закрыл дверь. В туалете был умывальник, и он наспех вымыл в нем руки. Стекавшая вода чуть порозовела, и Том подумал было, что это кровь Мёрчисона, но затем заметил, что это его собственная, — он слегка порезал большой палец. Порез был неглубоким — могло быть и хуже, — так что ему еще повезло. Он оторвал от висевшего на стене рулона кусок туалетной бумаги и обернул палец.

Удачно было и то, что мадам Аннет возилась на кухне. Если она выйдет и спросит, где мсье Мёрчисон, Том ответит, что уже в машине. Пора было ехать в аэропорт.

Том взбежал на второй этаж. Единственное, что Мёрчисон не успел упаковать, — это пальто и туалетные принадлежности в ванной. Том сунул туалетные принадлежности в боковой карман мёрчисоновского чемодана и запер его. Затем, взяв чемодан и пальто, спустился и вышел через парадную дверь. Закинув вещи в “альфа-ромео”, он бегом вернулся в комнату Мёрчисона за “Часами”. Мёрчисон был так уверен в себе, что даже не удосужился развернуть картину, чтобы сравнить ее с “Человеком в кресле”. Гордыня до добра не доведет, подумал Том. Упакованного “Человека в кресле” он отнес в свою комнату и запихал в дальний угол шкафа. Спустившись с “Часами” в руках, он схватил с вешалки возле туалета свой плащ, сел в машину и поехал в Орли.

Паспорт Мёрчисона и билет на самолет, скорее всего, в кармане его пиджака. Надо будет проверить это. Лучше всего сжечь их, когда мадам Аннет отправится утром в свой неторопливый поход по магазинам. Том вспомнил также, что не предупредил мадам Аннет о приезде графа. Придется позвонить ей откуда-нибудь, но не из Орли: ему не хотелось крутиться там слишком долго. По времени все совпадало — как раз сейчас он и вез бы Мёрчисона к его рейсу.

Том подрулил ко входу для отъезжающих. Здесь разрешалось ненадолго остановиться, чтобы высадить или подобрать людей с багажом. Том поставил чемодан Мёрчисона на тротуар, прислонил к нему картину и сверху положил пальто. Затем сразу отъехал. Он заметил, что рядом на тротуаре были чемоданы других пассажиров и прочий багаж. Том направился в сторону Фонтенбло и притормозил возле придорожного кафе, одного из тех небольших заведений, каких было много по дороге из Орли к Южной автомагистрали.

Том взял пива и попросил жетон для телефона. Оказалось, что жетона не требуется. Том поставил аппарат на стойку бара недалеко от кассы и набрал свой домашний номер.

— Алло, это я, — сказал он. — Мистер Мёрчисон торопился на самолет, так что попросил меня поблагодарить вас от его имени.

— Ну конечно, я понимаю.

— И я забыл вам сказать, что сегодня приезжает еще один гость — граф Бертолоцци, итальянец. Я встречу его в Орли, и часам к шести мы будем дома. Вы не могли бы купить телячьей печенки?

— Вы знаете, у мясника как раз есть прекрасные gigot [24]!

Однако в данный момент Тому как-то не хотелось ничего с костями.

— Если вам не трудно, все же лучше телячью печенку, — сказал он.

— А вино? Марго? Мерсо?

— С вином я разберусь сам.

Том заплатил за разговор, сказав, что звонил в Сане, расположенный чуть дальше Вильперса, и вышел к машине. Затем не спеша, направился обратно в Орли, где проехал мимо зала для отъезжающих и успел заметить, что вещи Мёрчисона пока на прежнем месте. Первым исчезнет пальто, подумал он. Приглянется какому-нибудь предприимчивому молодому человеку. А если паспорт Мёрчисона находится в кармане пальто, он будет для воришки очень кстати. Том слегка улыбнулся, заруливая на автостоянку, где можно было оставить машину на час.

вернуться

24

Баранья нога, жаркое из баранины (фр.).

17
{"b":"11509","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Река сознания (сборник)
Вдали от дома
Нелюдь
Любовь литовской княжны
Синий лабиринт
Тени ушедших
Наследство золотых лисиц
Время-судья
Отец Рождество и Я