ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Михайловская дева
Вся правда о гормонах и не только
Триумвират
Силиконовая надежда
Так держать!
Код благополучия. Как управлять реальностью и жить счастливо здесь и сейчас
Единственный и неповторимый
Дьюи. Библиотечный кот, который потряс весь мир
Блюз перерождений
A
A

— Вы все извратили, — сказал Бернард. Это прозвучало как глас судьбы. Бернард открыл дверь и вышел. Вид у него был необычайно решительный.

“Что он собирается делать?” — подумал Том. Бернард еще не раздевался, хотя было уже больше трех. Пойдет бродить по улицам или, может быть, подожжет дом?

Он запер дверь на ключ. Если Бернард вернется, ему придется постучать, — и Том его, конечно, впустит, но предпочтительнее знать о его приходе заранее.

И что делать с Бернардом, когда утром явится полиция?

16

В субботу 26 октября в 9.15 утра Том стоял в гостиной перед стеклянными дверьми и смотрел в сторону леса, где полицейские начали раскапывать бывшую могилу Мёрчисона. Позади него бесшумно и безостановочно мерил шагами гостиную Бернард. В руках Том держал официальное письмо от Бакмастерской галереи, в котором Джеффри Констант наводил справки о местонахождении Томаса Мёрчисона.

Полицейских было трое. Двух из них Том видел впервые, а третьим был комиссар Делони. Последний вряд ли собирался сам что-нибудь копать, думал Том. “Вы не знаете, что это за яма была вырыта недавно в лесу?” — спросил один из жандармов. Том ответил, что не знает. Лес ему не принадлежит. Жандарм прошел через лужайку к своим товарищам, и они о чем-то посовещались. Они уже успели вторично осмотреть дом.

С утренней почтой пришло также письмо от Криса Гринлифа, которое он еще не вскрывал.

Полицейские трудились в лесу уже минут десять.

Том перечитал письмо Джеффа более внимательно. Очевидно, Джефф писал столь официально, боясь, что почта Тома просматривается. А может быть, ему просто вздумалось так пошутить. Но Том полагал, что более вероятно первое.

“Бакмастерская галерея

Бонд-стрит W I

24 окт. 19..

Томасу П. Рипли, эскв.

Бель-Омбр

Вильперс 77

Уважаемый м-р Рипли,

Согласно полученному нами сообщению, инспектор полиции Уэбстер посетил Вас недавно в связи с исчезновением м-ра Томаса Мёрчисона, который в среду сопровождал Вас в поездке во Францию. Мы не получали известий от м-ра Мёрчисона со вторника — т. е. 15-го числа сего месяца, когда он был у нас в галерее.

Нам известно, что м-р Мёрчисон намеревался до своего отъезда в Соединенные Штаты встретиться с Дерваттом. Мы не знаем, где именно находится Дерватт в данный момент, но думаем, что он свяжется с нами перед возвращением в Мексику. Возможно, Дерватт договорился о встрече с м-ром Мёрчисоном, но не поставил нас в известность. (“Чай вдвоем в загробном мире”, — подумал Том.)

Мы, как и полиция, обеспокоены исчезновением картины Дерватта под названием “Часы”.

Пожалуйста, позвоните нам, если Вы обладаете какой-либо информацией по этому делу. Разговор будет нами оплачен.

Искренне Ваш,

Джеффри Констант”.

Том ощутил — пусть и кратковременно — прилив бодрости и какой-то задор и обернулся к Бернарду. Угрюмая замкнутость Бернарда действовала ему на нервы. “Послушай, старина, — хотелось ему сказать, — какого черта, в конце концов, ты тут болтаешься?” Но он знал, какого черта Бернард тут болтается. Он выжидал подходящего момента, чтобы снова напасть на Тома. Так что Том только задержал на секунду дыхание и улыбнулся Бернарду, который даже не смотрел на него. Том прислушался к синицам, щебечущим над кусочком сала, который мадам Аннет положила в кормушку на дереве; одновременно до него доносились звуки транзистора мадам Аннет с кухни и отдаленное позвякивание лопаты в лесу.

Тем же холодно-официальным тоном, в каком было написано письмо Джеффа, Том произнес:

— Они не найдут там следов Мёрчисона.

— Им надо поискать в реке, — отозвался Бернард.

— Ты собираешься посоветовать им это?

— Нет.

— И потом, в какой именно реке? Я даже не помню ее названия. — Он был уверен, что Бернард не помнит тем более.

Том ждал, когда вернутся полицейские и скажут, что ничего не нашли. А может быть, они не сочтут нужным говорить это. Или продолжат поиски где-нибудь подальше в лесу. Не исключено, что у них уйдет на это весь день. Что ж, для полиции это не худшее времяпровождение в такую погоду. Пообедают в деревне — или, скорее, у себя дома, — а потом снова в лес. Том распечатал письмо Криса.

“24 окт. 19..

Дорогой Том!

Спасибо Вам еще раз за шикарное время, проведенное в Вашем доме. Это такой контраст с тем убогим обиталищем, в котором я сейчас нахожусь! Но, в общем, мне здесь нравится. Вчера вечером у меня было небольшое приключение. Я встретил девушку в кафе на Сен-Жермен-де-Пре. Ее звали Валери. Я спросил, не хочет ли она пройти со мной в отель выпить стаканчик вина (ха-ха!). Она согласилась. Со мной был Джеральд, но он тактично испарился, как истинный джентльмен, каким он порой бывает. Валери поднялась ко мне в номер через несколько минут после меня. Она решила, что так будет лучше, но, по-моему, портье внизу было наплевать. Она спросила, не может ли она помыться. Я объяснил, что у меня нет ванны — только умывальник, и сказал, что могу выйти из номера, пока она моется. Когда через некоторое время я постучал, она спросила, нет ли в отеле настоящей ванной. Я ответил, что есть, но мне надо взять ключ от нее. Она скрылась в ванной и пробыла там не меньше пятнадцати минут. Вернувшись, она опять захотела мыться и попросила меня выйти. Я, конечно, вышел, хотя на этот раз порядком удивился — что еще, черт возьми, понадобилось ей мыть? Я ждал внизу на тротуаре. Когда я опять поднялся к себе, комната была пуста — она исчезла! Я поискал ее там и сям, но ее нигде не было. Смылась в буквальном смысле слова! Наверное, я держал себя с ней как-то не так. Ну ладно, повезет в другой раз.

Возможно, теперь мы с Джеральдом съездим в Рим…”

Том выглянул из окна.

— Интересно, сколько еще они там провозятся?.. Ага, они как раз возвращаются. Смотри! Размахивают бесполезными лопатами.

Бернард не стал смотреть.

Том с удобством расположился на желтом диване.

Полицейские постучали в стеклянную дверь. Том жестом пригласил их войти, затем вскочил и сам распахнул дверь перед ними.

— Вот. Единственное, что нашли. — Комиссар Делони протянул на ладони маленькую медную монетку в 20 сантимов. — Выпуска 1965 года. — Он улыбнулся.

Том улыбнулся в ответ.

— Забавная находка.

— Награда нам за труды, — сказал Делони, пряча монету в карман. — Яма была вырыта недавно. Очень странно. По размеру в самый раз для трупа, а трупа нет. Вы не видели, чтобы кто-нибудь там копался в последнее время?

— Нет, ничего такого не было. Но ведь отсюда и не видно из-за деревьев.

Том прошел на кухню, чтобы поговорить с мадам Аннет, но ее там не оказалось. Очевидно, ушла за покупками и будет отсутствовать дольше обычного, так как ей надо поделиться с двумя-тремя знакомыми новостью о том, что прибыла полиция и обыскивает дом в поисках мсье Мёрчисона, чей портрет был помещен в газетах. Том достал холодного пива и бутылку вина и, взяв поднос, отнес выпивку в гостиную. Один из полицейских беседовал с Бернардом о живописи.

— Кто пользуется этим лесом? — спросил Делони.

— Местные жители — время от времени, — ответил Том. — Ходят туда за дровами. Я редко вижу кого-нибудь на этой дороге.

— А в последнее время? Том подумал.

— Никого не помню.

Полицейские отбыли, установив несколько фактов: телефон Тома теперь работал; une femme de menage [65] ушла по магазинам (Том сказал, что они, вероятно, смогут найти ее в деревне, если захотят поговорить с ней); Элоиза уехала навестить родителей в Шантильи. Адреса Делони не спросил.

— Надо проветрить, — сказал Том после их ухода. Он открыл входную дверь и стеклянные двери гостиной.

Бернард холода не чувствовал.

— Пойду посмотрю, что они там накопали, — сказал Том и направился через лужайку в лес. Какое приятное облегчение испытываешь, когда представители закона покидают твой дом ни с чем!

Могила была закопана. Красновато-бурая земля возвышалась на этом месте горкой, но яму они засыпали очень аккуратно. Том пошел обратно. Господи боже мой, подумал он, сколько еще обысков и допросов ему предстоит пережить? Только одно радовало его: Бернард больше не ныл от жалости к себе, а направил свой гнев против него, Тома. Это, по крайней мере, была совершенно определенная, конструктивная позиция.

вернуться

65

Прислуга (фр.).

43
{"b":"11509","o":1}