ЛитМир - Электронная Библиотека

Он рассмеялся:

— Понятия не имел, что вы так хорошо осведомлены. Впредь буду помнить.

— И поскольку до меня не доходили слухи о вашей женитьбе…

— А какие доходили?

— Вы о чем?

— О слухах. Обо мне. — Берклине скрывал любопытства. — Итак, что вам обо мне наговорили?

— Милорд, послушайте, неужели вы хотите…

— Да, хочу. И настолько заинтригован, что прошу не упускать ни единой подробности.

— Но о вас говорят то же самое, что и о прочих мужчинах подобной репутации. Карточные выигрыши, дуэли, порочные связи…

— Порочные связи? — Он рассмеялся. Кэсси вспыхнула.

— Скажите, милорд, чему вы так удивляетесь и радуетесь, стоит мне упомянуть ваш очередной грех?

— Сам не понимаю. — Его улыбка стала шире. — Видимо, это еще один изъян моего характера. Вы ведь уже выяснили, что я не идеал.

Кэсси строго свела брови.

— По-моему, за это я уже извинилась.

— Да? — переспросил он. — Не припомню.

— Ну, не совсем за это…

— Тем не менее извиняться за свое несовершенство я не намерен. Но мы обсуждаем не мои недостатки…

— Так вы обручены? — холодно спросила она, словно ей не было никакого дела до ответа. Беркли задумался о том, что она желает услышать. И почему.

— Нет.

Она покачала головой.

— В таком случае, боюсь, я вас не понимаю.

— И неудивительно: я сам еще не все понял. — Истинные намерения «умирающей» матери стали слишком очевидны. — Моя матушка убеждена, что она вот-вот испустит последний вздох…

— О Господи! — В голосе мисс Эффингтон послышалось искреннее сочувствие. — Мама говорила, что леди Беркли нездорова, но я не подозревала…

— Болезнь стала для меня такой же неожиданностью и потрясением, как и для вас.

Беркли подавил внезапное желание поделиться догадкой, что весь минувший час его мать искусно разыгрывала больную — только для того, чтобы наконец-то найти сыну достойную пару. Увы, леди Беркли не подозревала, что мисс Эффингтон вовсе не прельщает возможность стать очередной виконтессой Беркли и, следовательно, она не проявляет ни малейшего интереса к обладателю титула. Впрочем, недавно Беркли мог поручиться, что мисс Эффингтон готова передумать.

Но если это правда, значит, о подозрениях лучше промолчать. Беркли не сомневался, что мисс Эффингтон не потерпит никаких уловок и хитростей ни с чьей стороны. Реджи тоже был не в восторге от материнского заговора, но мисс Эффингтон заинтриговала его. Невзирая на все предыдущие заявления, что они друг другу не подходят, на знакомство с такой особой Реджи не пожалел бы времени и сил. А вдруг окажется, что она ошиблась?

— Матушка давно мечтает удачно женить меня.

— Как и все матери на свете, — согласилась мисс Эффингтон.

— Но почему-то она считает, что сделать прекрасную партию невозможно без новой обстановки в доме. — Реджи покачал головой. — Видно, она уже не надеется, что кто-нибудь из достойных невест польстится на меня, вот и решила приманить завидную добычу домом, обставленным по последней моде.

Мисс Эффингтон фыркнула:

— Абсурд!

— И я так думаю.

— Между прочим, ваших достоинств с лихвой хватит, чтобы заинтересовать любую невесту.

— Да? — удивился он. — Но вы же меня отвергли.

— Только из-за вашей репутации. Но я… — Кэсси ненадолго задумалась, — слишком разборчива.

— Вы мне вскружите голову, мисс Эффингтон, — с усмешкой предупредил Реджи.

Не будем больше об этом, милорд. — Кэсси страдальчески закатила глаза к потолку. — Мне не по душе ваше прошлое. Меня не интересуют обладатели известной репутации.

— Скверной?

— Да. — Она кивнула. — Но в свете найдется немало невест, которые охотно возьмутся за ваше перевоспитание.

— Вот уж не думал, что за меня кому-то захочется взяться.

— Не за вас, — поправила она. — За ваше перевоспитание.

— Жаль. — Он хмыкнул. — Однако побыть перевоспитуемым я бы не отказался.

— Неудивительно, — пробормотала Кэсси.

— И в чем же состоят мои достоинства?

— Несомненно, вы знаете их наперечет, — с чопорностью гувернантки ответила она.

— Просветите, сделайте одолжение, мисс Эффингтон, — попросил он, подумал и добавил: — Ведь вы без обиняков указали на мои изъяны. И попутно не преминули растоптать мою гордость.

— Вашу гордость или высокомерие?

— По-моему, и то и другое. — Он преувеличенно тяжело вздохнул. — Так вот, поскольку вам было угодно ранить мою гордость, надменность или назовите ее как хотите, вы могли бы подсластить пилюлю и заодно перечислить все, что есть во мне хорошего.

— Справедливое пожелание. Хорошо, я это сделаю. Прежде, — заговорила Кэсси, поочередно загибая пальцы, — у вас есть титул. Уродливым вас не назовешь. Насколько я понимаю, к титулу прилагается солидное состояние.

— Какая осведомленность! Она продолжала:

— Вы прекрасно ездите верхом. По крайней мере сегодня утром мне так показалось.

— Я старался, — усмехнулся Реджи.

— Вы невозможно обаятельны…

— Сущая правда, — усердно закивал он.

— Забавны…

— Надо было поступать в артисты, — сокрушенно вздохнул Реджи. — Мог бы и прославиться!

Кэсси уставилась на него в упор. Разговор явно увлек ее.

— Избытком скромности вы не страдаете.

— А что в ней толку? — пожал плечами Реджи. Она нехотя улыбнулась.

— Вы любите свою мать и заботитесь о ней.

— Не забудьте про дружбу с детьми и домашними животными!

Не выдержав, она рассмеялась:

— Разве такое забудешь! Словом, милорд, вы просто лакомый кусочек.

— Но не для вас?

— Да, и мы это уже выяснили.

— И все из-за моей репутации?

Кэсси многозначительно кивнула, пряча под ресницами весело поблескивающие глаза.

— Этого я и боялся. — Реджи горестно вздохнул. — Что поделаешь! Жизнь продолжается.

— В смелости вам не откажешь.

— Кстати, в перечень достоинств вы ее не включили.

— Ах, простите!

— Ради Бога. — Он отмахнулся. — Мисс Эффингтон, но разве вам не жаль, что все мои похвальные качества пропадают втуне?

Он шагнул к ней, взял за руку и поднес ее к губам. Их взгляды скрестились. Под холодной сдержанностью в голубых глазах Кэсси он разглядел другое, быстро промелькнувшее, чувство. Может быть, сомнение? Сожаление о поспешном отказе? Или вопрос?

— Если нам не суждено быть возлюбленными… — Он понизил голос. Ее глаза возмущенно вспыхнули, но руку она не убрала. Любопытно. — Может, станем друзьями?

Долгую минуту она смотрела ему в глаза. На ее лице нерешительность чередовалась с любопытством.

— Мои товарищи и даже ваш кузен Хелмсли могут подтвердить, что друга преданнее меня не найти. В трудную минуту на меня всегда можно положиться.

— У меня много друзей, — возразила она, но не отвела глаз.

— Друзей никогда не бывает слишком много, мисс Эффингтон. — Он коснулся губами ее ладони и ощутил, как по ее телу пробежала дрожь. Отлично.

Кэсси глубоко вздохнула, отняла руку, попятилась и остановилась на безопасном расстоянии. Еще лучше.

— Вы правы, милорд. Я охотно принимаю предложение дружбы. И потом, во время работы в доме нам предстоит многое обсудить. Будет лучше, если мы с самого начала найдем общий язык. — Ее улыбка показалась Реджи чересчур широкой и сияющей. Она скрывала больше, чем являла миру. — Надеюсь, к моему следующему приезду ваша матушка…

— Вряд ли. — Его голос прозвучал слишком жизнерадостно, и Кэсси удивленно вздрогнула. Реджи прокашлялся. — Я хотел сказать вот что: в том, что она поправится, я ничуть не сомневаюсь, но вряд ли выздоровление будет столь стремительным, что позволит ей в считанные дни подняться с постели.

— Передайте ей мои наилучшие пожелания. — Кэсси направилась в холл решительным шагом, словно не могла дождаться, когда наконец покинет этот дом.

— Непременно.

Реджи обогнал ее, успел выйти в холл первым и подать Хиггинсу знак, чтобы тот подозвал экипаж. Дама средних лет, сидящая на скамье у двери, при виде вошедших поднялась. «Вероятно, горничная, — мимоходом подумал Реджи, — компаньонка мисс Эффингтон».

13
{"b":"1151","o":1}