ЛитМир - Электронная Библиотека

— В таком случае увидимся послезавтра.

— Всего хорошего. — Мисс Эффингтон мило улыбнулась, кивнула горничной и в сопровождении ее прошествовала к дверям, уже предусмотрительно распахнутым Хиггинсом. Реджи задумчиво смотрел вслед гостье.

Заперев дверь, Хиггинс приблизился к хозяину:

— Что-нибудь еще, милорд?

— Пока не знаю. Сам не пойму, куда меня тянет.

Мисс Эффингтон оказалась клубком противоречий в соблазнительной обертке. Независимая и упрямая, привыкшая добиваться своего любыми средствами да вдобавок предприимчивая. Обдумывать свои слова ей и в голову не приходило. Судила о людях она беспристрастно и зачастую резко. Но несмотря на все это, мисс Эффингтон свято чтила законы высшего света! Она не выходила из дома без компаньонки. Мало того, Реджи заметил в ней явную склонность к ханжеству и лицемерию.

Но при этом она была так прелестна, умна, остроумна и забавна! Добыча, при виде которой затрепещет сердце любого охотника. Соскучиться в обществе такой особы решительно невозможно. Мисс Эффингтон — сущее приключение длиной в жизнь.

— Боюсь, я не совсем понял, сэр…

— Я тоже, Хиггинс. — Реджи покачал головой. — В своей массе женщины — загадочные создания. Я бы даже сказал… — Он осекся и уставился на старика: — Как вы думаете, матушка и вправду больна?

— Милорд, леди Беркли никогда прежде не притворялась больной.

— Это я уже однажды слышал. И купился. Если мама никогда не симулировала болезнь, это еще не значит, что она на такое неспособна, — заявил Реджи. — Хиггинс, я знаю, что из вас правды и клещами не вытянешь, и настаивать не стану. Ваша преданность хозяйке мне давно известна. Лучше я спрошу о другом.

— Да, сэр?

— Рассмотрим чисто гипотетический случай: как вы думаете, могла ли матушка воспылать таким желанием женить меня, что даже согласилась изобразить умирающую, лишь бы подтолкнуть меня к браку с наследницей из приличной семьи? Способна ли она на такое коварство?

— Несомненно, сэр, но «коварство» — это слишком резко сказано. — Хиггинс нахмурился. Подобного проявления эмоций у старика Реджи никогда прежде не замечал. — Я всегда был убежден, что леди Беркли гораздо умнее и предусмотрительнее, чем думают о ней люди.

Реджи насторожился:

— Может, меня пора посвятить в семейные тайны?

— Едва ли, сэр. — Хиггинс выдержал паузу. — Поскольку подобное знание не принесет вам никакой пользы, следовательно, оно и ни к чему.

Реджи шевельнул бровью.

— Опять преданность хозяйке, Хиггинс?

— Я действую в ваших интересах, сэр.

— Конечно. — Реджи на минуту задумался. — Так вы считаете, что и матушка действует в моих интересах?

— Безусловно, сэр.

— Значит, жди беды. — Реджи обреченно вздохнул. — Но вы, полагаю, это уже поняли.

— Да, сэр. — Выражение лица Хиггинса осталось бесстрастным, только в глазах мелькнули искры. — Но и об этом вам лучше не знать.

— Пока я не познакомилась с ним вчера утром после скачек, я и не подозревала о его существовании, а сегодня уже убеждена, что большего раздражения у меня не вызывает никто. — Кэсси мерила шагами красиво обставленный будуар сестры. — Или смятения, а это еще хуже!

— И это чувство тебе в новинку, — подытожила Делия. Она восседала на кушетке, идеально подходящей к обстановке, подносила к губам чашку чаю и улыбалась. — Не припомню, чтобы прежде кто-нибудь из мужчин мог заставить тебя стушеваться.

— Он и не заставлял, — отрезала Кэсси. — Даже не пытался. А если бы и попытался, все равно бы не смог. Ни за что.

— Прошу прощения. По ошибке я предположила, что он победил в игре, которую ты ведешь с мужчинами.

Кэсси застыла на месте и воззрилась на сестру:

— Ни в какие игры с мужчинами я не играю.

— Конечно, конечно. А несколько безупречно отрепетированных фраз, подходящих к любому случаю, — еще не игра. К примеру, вот таких… — И Делия страстно произнесла: — «Боюсь, милорд, вы застали меня врасплох». — Ее ресницы затрепетали, с уст сорвался вздох.

— А, это! — Кэсси пожала плечами. — Так ведь это же… — Она перехватила смешливый взгляд сестры. — Пожалуй, ты права. Очень может быть, что все это — одна бесконечная игра, в которой женщины преследуют мужчин, мужчины охотятся на женщин, а главный приз — супружеское блаженство.

— Не всегда, — пробормотала Делия.

— Всегда! — решительно возразила Кэсси. — Посмотри на себя.

— На твоем месте я бы не стала на меня равняться.

— Вздор. — Кэсси взмахом руки отмела возражение. — Ты — само воплощение счастья в браке. Конечно, оно дается не без труда, тебе удача улыбнулась только со второй попытки, но попробовать стоило! Значит, это и вправду игра, а ты — победительница в ней! Согласна?

— В целом — да, но речь не обо мне. — Делия подчеркнуто аккуратно поставила чашку на стол. — Мы говорим о тебе, лорде Беркли и об игре, в которую ты его втянула.

— Ни в какие игры я его не втягивала. Мне до него нет дела. — Кэсси подавила слабый росток сомнения и принялась вновь бесцельно вышагивать по комнате вдоль края обюссонского ковра, подобранного в тон сводчатому расписному потолку. — Так я ему и объяснила.

Делия широко раскрыла глаза.

— Что?! Что ты ему сказала?

— Что мы с ним не пара. — Кэсси поправила картину на стене — слегка покосившуюся, по ее мнению. — И что я равнодушна к мужчинам со скверной репутацией.

— Скверной? — Делия рассмеялась. — А он что?

— По-моему, даже был польщен, но поверить не могу, что о своей репутации он впервые услышал от меня. — Кэсси оглянулась на сестру через плечо. — Представь, он согласился! С тем, что мы не пара. А я никак не возьму в толк, почему его согласие так раздосадовало меня.

Делия пристально вгляделась в лицо сестры.

— Но с чего ты взяла, что вы с ним не пара?

— Да просто я совершенно не желаю перевоспитывать повесу. — Об этом принципе Кэсси вспоминала так часто, что выпаливала его не задумываясь.

— А почему бы и нет?

— Почему? — Кэсси круто повернулась. — Это же очевидно.

— Как видишь, не всем. Так что объясни, Кэсси. С тех пор как мы начали выезжать в свет, ты то и дело заявляешь о своем нежелании перевоспитывать повесу, а я никак не пойму, откуда в тебе такая непреклонность. По-моему, это явное противоречие: распутники вызывают у тебя отвращение, между тем за тобой ухаживают мужчины именно того сорта, к которым ты не проявляешь никакого интереса.

— Кажется, дело вот в чем. — Беспечным тоном Кэсси прикрывала беспокойство, мучившее ее. — Подобно нашим братьям мужчины почему-то убеждены, что я способна на скандальные поступки. Несмотря на полное отсутствие доказательств тому.

— Разумеется, — пробормотала Делия.

Ее не радовали упоминания о былых выходках, по вине которых она сочеталась браком не один раз, а дважды, а Кэсси, напротив, доставляло удовольствие то, что скандал разыгрался вокруг ее сестры, а не вокруг нее самой. С другой стороны, скандал был ничтожной платой за счастье, которым теперь упивалась Делия.

— Мужчины, которые ухаживали за мной, редко вынашивали брачные планы…

— А ты просто не давала им такой возможности.

— Да, и я этого не скрываю, но тем не менее я всегда вела себя благоразумно и пристойно. А если… — Кэсси уставилась на сестру в упор, — если они с самого начала были правы?

— Кто был прав и в чем? — растерялась Делия.

— Все. Наши братья, другие мужчины, все остальные. — Кэсси ахнула. — А если они меня раскусили? Если из нас двоих к скандалам в большей степени склонна я?

— Не в большей — скорее в равной степени. — Делия усмехнулась. — Но я не прочь поделиться славой.

— Между прочим, это ты виновата.

— Я?

Кэсси кивнула:

— Это твои проделки заставили меня по-новому взглянуть на жизнь.

— Не стоит благодарности, — еле слышно выговорила Делия.

— Я не шучу. Наблюдая за тобой, я давно задалась вопросом: почему я так решительно настроена против мужчин с сомнительной репутацией? Ведь все твердят, что из остепенившихся повес получаются превосходные мужья. Бог свидетель, решительности мне не занимать, и если кто и способен урезонить распутника, так только я.

14
{"b":"1151","o":1}