ЛитМир - Электронная Библиотека

— И тебе за это платят? — Лео уставился на нее так, будто не мог свыкнуться с мыслью, что кто-то способен платить за такую безделицу. Вид у него при этом был по-мужски глуповатый — настолько, что Кэсси едва не расхохоталась.

— Честное слово! Сказать по правде, я запрашиваю заоблачную плату, но оправдываю ее. У меня превосходный вкус и прирожденное умение сочетать цвета и формы. — Этот талант Кэсси открыла в себе в прошлом году, когда помогала Делии обставлять дом, унаследованный от первого мужа, и убедилась, что и вправду нашла себе занятие по душе, когда заново отделала второй дом, в котором Делия сейчас жила с Сент-Стивенсом. — Почти все мои заказчики — женщины, и ко мне они обращаются не в последнюю очередь потому, что я ношу фамилию Эффингтон. Им льстит, что советы по обстановке им дает сама Кассандра Эффингтон, за эту привилегию они охотно и щедро платят. Вообще-то… — Кэсс самодовольно улыбнулась, — не они меня выбирают, а я их.

— Тем не менее ты… оказываешь услуги.

— Твой снобизм неуместен. Да, мои услуги стоят крайне дорого, но в них нет ничего недостойного. А ведь я могла выбрать и менее почетный труд.

— Лучше бы просто вышивала, — буркнул Лео. Кэсс пронзила его гневным взглядом.

Брат не остался в долгу:

— Кассандра, не забывай, что ты Эффингтон…

— А ты будь любезен запомнить, что нашими недавними предками были головорезы и пираты, которые сколотили состояние гораздо менее мирными способами, нежели подбор ковров и руководство обойщиками.

Минуту Лео молча смотрел на нее, потом обреченно вздохнул:

— Ты права, конечно. — Однако сдаваться он не собирался. — Но почему бы тебе не заниматься этим… для забавы? — Он вдруг оживился. — Вот именно, Кэсс, ради развлечения! Не бери плату за труды, и больше я ни слова не скажу.

Ты спятил? Никогда не слышала от тебя большей глупости! — Кэсс фыркнула. — Я не собираюсь даром тратить время на чужие дома. Мои заказчики за один вечер транжирят больше, чем простой народ зарабатывает за всю жизнь. И пусть весь свет осуждает меня за наемный труд, я точно знаю: он стоит гораздо дороже, чем я запрашиваю. А если я буду работать даром, он обесценится. Знаешь, почему особенно приятно иметь комнату, обставленную самой мисс Кассандрой Эффингтон? Потому что лишь очень немногие могут себе это позволить.

— Но у тебя же есть средства.

— Деньги лишними не бывают, — отрезала Кэсси. Признаваться старшему брату, что все деньги предназначены для благотворительности, она не собиралась. Просто пока не решила, куда и кому их отдать, но не сомневалась, что возможность не замедлит представиться. — И потом, я с пользой провожу время, и…

— Тем не менее я тебя не одобряю. — Лео поджал губы. — Твое времяпрепровождение мне не нравится.

— Нравиться оно должно прежде всего мне. — Кэсси сладко улыбнулась и заметила, что глаза брата смягчились, но лишь чуть-чуть. — Лео, может, поговорим о твоей жизни? О брачных планах? Об успехе твоих начинаний и предприятий?

— Предприятиями я бы их не назвал, — занервничал брат. — Скорее…

Послышался крик, и все обернулись к повороту дороги, из-за которого вдруг вылетели всадники: Кристиан на любимом гнедом, Беркли — на соловом жеребце. Оба животных выглядели отменно. Они ритмично взрывали землю крепкими подковами, с приближением коней радостные крики толпы усилились. Соперники скакали ноздря в ноздрю. Силы были почти равными.

Кристиан держался у самой обочины, но даже издалека Кэсси видела, как напрягается все его тело и сосредоточенно хмурятся брови.

— Боже милостивый, он проигрывает! — В голосе Лео зазвенел ужас. И неудивительно: сколько себя помнила Кэсси, Кристиан никогда не терпел поражений.

— С чего ты взял? По-моему, они скачут вровень.

Лео прищурился и покачал головой:

— Им осталось еще ярдов сто, а Кристиан уже выбился из сил. Даже отсюда видно. В то время как Беркли…

— Беркли держится свободнее?

— Увы, это так.

Кассандра присмотрелась. Разница между Беркли и Кристианом не бросалась в глаза, но его сиятельство еще не исчерпал запас выносливости, а Кристиан был на последнем издыхании. На глазах у Кэсси Беркли вырвался на целый дюйм вперед.

Финишную черту Беркли пересек, почти на половину конского корпуса опережая Кристиана. Зрители взорвались приветственными криками и добродушными стонами. Часть собравшихся поспешила с холма к дороге, чтобы поздравить победителя и утешить побежденного, а остальные побрели к устланным скатертями столам, приготовленным для полуденного пиршества.

Кэсси и Лео двинулись к всадникам. Кристиан бессильно соскользнул с седла, всем видом выражая досаду, огорчение и в то же время смирение. Для человека, привыкшего побеждать, он удивительно легко воспринял свое поражение — видно, знал, как надо проигрывать с достоинством. Кэсси подавила угрызения совести оттого, что держала пари против брата, и перевела взгляд на джентльмена, благодаря которому увеличила свои сбережения.

Беркли по-прежнему сидел верхом, излучая уверенность и благодушие. Кто-то протянул ему кружку, и Беркли опустошил ее одним глотком, а потом ликующе рассмеялся. Казалось, он радуется самой жизни. Смех был настолько заразительным, что и Кэсси невольно улыбнулась.

— Беркли не женат, — словно невзначай обронил Лео. — И, насколько я понимаю, отвращения к брачным узам не питает.

— Судя по тому, что я слышала, Беркли ничем не лучше лорда Уоррена или тебя. — Кэсси решительно покачала головой. — У меня нет ни малейшего желания перевоспитывать повесу, Лео.

Она и вправду была уверена, что перед ней отъявленный повеса. И не просто из-за слухов и сплетен: об этом явственно говорили манеры Беркли, его уверенность, даже взгляд.

Беркли оглядел толпу, вероятно, высматривая свою даму. Он был хорош собой и, судя по всему, прекрасно знал это: рослый, с каштановыми, живописно растрепанными волосами. Различить цвет его глаз Кэсси не удалось. Взгляд Беркли задел ее, скользнул мимо, вернулся и снова пробежал по ее лицу. Улыбка всадника стала шире, уголки губ дрогнули, соблазняя и волнуя, точно между ним и Кэсси уже возникло нечто неопределенное, но глубоко личное. Эта улыбка интриговала, тревожила и была почти непристойной. Кэсси подчеркнуто отвела взгляд. Поощрять наглецов вроде Беркли она не собиралась.

Но Кэсси не знала, каким должен быть мужчина, чтобы ей захотелось ободряюще улыбнуться ему. Пожалуй, респектабельным, но не нудным. Интересным, но не внушающим опасений. Сильным, но умеющим сдерживать свою силу. Преданным, надежным, но не безвольным. А еще это мифическое сокровище должно любить ее, Кэсси, до конца своих дней. Короче, мужчиной ее мечты было само совершенство, не существующее в природе.

Лео сказал что-то — Кэсси не уловила смысла, но на всякий случай улыбнулась и кивнула. Наверное, брат все-таки прав, и ей давно пора отучиться привередничать, если она хочет выйти замуж. Кэсси твердо знала, что брак ей нужен не просто ради статуса замужней дамы. И если ни один мужчина в мире не заслуживает верности, остается лишь быть верной самой себе. Даже обрекая себя тем самым на пожизненное безбрачие. Что и говорить, безрадостная перспектива. Кэсси было неприятно думать, что когда-нибудь она превратится в престарелую эксцентричную тетушку детей Делии. Может быть, не тратить сбережения на благотворительность, а лучше обеспечить свое будущее? Если уж ей суждено остаться старой девой, приживалкой в семье сестры, следует позаботиться о том, чтобы не зависеть от Эффингтонов материально.

Кэсси понимала: что бы она ни ответила брату, сестре и всем прочим о своем стремлении к независимости, собственному заработку и жизни по своему вкусу, в глубине души она сама себе не верила. Точнее, верила, но не до конца.

Сейчас Кэсси отдала бы все, чтобы поменяться местами с сестрой. Стать счастливой, замужней и влюбленной. Но лучше уж вековать всю жизнь одной, чем связаться с мужчиной, не заслуживающим доверия!

Нет, Кэсси Эффингтон ни за что не станет покладистой и послушной. Даже если от этого зависит ее будущее.

3
{"b":"1151","o":1}