ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не могу представить себя бедной, — призналась Кэсси. — Мне кажется, я бы этого не пережила.

— Это все равно что… — Гвен замялась, подыскивая слово, — …неприятный запах. Но трудные времена давно позади, и теперь у меня есть все, о чем только можно мечтать.

— Даже друзья, — подтвердила Кэсси.

Некоторое время они шли в дружеском молчании. Кэсси никогда не задумывалась о том, почему у нее нет подруг: ей хватало Делии и бесчисленных родственниц. Но оказалось, что заводить новых подруг очень приятно.

— Так вот… — нерешительно начала Гвен. — Вы очень любите Реджи?

Кэсси подавила улыбку.

— Да.

— А как же лорд Идеал? — покачала головой ее спутница. — Неужели на свете существуют идеальные мужчины?

— Вряд ли. Но мне не терпится посмотреть на человека, которого пообещал представить лорд Беркли. По условиям пари мне придется подтвердить, что он и впрямь идеал. — Кэсси пренебрежительно вскинула подбородок. — Скорее всего никто из нас не выиграет и не проиграет.

— Жаль, что я не знала заранее, какие чувства вы испытываете к Реджи. Я бы ни за что не пригласила мисс Беллингем и не позволила Реджи привозить этого лорда Идеала, кем бы он ни был. Прошу меня простить.

— Не извиняйтесь. О своих чувствах к лорду Беркли я узнала совсем недавно. Присутствие мисс Беллингем просто скрасит нам визит, а может, придаст ему пикантность. Я всегда любила поединки и испытания.

— Да, испытание предстоит не из легких, — приуныла Гвен.

— Повторяю: просто кормите гостей, и почаще, и все пройдет как по маслу. Остальное разрешится само собой. — Кэсси проказливо улыбнулась. — А как — покажет время.

— Вы сегодня обворожительны, леди Пеннингтон, — прозвучал у них за спинами знакомый голос.

У Кэсси перехватило дыхание. Ей предстояло столкнуться с лордом Беркли лицом к лицу впервые с тех пор, как она поняла, что любит его. Поспешно изобразив на лице ослепительную улыбку, она обернулась.

— Реджи, вы известный льстец, и лесть открывает перед вами все двери! — мягко упрекнула Гвен, подавая руку.

Беркли поднес ее к губам.

— Гвен, вам я говорю только чистую правду. Гвен многозначительно переглянулась с Кэсси.

— Нет, он чудовищно обаятелен — себе же во вред. Или нам.

— Да, это мне уже известно. — Кэсси тоже подала Реджи руку.

— Слухи о моем обаянии сильно преувеличены, — заявил он. — Рад новой встрече с вами, мисс Эффингтон.

— Благодарю, милорд. — Кэсси высвободила руку, впервые в жизни ненадолго растеряв все слова.

— Я встретил в парке вашу сестру и узнал от нее, где вас найти. — Реджи повернулся к Гвен: — Вы не говорили, что приезжают ваши кузены.

— Наверное, надеялась, что они откажутся под каким-нибудь предлогом, — объяснила Гвен.

Реджи с усмешкой заметил, обращаясь к Кэсси:

— Гвен не слишком близка с родными.

— Родственников в отличие от друзей не выбирают, — возразила Гвен с улыбкой покорности судьбе. — Но я решила укрепить наши родственные узы. Эйдриан — порядочный человек, и я уверена, что у Констанс множество достоинств, надо лишь найти их. Реджи засмеялся:

— Дамы уже вернулись в дом, и матушка Маркуса просила привести вас — надо встретить мою маму и остальных.

— Ах да! — Гвен нахмурилась. — Простите, Кэсси. Если вы не против, закончим осмотр парка в другой раз.

— Я охотно заменю вас, Гвен, — поспешно предложил Реджи. — На этих дорожках мы с Маркусом выросли. Никто не знает парки Холкрофта лучше нас!

— Несомненно. — Гвен заговорщически улыбнулась Кэсси. — Им известны все уголки парка, где можно играть в войну. Когда Реджи с Маркусом были детьми, каждый год какой-нибудь участок парка приходилось засаживать заново — после военных кампаний растительности на нем не оставалось.

Реджи пожал плечами:

— Когда воссоздаешь походы Александра Македонского или римских легионов в розарии, без жертв не обойтись. Так устроены войны. Под натиском вооруженных отрядов не устоять даже самым крепким бутонам.

Кэсси засмеялась:

— В дни моей юности парк наших родителей постоянно нес такой же урон. Мы с братьями и кузенами вечно ухитрялись уничтожить какое-нибудь прихотливое растение, над которым годами корпел садовник. Признаться, и мы с сестрой вели себя не лучше мальчишек. — Она ослепительно улыбнулась. — Так что я не прочь увидеть, где вы играли в детстве.

— Прекрасно. — Гвен перевела взгляд с новой подруги на Реджи и обратно. — Встретимся в холле. — Она улыбнулась и заспешила по дорожке к дому.

— Милая, правда? — Кэсси проводила ее взглядом.

— По виду не скажешь, но Гвен — на редкость сильная женщина. — В голосе Реджи прозвучало восхищение.

— Да, она упоминала, что когда-то была бедна и служила гувернанткой.

— После смерти отца она осталась, без единого гроша. Титул и поместье отошли к ее кузену.

— К лорду Таунсенду? Реджи кивнул:

— Гвен не пожелала быть приживалкой в собственном доме, решила найти свое место в жизни, поступила в гувернантки и уехала в Америку. Вскоре выяснилось, что это занятие не для нее. А через пять лет Гвен вернулась в Англию за наследством и стала женой Маркуса.

— Ясно, — кивнула Кэсси.

— Почти все детство Гвен провела в пансионе для девочек. Учителя заменили ей родных. То, что теперь Гвен пытается наладить отношения с родными, о многом говорит. Например, о том, как она преуспела в жизни. — Он улыбнулся и указал на дорожку: — Идем?

Несколько минут они шагали молча. Поразмыслив, Кэсси спросила:

— Ей очень повезло, да?

— Да, все закончилось удачно, — кивнул Реджи.

— Наверное, это ужасно — иметь семью, положение в обществе, состояние — и вдруг лишиться всего по вине законов о наследовании.

— Пожалуй, — согласился Реджи.

— Лорд Беркли, почему женщинам живется так тяжело? Почему девушки, воспитанные в определенном кругу, вдруг теряют все, на что рассчитывали и что имели, только потому, что у них умирают отцы?

— Не знаю. — В глазах Реджи вспыхнуло любопытство. — Признаться, я об этом никогда не задумывался.

— А надо бы! — решительно заявила она. — Всем нам! Это несправедливо — сначала готовить молодую женщину вроде Гвен или меня к достойной жизни, а потом грубо лишать всех благ просто потому, что по закону наследником может быть только мужчина! Что им остается, милорд, этим несчастным девушкам?

— Э-э… — Он замялся. — Выйти замуж. Кэсси презрительно фыркнула:

— Вам доподлинно известно, что это нелегко. Решить выйти замуж — еще не значит найти себе пару. Я уже убедилась, что неудачный брак хуже, чем одиночество. И раз уж мы говорим начистоту, если девушка осталась без Гроша, у нее нет ни единого шанса выйти замуж за достойного человека. Исключение составляют ослепительные красавицы, у которых хватает средств, чтобы следить за собой. А что прикажете делать остальным?

— Становиться гувернантками по примеру Гвен? — с надеждой спросил Реджи.

— Ладить с детьми умеют далеко не все. — Она покачала головой и двинулась дальше по дорожке, рассуждая вслух: — Воспитание оказывает юным английским аристократкам медвежью услугу. Они умеют делать реверансы и вести хозяйство, но если на карту поставлена сама жизнь, они беспомощны. — Она распрямила плечи. — Кто-то должен встать на их защиту.

— Вы, к примеру, занялись делом, — напомнил Реджи. — И, судя по вашим гонорарам, процветаете.

— Да, но у меня есть крыша над головой и еда. И потом, мне платят в первую очередь за мое положение в обществе. Не принадлежи я к семье Эффингтонов, спрос на мою работу был бы значительно ниже.

— Но у вас явный талант.

— И тем не менее иллюзий насчет своего успеха я не питаю. И навыков выживания у меня тоже нет. Без родных и фамилии я — ничто.

— А я подозреваю, мисс Эффингтон, что вы способны добиться всего, чего захотите.

Она нерешительно улыбнулась:

— Гвен права, вы невозможно обаятельны. Он скромно пожал плечами:

— Стараюсь изо всех сил.

Кэсси сама взяла Реджи под руку, не обращая внимания на его удивленный взгляд, и они зашагали дальше, мимо самшитовых изгородей и розовых кустов. Кэсси не уставала удивляться тому, как непринужденно чувствует себя рядом со спутником, несмотря на все напряжение первых минут. С другой стороны, странно, что его присутствие порой нервирует ее. Еще ни один мужчина не пробуждал в ней неуверенности в себе. Кроме Беркли.

35
{"b":"1151","o":1}