ЛитМир - Электронная Библиотека

Виконт Беркли, Реджинальд Беркли и просто Реджи для близких знакомых, выскользнул из седла, не обратив внимания на боль в подвернувшейся щиколотке. Это было, в сущности, нетрудно. Радость победы будоражила кровь, и Реджи подозревал, что еще долго не испытает никаких ощущений, кроме восторга триумфа.

И конечно, острого любопытства.

Его сразу обступили торжествующие знакомые и сторонники, восхищающиеся чисто одержанной победой. Наконец толпа поредела: зрители разошлись собирать выигрыш.

— Прекрасная скачка, старина. — Маркус Холкрофт, граф Пеннингтон, похлопал закадычного друга по плечу и усмехнулся. — А я сомневался в тебе до последней минуты.

— Стало быть, поставил против меня? — рассеянно поинтересовался Реджи, высматривая в толпе загадочную незнакомку, которая дерзнула ответить ему взглядом в упор.

Маркус притворно ужаснулся:

— За кого ты меня принимаешь? — Но тут же добавил: — Да, чуть было не соблазнился. Эффингтон — признанный наездник, у него репутация победителя. Но кое-кто не сомневался в тебе…

— Кто это? — перебил Реджи: он заметил в толпе ту самую незнакомку и кивнул в ее сторону.

Маркус проследил, куда направлен взгляд друга, и сокрушенно прищелкнул языком.

— А это, дорогой мой Реджинальд, сестра твоего побежденного соперника.

— Так я и думал.

Разумеется, Реджи и прежде встречался с сестрами-близнецами — дочерьми лорда Уильяма, брата герцога Роксборо: и на балах, и в парках, и на пикниках. Судя по возрасту, обе девицы выезжали в свет уже добрых полдюжины сезонов. Их кузена Томаса, маркиза Хелмсли, Реджи считал одним из близких друзей. Возможно, сестрам Реджи уже когда-то представляли, но этот случай навсегда выветрился из его памяти. А мог бы и запомнить. И не просто потому, что дама, смотревшая на него из толпы, была миловидна, — поблизости насчитывалось немало таких прелестниц, — но и потому, что в ее глазах Реджи разглядел нечто особенное. В этом взгляде чувствовалась сила и притягательность. И что-то еще, отчего у Реджи на миг перехватило дыхание.

— Но которая из них?

Пеннингтон перевел взгляд с девушки на парочку, стоящую неподалеку.

— Поскольку лорд Сент-Стивенс вовсю увивается вокруг точной копии дамы, которой ты интересуешься, и ведет себя с ней как отъявленный собственник, подозреваю, что это его жена. А твоим вниманием завладела незамужняя сестричка Эффингтон. Кажется, ее зовут Кассандра.

— Кассандра… — пробормотал Реджи, с удовольствием перекатывая имя на языке, точно пробуя его на вкус. Кассандра.

— Нет-нет, не вздумай! — Маркус решительно покачал головой. — Пора остановиться.

— Ты о чем? — Реджи попытался повернуться к другу, но его взгляд словно приклеился к мисс Эффингтон. К Кассандре. Она легко и грациозно скользила в толпе.

Маркус застонал:

— А я думал, ты давным-давно разучился дарить сердце каждой встречной. Отчетливо помню, как ты клялся и божился, что будешь сдержанным в чувствах.

— Да-да, конечно, — рассеянно отозвался Реджи. Если бы мисс Эффингтон обернулась… — Хотел бы я знать, какого цвета у нее глаза?

— Да какая разница, Реджи! — Маркус придвинулся ближе и понизил голос: — Та клятва была неотъемлемой частью… как это ты выразился?

— «Сознательного стремления управлять причудами собственной судьбы».

Голубые, наверное. В самый раз к светлым волосам.

— …другими словами, избегать девиц, попавших в беду…

— Несчастной она не выглядит. — На голубоглазых блондинок Реджи был особенно падок. — Наоборот, прекрасно держит себя в руках.

— И весьма убедительно притворяется, что даже не замечает тебя.

— Ну, это известная уловка…

— Реджи, — непререкаемым отцовским тоном перебил Маркус, — мы с друзьями потратили целых полгода, спасая тебя от тебя самого. Ты, кажется, лично постановил, что если упрочить репутацию, — он кашлянул, — а говоря твоими словами — «казаться мрачным и опасным», — Маркус закатил глаза, — дамы начнут поголовно падать к твоим ногам.

— Будет тебе, Маркус. — Реджи наконец отвел взгляд от мисс Эффингтон и усмехнулся другу. — Признайся, ты повеселился на славу, пуская слухи о моих скандальных похождениях. О моих баснословных пари…

— Увы, заключенных преимущественно со мной, — уточнил Маркус, — и отнюдь не баснословных.

— О моих легендарных подвигах во славу прекрасных дам… Маркус фыркнул.

— И о дуэлях. Последнее — исключительно твоя затея.

— Притом самая удачная из всех. — Маркус самодовольно кивнул. — Блестящая мысль. Ничто не придает мужчине больше шарма, чем дуэль!

— Безусловно, но считаю своим долгом напомнить: к этим достижениям и я приложил руку, — хмыкнул Реджи.

— Надменностью и развязностью, — согласился Маркус и с любопытством взглянул на друга: — А я и не подозревал, что ты на такое способен.

Реджи скромно пожал плечами:

— Чем богаты, тем и рады.

— К сожалению, эта твоя кампания что-то не приносит плодов: у твоих ног не видно ни единой дамы.

— Так ты заметил? — Реджи в притворном отчаянии покачал головой. — Но сезон едва начался, терять надежду еще слишком рано. Думаю, триумфы вроде сегодняшнего мне помогут.

— Кстати, о триумфах… — Взгляд Маркуса ускользнул в сторону, Реджи обернулся.

К ним направлялся Кристиан Эффингтон.

— Прекрасная победа, милорд. — Эффингтон с усмешкой поклонился. — Чертовски славная была скачка, хотя мне она принесла поражение.

— Прошу прощения, — отозвался Реджи без тени сожаления.

Эффингтон рассмеялся:

— Напрасно. Признаться, много воды утекло с тех пор, как меня ставили на место у всех на виду. Но в детстве старшие братья не уставали смирять мою гордыню, то и дело обыгрывая и побеждая меня.

— Помогало? — Маркус с любопытством вскинул бровь.

— Вы про гордыню? — хмыкнул Эффингтон. — Ничуть. Его смех был заразителен. Реджи задумался, помолвлена ли его сестра.

— Дьявольски неловко заводить этот разговор, милорд, но я очутился в настолько затруднительном положении, что вынужден просить об одолжении… — Эффингтон многозначительно взглянул на Маркуса, тот вежливо извинился и отошел. Эффингтон понизил голос: — Похоже, я переоценил свои возможности и, поскольку я не в состоянии…

совершенно не в силах… другими словами, я не могу…

— Не хватает средств, Эффингтон? — небрежно уточнил Реджи.

— Именно. — Эффингтон вздохнул с облегчением. — Нелегко признаваться в этом вслух. Понятия не имею, как это вышло, но сейчас у меня не наберется денег, чтобы заплатить проигрыш. И если вы согласитесь…

— Принять от вас вексель? — Реджи снисходительно пожал плечами. — Почему бы и нет? Ведь пари-то было пустяковое — каких-то сто пятьдесят фунтов. — Последние слова Реджи произнес с такой великолепной небрежностью, словно указанная сумма для него ничего не значила. Как будто он частенько заключал миллионные пари.

— Да, но сумма, которая еще пару дней назад представлялась сущим пустяком, оказалась немалой. — Губы Эффингтона изогнулись в грустной улыбке. — Я расплачусь самое большее в течение месяца, а может, и через две недели. Весьма признателен вам за понимание.

— Это мелочи, Эффингтон.

— Если я могу что-нибудь сделать для вас…

Реджи решил, что упускать такой шанс непростительно.

— Можете. Представьте меня вашей сестре.

— Кассандре? Вы хотите познакомиться с Кассандрой? Интересно… — Эффингтон внимательно вгляделся в глаза собеседника. — Зачем?

— Зачем? — переспросил озадаченный Реджи. — Сам не знаю… — «Хочу узнать, какого цвета у нее глаза». — Она прелестна.

— Разумеется. Да, причина веская. Я сам не прочь познакомиться с миловидной особой. С другой стороны, речь идет о моей сестре. — Эффингтон прищурился. — У вас достойные намерения?

Откровенно говоря, Эффингтон, у меня вообще нет никаких намерений. Я увидел вашу сестру в толпе и захотел познакомиться с ней. Вот и все. — Реджи с досадой свел брови. — И в настоящий момент мои намерения всецело ограничены знакомством. — Совесть не замедлила уколоть Реджи, хотя он не солгал. Он просто понятия не имел, что будет дальше. Его намерения зависели оттого, как поведет себя новая знакомая.

4
{"b":"1151","o":1}