ЛитМир - Электронная Библиотека

Реджи ошеломленно застыл, глядя через стол на раздосадованную Кассандру. Слабо улыбнуться он сумел не сразу. Она слегка прищурилась и демонстративно повернулась к Драммонду.

Проклятие. Что же ему теперь делать? Невозможно избегать мисс Беллингем и одновременно вызывать ревность у Кассандры. Впрочем, судя по ее взгляду, разговор заставил ее ревновать. Тем не менее оказывать знаки внимания мисс Беллингем после ее откровенных признаний — значит укрепить ее решимость стать очередной виконтессой Беркли.

Мысленно Реджи застонал. Что это за чертовщина? Как ему теперь быть?

Теперь похищение казалось ему единственно возможным решением. Конечно, Кассандра может все равно отказаться стать его женой. Несмотря на непоколебимые представления о приличиях, она достаточно упряма и способна пожертвовать собственной репутацией, чтобы доказать, что они не пара. В конце концов, возлюбленных похищают только обладатели скандальной репутации. Мало того, новый скандал усилит его притягательность в глазах мисс Беллингем, а кто знает, как далеко она способна зайти в стремлении добиться вожделенной цели? Нет, эта девушка — сущая чертовка, она невероятно опасна!

Пожалуй, самое время открыть душу Кассандре. Рискнуть и предложить ей руку и сердце. Может оказаться, что недавний разговор наедине сблизил их.

Но Реджи вовсе не желал вновь в одиночку прыгать в бездну — он предпочел бы сделать это рука об руку с избранницей. Лишь бы не пришлось тащить ее, упирающуюся и вопящую, к краю пропасти! Но если понадобится, он готов и на это. С Кассандрой он не расстанется ни за что. Внутренний голос напомнил, что она не принадлежит ему, но Реджи отмахнулся. Да, пора что-то предпринять, и как можно скорее.

Пока Кассандра не решила, что лорд Идеал создан для нее.

Пока мисс Прелесть не превратилась в леди Беркли.

Пока дело не приняло новый неожиданный оборот и Реджинальд, виконт Беркли, не отчаялся и не укрылся от мира в тихом монастыре. Предпочтительно в том, где монахи делают крепкое бренди.

В эту минуту последнее ему бы не помешало.

Кэсси оперлась на каменную балюстраду на террасе Холкрофт-Холла, через широкую застекленную дверь наблюдая за обществом, собравшимся в гостиной. Стоять под открытым звездным небом, подставляя лицо легкому ветру, было особенно приятно после душной столовой. И кроме того, со своего наблюдательного поста Кэсси прекрасно видела всех, кто находился в комнате, а ее никто не замечал.

Она размышляла, к кому присоединиться — к компании, рассевшейся за карточным столом, или к меломанам у пианино, на котором мисс Беллингем и мистер Драммонд играли в четыре руки. Что и говорить, гармония была полной — и зрительная, и звуковая.

А может, просто схватить за руку Реджи, который увлекся беседой с лордом Пеннингтоном, Томасом и Сент-Стивенсом, утащить его в розарий и отдаться ему под прикрытием живых изгородей? Неприлично, зато соблазнительно.

Ужин затянулся до бесконечности, но оставил приятные впечатления. Мистер Драммонд оказался обаятельным соседом. Кэсси невольно почувствовала расположение к нему и, несмотря на все старания, не сумела найти в нем ни единого изъяна.

Мистер Драммонд умел шутить. Никогда еще за ужином Кэсси не смеялась так часто. Ее собеседник держался дружески, но без панибратства, флиртовал, но не был слишком настойчив, демонстрировал ум, но без тени самодовольства, и скромность, но без притворного смирения. Словом, был именно тем человеком, о котором когда-то мечтала Кэсси.

Но теперь ее тянуло к другому.

К мужчине, который в это время был предметом пристального внимания мисс Беллингем: к, изумлению Кэсси, она ухитрялась ни разу не сфальшивить ив то же время посылать обворожительные улыбки Реджи через всю комнату. Интересно, есть пи у мисс Беллингем недостатки? Вряд ли ее когда-нибудь называли эксцентричной.

Но Кэсси заметила, что Реджи почти не отвечает на взгляды мисс Беллингем. Его улыбки, адресованные ей, были просто любезными. Кэсси слегка воспрянула духом. Возможно, несмотря на оживленный разговор за ужином, Реджи равнодушен к своей соседке.

В эту минуту Реджи бдительно следил за сестрой, которая зазывно улыбалась лорду Беллингему, то и дело строила глазки мистеру Драммонду и откровенно кокетничала с Кристианом, который походил на загнанного зверя. Кэсси подавила усмешку. Поделом Кристиану: вокруг него увивается девушка, точнее, почти ребенок, ухаживать за которой он не смеет, особенно под надзором бесчисленных компаньонок. Реджи эта сцена тоже пойдет на пользу.

И все-таки этот человек — загадка. Кэсси пристально разглядывала его. Он опекал младшую сестру и явно заботился о ее будущем; с матерью он вел себя терпеливо, улыбался мученически и кротко, но, несомненно, любил ее. Лорду Пеннингтону он был давним преданным другом, как и Томасу; Гвен и Марианна расточали ему похвалы. Ничто не подтверждало сомнительную репутацию Реджи.

В сущности, Кэсси не было дела до его былых проказ. Гораздо важнее его будущее.

— Вижу, насчет Беркли ты передумала, — подошел к ней Лео.

Кэсси рассмеялась:

— С чего ты взял?

— Сестренка, я знаю тебя лучше, чем кто-либо. — Самодовольная усмешка приподняла уголки губ Лео. — Я сразу заметил: на мистера Драммонда, этот лакомый кусочек, с которым открыто флиртуют все присутствующие дамы, ты даже не глядишь, — Лео сделал паузу, — а если и смотришь, то не так, как на лорда Беркли.

— Вздор, Лео. — Кэсси судорожно обмахивалась веером, потом спохватилась и сложила его. — На лорда Беркли я смотрю, как на любого другого гостя.

Лео скептически приподнял бровь.

— Да, как на любого другого! Он усмехнулся.

Кэсси обреченно вздохнула:

— Ладно, сдаюсь. Да, представь себе, я отчасти заинтересована.

— Так я и знал. — Усмешка Лео стала шире. — Значит, ты все-таки отважилась перевоспитать повесу?

— Если понадобится. Но я думаю, Лео, что в перевоспитании он не нуждается. Мало того, — она слабо улыбнулась, — он нравится мне таким, какой есть.

— Правда?

— Увы!

— В таком случае… — Лео говорил с расстановкой, выбирая слова, — поскольку раньше ты напрочь отвергала перевоспитание и ни о ком не отзывалась так, как об этом джентльмене, можно сделать вывод, что он тебе небезразличен? И что ты даже влюблена?

— По-видимому, да.

— Ясно. — Он торжественно кивнул. — Надеюсь, необдуманных поступков с твоей стороны можно не опасаться?

— Любые мои поступки ты воспринимаешь как необдуманные. — Кэсси вгляделась в глаза брата. — О чем ты говоришь?

— Да просто у женщин есть разные способы… э-э… принудить мужчину к браку.

— Принудить? Принудить?! — вскричала она. — Как у тебя язык повернулся!

— Простоя…

Во-первых, как тебе известно, мне не разделали предложения — заметь, ни единого по принуждению! И во-вторых, неужели ты всерьез считаешь, что я позволю ему или кому-нибудь другому… скомпрометировать меня, лишь бы выйти замуж?

— Тсс! — Лео испуганно огляделся и понизил голос: — Просто пришло в голову, вот и все.

— Лео!

— Право, Кэсс, к чему возмущаться? Ты же всегда поступала так, как тебе заблагорассудится, и всегда добивалась своего.

— Но никогда не выходила за рамки приличий.

— Чаще всего — да.

— И даже если бы меня скомпрометировали, мне и в голову не пришло бы на этом основании требовать на мне жениться! — негодующе выпалила она.

— А это было бы ни к чему, — надменно заявил Лео. — На женитьбе настоял бы я.

— Ты бы и слова сказать не посмел. Даже не узнал бы. — Кэсси вспыхнула. — Не понимаю, к чему ты вообще завел этот разговор!

— Каюсь, поспешил, — мрачно согласился Лео. Признавать свои ошибки он не любил так же, как и сестра.

— Да уж! — фыркнула она, перевела дыхание и заговорила спокойнее: — Лео, у меня нет никакого желания принуждать кого бы то ни было к браку. Если дело и дойдет до свадьбы, то лишь потому, что я и мой жених этого захотим.

42
{"b":"1151","o":1}