ЛитМир - Электронная Библиотека

— Прости. Напрасно я в тебе усомнился. — Лео грустно улыбнулся. — Просто я слишком привык тревожиться за тебя, вот и не могу остановиться. Пора признать, что ты — разумная женщина, способная сама принимать решения.

Она прищурилась:

— Что-то не верится.

— И правильно, — усмехнулся он. — Я все равно не допущу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

— Какая трогательная забота! — Минуту она разглядывала брата. Не хватало еще, чтобы Лео выведал ее тайные планы и принялся ходить за ней по пятам. — Повторяю: хитростью заманивать лорда Беркли в ловушку я не собираюсь.

— Значит, волноваться не о чем. — Он смягчился. — Кэсс, я счастлив, что ты наконец-то нашла человека, за которого хочешь замуж. Я сделаю все, чтобы тебе помочь… конечно, в рамках приличий.

— Правда?

— Клянусь. Я желаю только одного — чтобы ты была счастлива в браке. Надеюсь, вскоре придет конец моим тревогам. Довольно твоих бессмысленных затей и туманного будущего!

Кэсси умолчала, что обставлять чужие дома она намерена даже после свадьбы. У нее появилась смутная мысль насчет заработанных денег. За услуги виконтессы Беркли высший свет будет платить еще щедрее, чем за работу мисс Эффингтон. О том, что Реджи может запретить ей заниматься любимым делом, Кэсси не задумывалась.

— Ты простишь меня?

— Может быть. — Кэсси помолчала. — Лео, — снова заговорила она притворно-беспечным тоном, — скажи, какого ты мнения о мисс Беллингем?

— О мисс Беллингем? — Лео перевел взгляд на разрумянившуюся музыкантшу, и у него в глазах блеснули искры. — Очевидно, того же самого, что и все мужчины вокруг. Она бесподобна. Бриллиант чистой воды. Само совершенство. Идеал. Лицо, фигура… знаешь, а ведь у нее глаза оттенка фиалок!

— Да, я заметила, — с легчайшим оттенком сарказма отозвалась Кэсси. — А еще обратила внимание, что она то и дело поглядывает на Ре… на лорда Беркли.

— Да? — Лео присмотрелся. — А тебе хотелось бы, чтобы она смотрела на кого-нибудь другого?

Кэсси усмехнулась:

— Ты же меня знаешь.

— Может, на меня?

— Почему бы и нет?

— Ради счастья сестры я готов на любые жертвы.

— Но я же не прошу тебя на ней жениться! Это воплощенное совершенство не впишется в семью Эффингтон. Просто отвлеки ее. Займи чем-нибудь, пофлиртуй. Постарайся заинтересовать. И так далее.

— Постараюсь что-нибудь придумать, — пробормотал Лео, не сводя глаз с мисс Беллингем. — Чего не сделаешь ради сестры!

— Какие только муки не вытерпишь! — язвительно поддакнула Кэсси.

— Кошмар. Не знаю, переживу ли я это испытание. — Лео криво усмехнулся, прошел по террасе, к дверям и направился к гостям, окружившим фортепиано.

Кэсси проводила его многозначительной улыбкой. В роли старшего брата Лео бывал чересчур настойчив. Но и у него имелись достоинства. Кэсси знала, что он способен очаровать любую женщину, и признавала, что он бывает неотразимым. Чувства мисс Беллингем ее не волновали — хватало забот и о самой себе.

Обернувшись, она засмотрелась в сторону темнеющего розария. Кэсси не понимала, как ей пришло в голову признаться в своих чувствах Реджи. Она не знала даже, когда разобралась в них сама. Но сегодня она почти утвердилась в своем решении и радовалась только, что не стала спешить. Если окажется, что Реджи равнодушен к ней, лучше узнать об этом наедине, а не в переполненной гостиной.

Заманивать Реджи в ловушку хитростью Кэсси не собиралась, но, несмотря на все заверения в разговорах с Лео и Делией, мысль о запретных наслаждениях уже пустила корни в ее голове.

Только от поцелуев Реджи у нее подгибались ноги и слабела воля. Только о нем Кэсси думала день и ночь. Только его полюбила. Если не удастся выйти замуж за него, ей никто не нужен. Но лежать в одной постели, в его объятиях, предаваться плотской любви… нет-нет, об этом непозволительно даже мечтать.

Господи, что это с ней? Кэсси вдруг обнаружила, что не только не боится скандала — напротив, втайне жаждет его. Замужество манило ее, Реджи казался желанной добычей. Ради него Кэсси была готова даже двинуться по сомнительному пути, пренебрегая последствиями.

Самое время во всем ему признаться. Махнуть рукой на осторожность и открыть большую охоту на возлюбленного.

— Сходство с французским фарсом поразительное, не правда ли? — прозвучал у нее над ухом голос Реджи.

Она с улыбкой обернулась и кивнула в сторону гостиной:

— А сколько любопытных подводных течений!

— Действительно. Притом довольно…

— Бурных?

Он рассмеялся.

— В лучшем случае. — Реджи скрестил руки на груди, прислонился к балюстраде и указал подбородком на игроков: — Возьмем, к примеру, вон ту компанию: матушка Маркуса поддерживает давние интимные отношения с джентльменом, который сидит напротив. Это семейный поверенный, мистер Уайтинг.

— Вот как? Реджи кивнул.

— А еще я заметил, как за тем же столом моя собственная мать кокетничает с полковником Фаргейтом.

— В гостиной вообще царит атмосфера кокетства, — засмеялась Кэсси. — Мисс Хиллиард, похоже, помолодела на добрый десяток лет, мисс Фаргейт разошлась не на шутку.

— Да, впечатляющее зрелище. Трудно уследить, кто и как ведет стрельбу глазами, — хмыкнул Реджи. — К счастью, невинный флирт не мешает моей матушке бдительно следить за моей сестрой. — Он прерывисто вздохнул. — А Люси, судя по всему, твердо решила покорить всех присутствующих джентльменов до единого.

— В рамках урока?

— Терпеть не могу это слово, — буркнул он.

— Но главный предмет ее внимания — Кристиан. — Кэсси некоторое время изучала группу у фортепиано. — К вящему огорчению юного лорда Беллингема, который, кажется, уже влюблен в вашу сестру.

— Удивительно, — помрачнел Реджи.

— Скорее забавно.

— Вы об этом? — Реджи кивнул в сторону гостиной.

— И об этом тоже, но в первую очередь о вас. Он приподнял бровь.

— Я вас забавляю? Каким же образом?

— В данный момент — прежде всего неуемным стремлением опекать младшую сестру. — Она пожала плечами. — Странно, тем более при вашей репутации. Впрочем, вам лучше, чем кому-либо, известна порочная мужская натура.

— Мне?.. Да, конечно. Вы правы. — Он заколебался, не зная, стоит ли продолжать. — Кстати, насчет моей скандальной репутации…

— Да?

— Давно хотел вам сказать… пожалуй, теперь самое время… Для чистосердечных признаний, и так далее. — Он долго смотрел ей в глаза, потом тяжело вздохнул. — Я хочу измениться.

— Правда?

— Да. — Он помедлил, подбирая слова. — Вскользь брошенное за ужином замечание заставило меня задуматься…

— Замечание из уст мисс Беллингем? — беспечно уточнила Кэсси, скрывая удивление.

Он кивнул:

— Именно так.

— Вы готовы измениться только из-за слов, оброненных мисс Беллингем? — с расстановкой спросила Кэсси, чувствуя, как в глубине живота затягивается некий узел.

— Господи, конечно. — Реджи закивал. — Этой леди не откажешь в решимости.

Кэсси широко раскрыла глаза: — В решимости?

— Она всегда добивается своего. — Реджи взглянул на мисс Беллингем. — По виду и не скажешь, но похоже, у Фелисити железная воля.

— У Фелисити? — Узел затянулся.

— Так ее зовут, — пожал плечами Реджи. — Но лично я предпочитаю думать о ней как о мисс Беллингем. Да, обращаться к ней по имени — верх неприличия, но за городом понятия об этикете становятся расплывчатыми и растяжимыми. Впрочем, вряд ли я буду звать ее Фелисити в лицо или за глаза.

Поверх первого узла завязался еще один.

— Разве что в разговоре со мной?

— Конечно, но ведь мы с вами друзья. Мы можем быть откровенны друг с другом. — Он усмехнулся. — При любых обстоятельствах.

— Значение откровенности сильно переоценено, — пробормотала себе под нос Кэсси и спросила вслух: — Насколько я понимаю, вы решили стать другим ради мисс Беллингем?

— Совершенно верно. — Реджи подумал, потом широко открыл глаза и вдруг яростно затряс головой. — Да нет же, совсем нет! Не ради мисс Беллингем, а из-за мисс Беллингем! Это совсем другое дело.

43
{"b":"1151","o":1}