ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я ни за что не подниму руку на женщину, — произнес он, а потом медленно и лукаво расплылся в улыбке. — Хотя я не прочь положить тебя на колени и хорошенько отшлепать.

Она радостно вскрикнула:

— Реджи!

— Кассандра… — Он глубоко вздохнул. — Сначала нам надо поговорить…

— Да? — Она легко коснулась губами его губ. — Пока еще не поздно.

— Уже слишком поздно. — Она прихватила зубами его нижнюю губу и ощутила, как он напрягся всем телом.

— Ты знаешь, к чему ведут скандалы? — Его голос звучал странно, будто Реджи с трудом сдерживал себя. Превосходно.

Она покрыла поцелуями его подбородок.

— Знаю. Мне все равно.

— Но почему? — Он судорожно сглотнул.

— Потому… — «Потому что я люблю тебя». Но эти слова так и не слетели с ее языка. — Потому что мне уже двадцать четыре и меня считают эксцентричной особой. Потому что я впервые встречаю мужчину, рядом с которым не боюсь даже скандалов. Впервые в жизни меня к кому-то влечет. — Она приложила ладонь к его щеке и заглянула в глаза. — К тебе.

— Понимаю, — отозвался он.

— Правда?

— Нет. Но я и не надеюсь когда-нибудь научиться понимать тебя.

От этого намека на общее будущее у нее захватило дух. Он поднес ее руку к губам и поцеловал в самую середину ладони. Кэсcи вздрогнула от удовольствия.

— Надо вернуться к остальным, пока нас не хватились, — произнес он так решительно, что в первый момент Кэсси не поверила своим ушам. — И поговорить при первом же удобном случае.

— А это обязательно?

— Да, если мы не хотим стать жертвами скандала.

— Уж лучше скандал.

— А я другого мнения.

— Мне казалось, ты привык, что о тебе сплетничают. — Она коснулась ладонями его груди и почувствовала, как напряглись упругие мышцы.

— Это было раньше, — поспешил объяснить Реджи, — но теперь я стал другим…

— С перевоспитанием можно и подождать. — Кэсси провела по его груди обеими руками.

Он перехватил их и заглянул ей в глаза.

— Для серьезного разговора сейчас не время. И место неподходящее, как и для всего остального.

— Представляю себе всевозможные укромные уголки — уютные местечки для серьезных разговоров… и всего прочего, — обольстительно выговорила она, удивляясь самой себе. Конечно, она и раньше флиртовала, но так открыто, смело, призывно — никогда.

— Не сомневаюсь. — Он решительно отстранил ее и отступил.

Подбоченившись, она вспыхнула:

— Да что с тобой такое?

— Ничего. Абсолютно. — Ответ прозвучал неубедительно.

— Я тебе не верю. Я здесь, у тебя есть шанс, а ты медлишь!

— Я сам предпочитаю выбирать время и место! — надменно отрезал он.

— Но не партнерш, судя по твоей репутации. — Ее досада мгновенно усилилась. — А может, их тоже?

— Я… я… — Он распрямил плечи. — Честь у девственниц я не похищаю.

— Даже если девственницы не против?

— О, у этих особенно.

— Но я же согласна! — Эти слова вырвались вопреки ее воле, кровь бросилась ей в лицо.

— Кажется, я выразился ясно. — Реджи схватил ее за руку и потащил к лестнице. — Возвращаемся в гостиную. Немедленно.

— Зачем?

— Затем. — Он резко остановился и развернул ее лицом к себе. — Кассандра, смущающая мужчин, у меня свои правила, и они касаются не только слишком бойких девиц, но и времени и места для подобных занятий. А если мы останемся здесь, я не поручусь, что тебе ничто не угрожает.

— А я и не прошу!

— Это необходимо мне. — Он впился в нее взглядом так, что у нее замерло сердце. — Обидеть тебя я не позволю никому, в том числе и себе. Поэтому я не лишу тебя невинности на голой земле, под розовым кустом, в разгар светскою приема. Да, я помню, что ты сама предложила ее мне. Но ты заслуживаешь лучшей участи.

— Да?

— Конечно. — Он улыбнулся насмешливо и ласково. — Ведь ты же всем известная чудачка мисс Эффингтон.

Никогда еще обидное прозвище не радовало Кэсси так, как в эту минуту.

— А ты — пресловутый лорд Беркли.

Посмотрев на нее, он покачал головой и повел ее к лестнице:

— Если мы не вернемся к гостям немедленно, ты станешь погубленной мисс Эффингтон.

— Если уж погибать, — возразила она, — то по вине пресловутого лорда Беркли.

— Боже мой! — простонал он, добавил что-то неразборчивое и бросился вверх по лестнице почти бегом, увлекая за собой Кэсси.

В ней плескалась чистая, ничем не замутненная радость. Возможно, понять мужчину еще проще, чем ей казалось.

Да, в любовных делах ей недостает опыта, но и она способна понять, что мужчину влечет к ней. А Реджи тянуло к ней точно так же, как ее — к нему.

Но что могло помешать обладателю сомнительной репутации восторжествовать победу, да еще на условиях полной капитуляции противника?

Кэсси вдруг рассмеялась, а Реджи снова что-то пробормотал. Пусть себе ворчит! В эту минуту Кэсси была абсолютно уверена: пресловутый лорд Беркли влюблен в эксцентричную мисс Эффингтон.

Надо лишь заставить его признаться в этом, и, если повезет, дальше все пойдет само собой.

Глава 12

Общаясь с прекрасным полом, не следует забывать: его представительницы не всегда говорят именно то, что думают. И горе тому мужчине, который не уловит разницу.

Энтони, виконт Сент-Стивенс

— Так что же мне делать? — В голосе Реджи послышалось нетерпение.

Маркус и Томас расхаживали вокруг бильярдного стола. Стояла глубокая ночь. Дамы давно разошлись по спальням, а джентльмены перебрались в бильярдную Холкрофт-Холла и занялись игрой, а заодно и дегустацией благородного бренди и дорогих сигар.

Конечно, Драммонд выигрывал одну партию за другой, притом так добродушно, что побежденные и не думали обижаться. Даже Реджи понял, что питать неприязнь к этому человеку практически невозможно. Он никак не мог уразуметь, каким образом Драммонд проиграл Кристиану — казалось, лорду Идеалу везет во всем. Оба брата Эффингтон и Сент-Стивенс играли в бильярд превосходно, Таунсенд время от времени делал успехи, а юному Беллингему предстояло еще многому научиться. Уайтинг и полковник Фаргейт сначала следили за игрой, затем удалились.

Спустя долгое время друзья остались в бильярдной втроем.

— Я жду ответа, — напомнил Реджи. Маркус пристально изучал стол.

— Не понимаю, что тебя смущает. — Он прицелился и ударил кием по шару. — Ей нужен ты. Тебе нужна она. Что делать? По-моему, это очевидно.

— Только не забывайте: речь идет о моей кузине, — вмешался Томас, взяв на изготовку кий. — Как будущий герцог Роксборо и в конечном итоге глава семьи, я обязан стоять на страже интересов Кассандры.

— Разумеется, я женюсь на ней! — возмутился Реджи. — Если бы я хотел просто обольстить ее, я бы не советовался с тобой.

— За что я тебе весьма признателен, — отозвался Томас, сделал удар и выпрямился. — Но в остальном я согласен с Маркусом. В чем затруднение?

— Их множество. — Реджи свел брови, глядя в свой стакан, наполненный бренди. — И первое заключается в том, что я обманул ее. Она принимает меня не за того, кто я есть на самом деле.

Томас и Маркус переглянулись.

— Мало того! — Реджи вздохнул. — Она готова лечь со мной в постель…

Томас многозначительно откашлялся.

— Прошу прощения, — поморщился Реджи. — И все-таки речь именно о постели. Кассандру влечет ко мне в плотском смысле слова, и если в принципе я способен…

Томас снова кашлянул, положил кий на стол и залпом опустошил свой стакан.

— Что с тобой? — спросил Маркус у маркиза.

— Ничего. — Томас покачал головой. — Просто подчас нелегко обсуждать семейные дела с давними друзьями. Но я, — он распрямил плечи, — приложу все усилия, чтобы впредь относиться к Кассандре, как к предмету твоего внимания, а не только моей кузине. — Он испытующе посмотрел на Реджи: — Ты ведь неравнодушен к ней?

Маркус усмехнулся:

— Он в нее влюблен.

— Опять? — вскинул бровь Томас.

45
{"b":"1151","o":1}