ЛитМир - Электронная Библиотека

— Женщины семейства Эффингтон не пасуют перед трудностями, — добавил Томас.

— В таком случае попробую порадовать ее. — Реджи кивнул и бросился к двери.

— Ты намерен объясниться прямо сейчас? — окликнул его Томас. — Уже очень поздно. Она давно спит.

— Разбужу, — пообещал Реджи. — Ждать я не желаю. Спасибо за поддержку вам обоим.

— Он решил ворваться к ней в спальню среди ночи, — сказал Томас Маркусу. — Надо его остановить. Иначе придется защищать ее честь. Пристрелить его и все такое.

— А можно просто сыграть еще партию, — предложил Маркус.

Что ответил Томас, Реджи уже не слышал.

И не жалел об этом. Он торопливо прошел по коридору и поднялся по лестнице. В планы Реджи входило только признаться в любви эксцентричной и неотразимой мисс Эффингтон. Но если вспомнить ее недавний энтузиазм… Реджи усмехнулся и запрыгал через две ступеньки. Погибнет она ненадолго — ведь он твердо решил жениться. И как можно скорее.

Значит, он боится брака? Или перспективы провести остаток жизни с одной и той же женщиной? Ха! С Кассандрой — ничуть. С ней не соскучишься, не затоскуешь по приключениям и бешеным страстям.

Реджи заранее узнал, какую комнату отвели Кассандре: пятую от лестницы, по северной стороне коридора. Отсчитав двери, он глубоко вздохнул, постучал и мысленно выразил надежду, что дверь не заперта. Он нажал надверную ручку, приоткрыл дверь и проскользнул в комнату.

— Кассандра! — тихонько позвал он, прикрывая за собой дверь.

Со стороны постели раздался низкий сонный стон.

В незашторенное окно заглядывала единственная звезда. На постели Реджи разглядел только удлиненный холм.

Он подступил поближе, но не слишком близко. Ему требовалось, чтобы Кассандра внимательно выслушала его, а увидев ее под одеялом, он боялся отвлечься.

— Ничего не говори, просто слушай.

Вздохнув еще раз, он задумался, подыскивая слова. И не нашел ни одного. Черт возьми, почему ему так трудно говорить?

— Я не хочу, чтобы в Лондоне ты, встречалась с Драммондом, — выпалил он. — Или еще с кем-нибудь. Я… неравнодушен к тебе. Больше, чем к кому-либо другому.

Сцепив руки за спиной, он начал вышагивать по спальне.

— Я помню, что ты мечтала совсем о другом мужчине. Бог свидетель, я не идеал и никогда им не стану, но я готов исправиться. По-моему, мы прекрасно подходим друг другу, ты и я. Подходим по всем статьям, а когда я тебя поцеловал…

С постели донесся сдавленный звук.

— Ладно-ладно, когда ты целовала меня, я сдержался чудом. А ты умеешь настоять на своем! Впервые встречаю женщину, которая сводит меня с ума. Для меня это очень важно, хоть я, признаться, и ошеломлен…

Он тяжело вздохнул.

— Нам надо о многом поговорить, но в другое, более удобное время и в ином месте, потому что видеться в спальне нам неприлично. Надо спешить, пока я не натворил глупостей и… — Он осекся. — Теперь твоя очередь. Говори. А если тебе нечего сказать, я просто уйду, забуду о случившемся, и мы по-прежнему будем друзьями… Нет, постой, я совсем не то хотел сказать! — спохватился он. — Я не хочу уходить, да и не могу, пока не узнаю твое решение.

— Я не прочь встретиться с тобой в Лондоне, Беркли, — донесся с постели низкий мужской голос. — Но боюсь, ты мне все-таки не пара.

Желудок Реджи мгновенно сжался в тугой ком.

— Лео Эффингтон, если не ошибаюсь?

— Верно. — В голосе засквозила насмешка. — Странно, совсем не помню, чтобы мы целовались.

— Прошу прощения, я ошибся. — Реджи попятился к двери. Как он мог обсчитаться? — Еще раз прошу меня простить.

— Стойте! — велел Эффингтон. — Будьте любезны выслушать меня, не сходя с места. Если понадобится, я встану и остановлю вас, но, поскольку я сплю раздетым, я бы предпочел не вылезать из-под одеяла.

— Прекрасная мысль, — буркнул Реджи. Ему не улыбалось вступать в конфликт с раздраженным и голым старшим братом Кассандры. В сущности, такого человека было бы неплохо иметь на своей стороне, но на это Реджи даже не смел надеяться. Он холодно напомнил: — Сейчас не время и не место для серьезных разговоров, Эффингтон.

— Позвольте напомнить, что вы пробрались ко мне в комнату с заявлениями… — Эффингтон запнулся. — Кстати, о чем вы тут толковали?

Реджи нахмурился.

— О любви, конечно.

— Любовь вы ни словом не упомянули.

— Неправда! — Реджи попытался припомнить, что именно он наговорил. — Я отчетливо помню, как сказал, что люблю тебя… то есть ее.

— Ничего подобного вы не говорили. Да, сказали, что неравнодушны к ней. Что никогда и ни к кому не испытывали таких чувств. В целом речь убедительная…

— Благодарю, — сухо бросил Реджи.

— Но слова «любовь» вы не произносили, — заключил Эффингтон.

— Произносил, только мысленно.

— Я этого не слышал. И знаете, что я вам скажу, Беркли? На вашем месте, собираясь вломиться в чужую спальню среди ночи, я бы сначала побродил в темноте по парку и отрепетировал речь. Такой урок никогда не помешает.

— Урок! Опять урок! — поморщился Реджи.

— Я просто посоветовал.

— Премного благодарен.

— Как я понимаю, ваши намерения благородны? Вы хотите жениться?

— Да.

— Тогда могу дать вам еще один совет.

— Так я и думал.

— Женитесь на ней, Беркли, — предостерегающе произнес Эффингтон, — а уж потом обольщайте.

— Ценное предложение. — Конечно, на самом деле это она его чуть не обольстила… Реджи отогнал опасную мысль.

— Другой последовательности событий я не потерплю.

— И правильно сделаете.

— Я слышал о ваших победах на дуэлях… Реджи мысленно застонал.

— Мне бы не хотелось вызывать вас на поединок, чтобы отомстить за честь сестры, но если придется, я не стану колебаться ни секунды.

— Ничего другого я и не ожидал.

— И я потребую, чтобы вы на ней женились.

— Интересно, в какой момент? — осведомился Реджи.

— Что?

— До выстрела или после? Эффингтон задумался.

— Еще не решил.

— В таком случае я вас покидаю, а вы пока подумайте. Всего хорошего, приятных вам снов. — Реджи шагнул к двери и открыл ее.

— Беркли. — Голос Эффингтона звучал ровно. — Желаю вам удачи. В брачной охоте, разумеется. Надеюсь, завладеть добычей будет не так трудно, как вам кажется.

— Увидим. — Реджи вышел в коридор.

— Могло быть и хуже. — Эффингтон усмехнулся, а Реджи прикрыл дверь.

Напрасно он вообще решил сегодня же поговорить с Кассандрой. Да и разговор с ее братом не радовал. Реджи не понимал, как он мог перепутать комнату — скорее всего под воздействием бренди. Но повторять попытку он не собирался. Кто знает, куда еще он угодит? Завтра же надо разыскать Кассандру и во всем ей признаться. И не повторять сегодняшних ошибок.

« Реджи шел к себе, когда одна из ближайших дверей вдруг скрипнула. Без предупреждения его втащили в темную комнату и захлопнули дверь. — Что?..

Чья-то ладонь зажала ему рот, упругое тело придавило его к двери.

— Тсс! — прошипела Кэсси. — Тихо! — Она осторожно убрала ладонь. — Лео не должен знать, что вы у меня.

— Да, иначе беды не оберешься, — согласился Реджи. В комнате было так темно, что даже стоящая совсем рядом Кассандра казалась черной тенью.

— Что вы здесь делаете?

— Хотел поговорить с вами наедине.

— Зачем же ворвались к Лео?

— Я думал, это ваша комната. Она подавила смешок.

— Наверное, забавно было, когда все выяснилось.

— Забавно — не то слово.

Внезапно он понял, что Кассандра одета только в тонкую ночную рубашку, сквозь ткань которой ее тело так и пышет жаром.

— О чем вы хотели поговорить?

— О нас. — Неожиданно для себя он обнял ее, и ему показалось, будто ткань растворяется под пальцами. — Но теперь я вижу, что спешил напрасно.

— Почему? — Ее шепот вдруг стал соблазнительным и манящим.

— Потому что это слишком опасно. Очень. — Он не верил своим ушам. Сбылось именно то, о чем он мечтал.

— И в высшей степени неприлично? — Она погладила его грудь.

47
{"b":"1151","o":1}