ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это вызов на дуэль? — изумленно спросила Кэсси. — С Лео? Из-за меня?

Реджи улыбнулся ей доверительно и почти нежно. Эта улыбка обещала все, чего опасался Лео и о чем мечтала Кэсси.

— Вот именно.

— Но Лео прекрасно стреляет!

— Это не имеет значения, — сказал Реджи. — Он оскорбил вас — остальное не важно.

— О Боже… — Если у Кэсси и оставались сомнения, теперь они развеялись. — Это так… благородно с вашей стороны!

Его улыбка стала шире.

— Вы и вправду так считаете?

— Разумеется! — Она кивнула и обольстительно улыбнулась ему. И бросилась бы к нему в объятия, чтобы завершить начатое вчера ночью, если бы не Лео и, возможно, прочие случайные зрители.

— Так что вы скажете, Эффингтон? — Реджи буравил взглядом Лео.

— В крайних мерах нет нужды — я имею в виду дуэли. Скверное это занятие. — Лео повернулся к Кэсси: — Прошу меня простить, Кэсс.

— За что? — Она скрестила руки на груди.

— За… — Лео задумался, очевидно, сам не понимая, за что извиняется. — За то, что я решил, будто ты подчиняешься не рассудку, а сердцу.

— Неплохо сказано, Эффингтон, — заметил Реджи.

— Благодарю, — усмехнулся Лео.

— Да, извинение более чем приемлемое, — согласилась Кэсси.

— Вот и отлично. — Лео закатил глаза. — Кэсс, мне правда очень жаль. Прости, вчера я напрасно подозревал, что Беркли у тебя в спальне. Честно говоря, сейчас я рассчитывал застать вас лежащими на земле…

— Лео! — воскликнула Кэсси.

Чтобы не расхохотаться, Реджи закашлялся. Он сам не понимал, что его насмешило. В происходящем не было ровным счетом ничего забавного.

— Прошу прощения, Беркли, — нехотя продолжал Лео. — Я зря считал, что вы способны на такие вольности.

Лицо Реджи осталось непроницаемым, но в глазах плясали смешинки.

В эту минуту Кэсси продала бы душу, лишь бы заполучить пистолет.

— Но при этом ты не сомневался, что я допущу подобные вольности? Или, хуже того, сама спровоцирую их? — Она подступила к брату вплотную и приставила указательный палец к его груди. — Ты думал, я наброшусь на него, собью с ног и усядусь сверху?

У Реджи вырвался странный сдавленный звук. Кэсси пропустила его мимо ушей: с этим можно было повременить. — Так что же? — настойчиво спросила она.

— Кэсс, прекрати, это нелепо и неприятно. — Лео схватил ее за руку, отвел в сторонку, наклонился и понизил голос: — Ты забываешь, что я присматриваю за тобой всю жизнь.

— Ради Бога, Лео, незачем…

— Раньше это было ни к чему, возможно, ни к чему и теперь, но я же вижу, как он пожирает тебя глазами! Бог свидетель, я сам не раз так смотрел на женщин, которых, откровенно говоря, вожделел. Мало того, ты отвечаешь ему таким же взглядом! Еще ни одним мужчиной ты не увлекалась так, как Беркли. — Голос Лео стал жестким. — Нет, на произвол судьбы я тебя не брошу. Я всю жизнь буду жалеть, что мы проморгали Делию.

Кэсси фыркнула.

— Можешь жалеть сколько угодно. Зато Делия счастлива!

— Ей просто повезло. — Глаза Лео сузились. — Имей в виду, если понадобится, я буду сторожить тебя день и ночь. Второго скандала в семье я не допущу.

— Это не тебе решать, — прошипела Кэсси. — Своей жизнью я распоряжаюсь сама.

— Мой долг — оберегать тебя, — отчеканил Лео голосом фанатика.

Нет, прежде чем пристрелить, придется хорошенько помучить его.

Реджи прокашлялся.

— Поскольку обо мне все забыли, хотя мне и любопытно послушать, о чем это вы гам шепчетесь, предлагаю вам продолжить в другой раз, а пока вернуться к остальным. Вы, кажется, проголодались, Эффингтон.

— Верно. — Лео облегченно улыбнулся, всем видом намекая, что мужская дружба абсолютно недоступна пониманию женщин.

Придется все-таки взять себе за правило не расставаться с пистолетом.

— Продолжим позднее, Лео. — Она круто развернулась и направилась к ждущим лошадям.

Кэсси не могла припомнить, когда в последний раз была так зла на брата. Разве он до сих пор не понял, что она в состоянии сама принимать решения? В конце концов, ей двадцать четыре года, и если она решила стать жертвой скандала и погибнуть, значит, так тому и быть! Как обидно все-таки быть женщиной! Особенно без пистолета в кармане.

Подсаживать Кэсси в седло одновременно вызвались и Реджи, и Лео. Брата она обожгла презрительным взглядом, он слабо улыбнулся и покорно отступил.

Реджи помог ей забраться в седло с такой учтивостью, что даже Лео не нашел, к чему придраться. Руки Реджи коснулись ее талии, не отклонившись ни на дюйм и не задержавшись дольше положенного. Все это лишь укрепило решимость Кэсси нанести какое-нибудь увечье брату, когда поблизости не будет Реджи. Убедить, что она в силах постоять за себя, а заодно и заверить, что она способна рассуждать здраво.

— Благодарю, милорд, — холодно произнесла она.

— Не за что, мисс Эффингтон. — Уголки его губ приподнялись в улыбке, напоминающей о тайнах и обещаниях.

Улыбку Кэсси сочла идеальной.

Все трое двинулись в обратный путь. По дороге говорили мало, только Реджи и Лео обменялись парой вежливых замечаний. На брата Кэсси подчеркнуто не смотрела.

С Реджи она провела наедине считанные минуты, он не отвечал на ее вопросы и не делал признаний, и тем не менее его натура приоткрылась Кэсси с неожиданной стороны. Мало того, он был готов вызвать Лео на дуэль за оскорбление — что это, если не свидетельство его чувств к ней? Кажется, мужчины рискуют жизнью только ради тех, кого любят.

Сама Кэсси была безнадежно влюблена и давно перестала бороться с влечением. Предвкушение то и дело охватывало ее, она украдкой улыбалась.

Никогда еще путь, ведущий к гибели, не казался ей столь заманчивым. И восхитительным.

Глава 14

Женщины — хрупкие, утонченные существа, способные подарить нам сердце и вознести на небеса одним-единственным взглядом.

Роберт, виконт Беллингем

Лео оказался верен своему слову.

Вышагивая по периметру спальни, Кэсси тщетно пыталась убедить себя, что стрелять в родного брата неразумно.

На вчерашнем пикнике, весь минувший день, вечер и сегодняшний день Кэсси находилась под неусыпным надзором Лео и Кристиана. А когда братья вдруг куда-то исчезали, пропадал и Реджи. Между тем мисс Беллингем успешно вела завоевательную кампанию. Правда, пока Реджи отвечал ей равнодушием, но лишь мертвец не воспылал бы страстью от жеманных поз и взглядов мисс Прелесть. И Кэсси ничего не могла поделать, кроме как напоминать себе, что в чувствах Реджи она уверена. Но побыть с ним наедине ей никак не удавалось в отличие от мисс Беллингем.

Зато когда все мужчины уезжали на охоту или еще куда-нибудь и братья переставали маячить у нее за спиной, Кэсси хватало времени поработать над эскизами для дома Реджи. И всласть поболтать с Гвен.

Сегодня перед ужином Реджи лично одобрил эскизы. Разумеется, одобрение было высказано не в интимной обстановке, а в присутствии его матери, сестры и почти всех прочих гостей Гвен.

Мисс Беллингем эскизами не заинтересовалась. Странно, подумала Кэсси, в этом чувствовалось что-то Тревожное. А мистер Драммонд не поскупился на похвалы, и Кэсси чуть не разрыдалась от досады, когда поняла, что братья и ухом не повели бы, даже если бы она у них на виду утащила мистера Драммонда в постель. Очевидно, Лео и Кристиан считали, что угрозу для добродетели Кэсси представляет только Реджи, но никак не Драммонд, не лорд Таунсенд и никто из неженатых джентльменов. У Кэсси даже мелькнула мысль, что братьям наскучило ждать, когда она наконец выйдет замуж, и они решили поторопить события, но каким-то диковинным способом.

Кристиану приходилось не только опекать сестру, но и самому искать защиты. Люси следовала за ним неотступно, как тень, хотя Кэсси могла отдать девушке должное: действовала она умно и тонко. Человек, не посвященный в планы Люси выйти за Кристиана замуж, ни за что бы не догадался, какие цели она преследует.

52
{"b":"1151","o":1}